Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
- Я сегодня встречался с продюсером, - говорит мне Тим. Он заходит ко мне в комнату, может быть, потому что нет Марты. Разваливается на кровати.
- И?
- Ну он ищет себе мужа, судя по всему.
- Тим, соглашайся.
- Он, судя по всему, в будущем будет одним из мега-крутых. Знаешь, какое шоу он сейчас продюсировал.

- Ага, и наверное англичанин?
- Ну да, такой типичный.
- И наверное, у него отличный дом.
- East London, отличный дом.
- Соглашайся, я буду фотографом на свадьбе. Что тебе этот Нестор. Деревенский мальчишка с Канар.
- Елена, - улыбается он.
- Ну ладно, ладно. Чисто меркантильные мысли, - говорю я. Я все время требую, чтобы они наконец определились, пришли ко мне снимать love story или свадьбу. На прошлой неделе в субботу я сказала Сафии, надо сказать Сафия была абсолютно пьяна, что я буду снимать ее свадьбу. Сафия немедленно сообщила об этом Лоре. Лора, естественно, пришла в бешенство, сказав, что какая на хрен свадьба? Это все делается не так. В общем, был скандал. Мы с Конрадом и Майком тихонечко пошли домой, - и, конечно, - продолжаю я, - ты даже не сказал ему про Нестора, да? Решил подождать.
- Англичане, ты же знаешь они какие, очень медленные. Был бы бразильский-итальянский-испанский парнишка, немедленно бы полез целоваться. С англичанами можно тянуть резину целый год.
- Ага, а там разберешься. Отличный дом, известный продюсер. А мы подтянемся, - говорю я.
- Иди ты, - беззлобно отвечает Тим. Мы же, типа, все про любовь. Мы же все не про деньги.

- И что, суббота вечер, а мы все дома? Стыд и позор. Суббота, Лондон, вечер, а мы все дома? Я так не играю.
- Елена, - говорит Ага, - мы все старые уже. Сейчас чай выпьем и по постелям.
Ага-Агнешка, ныне сценарист, когда-то жила в нашем доме. В той комнате, где сейчас живет Тим, где когда-то жила я. Приехала на неделю. Скучает по Лондону. Она еще мой универ закончила. Хотела с ним судиться, потому что это чистый обман и надувательство. И, конечно же, наш дом принимает всех, кто когда-то в нем жил. У Конрада в комнате места много.

И пока я размышляю о том, не сгонять ли в Теско за бухлом, ко мне заглядывает Тим:
- Елена, через пятнадцать минут идем в паб.
- Ок, - говорю я. Я на самом деле, уже позвонила Вариному папе пообщаться.
- Что, соскучилась? - спрашивает он с сарказмом.
- Совесть замучила, - отвечаю я.
- По поводу чего?
- Давно не звонила, - говорю.
И мы молчим, потому что молчим.

На самом деле, мне надо много чего рассказать. Но почему-то молчим. Трудно говорить, когда далеко друг от друга. У каждого своя жизнь.

Если идти в сторону Роман роуд, на противоположной стороне улице в квартире номер шестьдесят один живет дедушка, он всегда стоит в открытой двери и машет мне рукой. А в квартире номер шестьдесят два живет чернокожий парнишка. Торгует травой. Сегодня у него вечеринка. У него часто вечеринки. Мы идем мимо и из открытой двери несет марихуаной.
- А ты куришь траву? - спрашивает меня Тим.
- Я уже вышла из этого возраста, - отвечаю.
- В России курят траву? Твои знакомые в России курят траву.
- Тим, у меня в Москве немножко другие знакомые. Они не курят траву.
- Ага, значит они нюхают кокс.
- Нет, Тим, это немножко другой уровень. Я из другой лиги.
- Ага, - говорит он, - то есть ты там почтенная мадонна с детьми и все друзья у тебя такие.
- Нет, Тим, ты не понимаешь. Здесь мы немножко все маргиналы. Ну если по-честному, даже не немножко, так ведь? А там я в другой лиге. Хотя все равно аутсайдер.
- Понятно.

В пабе многолюдно, шумно и воняет рыбой. Паб под мостом, пять минут хода. Одни сплошные англичане. Молодые и красивые. Никаких тебе иммигрантов. Ну, кроме нас. Два поляка, одна русская и один австралиец. Впрочем, мы с Агой - туристы нынче.
- Знаешь, мне иногда нравится вот так сидеть и наблюдать за толпой. Мне просто необходимо это, - говорю я Конраду. Даже если приходится тратить деньги на это.
- Мне тоже, - отвечает он.
Напротив нас сидит парочка. И все полчаса, пока мы пьем, они держатся за ручки и смотрят друг другу в глаза.
- Где моя камера? - возмущаюсь я, - почему я не взяла с собой камеру. Они так поглощены друг другом, что точно не увидели бы меня.
Приходится снимать на телефон. Но в полутемном пабе телефон снимает плохо.
На обратном пути, Конрад с Агой, мы с Тимом плетемся сзади. Тим поет. Оперным голосом.
- Заткнись, - говорю я Тиму, - мне не нравится как ты поешь, - по-английски это звучит все-таки не так грубо, - Конрад, скажи Тиму, чтобы он заткнулся.
- Тим, заткнись, - говорит Конрад.
- Фу, - говорит нам Тим.
- Да ладно тебе, продолжай петь, это я так, не подумав, круто же, когда кто-то тебе поет. Давай, продолжай, прости, что я была груба.
- Вот уж нет, - говорит Тим, но продолжает петь.

Дома все открывают холодильники в поисках еды.
- Елена, это ужасно, я тебе сколько раз говорил, что микроволновка - это зло. Неужели нельзя приготовить бутерброд другим путем. Я могу тебе приготовить в духовке, - говорит Тим.
- Не, спасибо, я люблю микроволновку, - говорю я.
Еды у меня осталось совсем мало. Я уезжаю в понедельник.
В шкафчике обнаруживается банка с бобами в томатном соусе.
- О, можно я у тебя одну ложку возьму, - спрашивает Тим.
- Конечно.

И вот его бутер готов. Хлеб, сверху авокадо, сыр и мои бобы.
- Ага, посмотрите на него, - говорит Ага, - знаменитый актер, который приготовил бутерброд из продуктов, купленных в Теско.
- Креативные люди иногда вынуждены есть бутеры из Теско, - отвечает Тим.
- Это кто это тут креативный? - спрашиваю я.
- Всем мы, - смиренно поясняет Тим.

И тут приходит Марта. С работы. Усталая. В униформе. Черный низ, черный верх.
- Ну что, вечеринка? - спрашивает Марта с надеждой в голосе.
- Сорри, Марта, - говорит Ага, - мы только что были в пабе, пили пиво и смотрели, как вокруг нас целуются и держатся за ручки романтические влюбленные. Мы же все это время обсуждали секс и все связанное с этим. Первый секс, первые отношения, влюбленности, самый худший секс и самый лучший секс. В общем, полный отстой. Поэтому сейчас мы идем спать.
- Ну вот, я все пропустила, - расстраивается Марта.

- А я сегодня, - рассказываю я, - стояла с Весли около его магазина. И тут к нам подходит пьяная белая англичанка, немыслимых размеров, с грязными светлыми волосами и очень агрессивная.
- Елена, - снисходительно говорит Ага, - достаточно было сказать, что к вам подошла пьяная англичанка. Все остальное было бы сразу очевидно.
Некоторые вещи, и в самом деле, очевидны. Как масло масляное.

На самом деле, я должна была написать о том, что такое суббота или воскресенье в Лондоне. Как местные проводят этот день. Но опять получилось про семью в Боу.
Subscribe

  • (no subject)

    Неожиданно всплыло несколько постов от людей, которые вроде даже не друзья. От некоторых людей пахнет нафталином. Вроде бы они даже моложе меня.…

  • (no subject)

    C утра отвезла упаковки, которые снимала. Хотела доехать до Мосгорсуда, где была апелляция на лето по делу Доксы, но что-то не хватило сил, стыдно.…

  • (no subject)

    Когда тебе пятьдесят три, ты набрала лишний вес - ужасно раздражает, больше чем морщины, ты с некоторым недоверием относишься к собственной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments