Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
Заехали русские в соседний домик. На одни сутки. В ночи принесли ежика в шляпе. Ежик был маленький, плохо пах и пыхтел.
- Пойдем покажем его немцам, - сказали наши новые соседи и ушли к немцам. А я думала, это - англичане. Впрочем, мы только здоровались, поэтому трудно было понять, кто они.


- Мне так было стыдно за русских, - сказал наш новый сосед, - когда они подрались с английскими футбольными фанатами.
- Да ладно, - говорю я, - английские футбольные фанаты - это тоже те еще граждане. Как-то летела с одним в Москву. Он такие интересные вещи рассказывал. Нас весь самолет слушал. Другой вопрос, что мне было стыдно за прессу, которая с восторгом об этом писала.
А еще он сказал, что никогда до этого года не ездил в Турцию.
- И вот, как только Путин сказал - скажем Турции нет, так мы сразу же и поехали в Турцию. И это оказалось абсолютно прекрасно. Турция - прекрасна.
- Я тоже нежно люблю Турцию, - говорю, - а как у вас в Казани жизнь сейчас?
- Воруют, пилят бюджет, - говорит.
- Ага, то есть как везде.
- Ну да.

Очередной продавец в магазине грустно спрашивал, что случилось, почему русские больше не едут в Турцию.
- Потерпите пару лет, - говорю, - русские вернутся. Просто многие слишком много смотрят телевизор, верят телевизору, а также просто не в курсе, что в Турцию летают самолеты.
В этом же магазине в углу сидел тинейджер, Вариных лет, с младенцем на руках и очень заинтересованно рассматривал Варвару.
- Такой миленький малчик, - сказала мне Варвара позже, - как ты думаешь, он говорит по-русски или на английском*
- Вряд ли, - говорю, - но может это даже и хорошо. Представляешь, с ним можно гулять за ручку и даже не будет парить, есть ли о чем с ним говорить или нет, что у него там в голове.
- Да ну тебя, - говорит мой тинейджер.

Продавец на углу, все забываю его спросить, как его зовут, один из братьев, большой-большой мужчина с грустными глазами, но отлично шутит:
- Привет, - говорит по-русски.
- Привет, - отвечаю и перехожу на английский, по-английски он круто говорит. По-русски знает пару слов, - знаешь что, нам нужен чай. Вот такой, какой здесь все подают бесплатно в ресторанах.
- Ага, вот этот самый лучший, - говорит, - я его в день штук тридцать-сорок стаканов выпиваю.
- Понятно, поэтому ты такой удивительно дружелюбный, - говорю.
- Стаканы у них крохотные, - говорит мне Варин папа по-русски.

В Йорике как всегда приходит кот, становится на задние лапы, вытягивают морду, внимательно смотрит к нам в тарелки.
- Иди, иди, - говорим мы ему, - мяса у нас в тарелках нет, а все остальное ты не ешь.

Но он не уходит. Стоит и внимательно смотрит. В Йорике под конец выдают бесплатное мороженное. Съедает Варин папа. И еще тарелку фруктов. Дыня сочится медом. Варя как раз уходит в другой угол, чтобы мы не подслушивали, что она там говорит Яне по скайпу.
- Варя, - кричу я, - арбузы дают и дыню. Возвращайся.
Варя пересказывает Яне вчерашний разговор с малчиком по вконтактику. Малчик параллельно пишет:
- То есть я для тебя не представляю никакой важности.
Я тут же советую:
- Напиши - к сожалению, в данный момент Варя сидит в другой комнате и не может подойти к телефону. Варина мама.
- Ну мама, - они с Вариным папой хором меня укоряют.

Нас заинтересованно слушает все кафе. Исключительно турецкий состав. И в дальнем углу - два англичанина. И кошка.
Варе в этом кафе всегда приносят чупа-чупс. У нас их уже в номере скопилось штук пять. Никто из нас не ест чупа-чупс. А мне - две крохотные божьих коровки.

