Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Лондон. Жара. Конрад, Майк, Матеуш:
- Хочешь пиццу? Пойдешь с нами в бассейн?


В бассейне в ночи - толпы народу, человек пять на дорожке. Мы же к этому не очень привыкшие, днем обычно никого в нашем олимпийском бассейне нет. И цены вечером, ужас просто, целых пять фунтов. Зато ни тебе шапочка не нужна, ни справка. Пришел, заплатил пять фунтов и плавай, сколько душе угодно.

Вчера в ночи досняли нашу с Радеком историю. Я к этому моменту так устала, что не особо что