Я предлагаю им пойти в настоящий поход, через перевал. У меня, конечно, нет трекинговой обуви, но я не сомневаюсь, что дойду прекрасно и в сандалиях. Единственно, что меня волнует - не заблудимся ли мы. Но тропы здесь все маркированы.
Они слушают меня без энтузиазма. Особенно в том месте, когда я говорю, что бывалые путешественники советуют выходить в шесть утра, когда еще нет жары.
- В шесть? Это не реально, - говорит Варин папа. А Варвара ничего не говорит.
Впрочем, в шесть утра - это нереально для меня тоже.

Вечером мы плаваем в бассейне. Русская девочка Дарина, на самом деле, девочка татарская, но все мы - русские. Даже если русской крови в нас нет. Очаровательная русская девочка Дарина лет шести, плавающая в жилете, неожиданно обнимает меня за шею. Я вижу ее в первый раз в жизни. Она хватает меня за шею и улыбается беззубо.
- Привет, - говорю я ей.
- Я - акула, - говорит Дарина, - я сейчас буду тебя есть.
- Тогда мне придется от тебя уплыть, - сообщаю я ей.

И целый час нам с Варварой приходится спасаться от акулы Дарины. А иногда плавать за ней. В ее темпе, то есть по-собачьи.
Я широко открываю рот и кричу:
- Я - акула, я тебя сейчас буду есть.
Я не очень-то популярна у Дарины. Ей нравится Варвара, Варвара же уже устала от маленькой девочки и мечтает поплавать в одиночестве.
- О, Господи, мама, - говорит мне Варвара, намекая на то, что я выгляжу нелепо и веду себя глупо.
- Зато мне весело, - говорю я в свое оправдание, - я неплохо веселюсь. Смотри, Дарина, если эту палку оседлать, на ней отлично можно плавать верхом, как на коне.
- О, Господи, мама, - повторяет Варвара.

Варвара сегодня решила целых четыре задачи по химии. Минут за двадцать. Ей за лето надо решить их всего-то пятьдесят штук. Потом она разговаривала с Яной два часа и тридцать минут. Потому что соскучилась.
- Ну вот, Варвара, двадцать минут на химию и два с половиной часа на разговоры, - говорит ей Варин папа.
- Вы меня совсем не хвалите. Это такой прорыв. Четыре задачи! А разговор очень важен для меня, - оправдывается Варвара.
На самом деле, мы не то, чтобы мега-гнусные родители. Но мы ее - дурацкая совесть.

Что еще. Вдруг ощутила дикую тоску по Тальному, городу детства на Украине. И могила деда там же. Мне уже давно во снах снится Тальное, все закоулки, закоулочки. Я вожу экскурсии в этих самых снах. А в музее висят фотографии моего деда. Дед был директором школы. Бабушка врачом.
И сегодня, когда мне вдруг объясняли - за что это украинцам вас любить или - забудьте про Украину на какое-то время - знаете, эти детсадовские вещи - это моя игрушка, ты к ней не имеешь никакого отношения. Иди отсюда. Было так удивительно, так грустно и обидно. По ощущениям, в сети целая толпа сидит провокаторов, которая делает все, чтобы разделить, чтобы оттолкнуть. И этим, которые бегают организованно, матерят тебя на чем свет стоит, потому что ты говоришь по-русски, потому что ты сейчас живешь в России, им, на самом деле, абсолютно фиолетово, что ты думаешь о ситуации в наших странах, о ситуации между нами. Им главное выкрикнуть тебе, как они тебя ненавидят, потому что прямо сейчас ты - гражданин неправильной страны. И граждане-соотечественники тебе ровно также кричат - давай, вали отсюда, какой же ты, на хрен, русский. Давай, давай, вали отсюда, национал-предатель.
Хочется почему-то взять в руки палку и отбиваться.
Хотя надо гасить в себе агрессию и не обращать внимания на то, что кто-то там что-то написал. На заборах тоже пишут. Постоянно. И голуби на голову иногда какают.

Но как же вдруг захотелось на Украину. И соседей всех навестить. И по городу побродить. И на могилу сходить - и деда, и всех соседей. Лева мне сказал недавно, что он бы тоже в Тальное съездил. Только нынче непонятно, насколько это реально. А проверять не хочется.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments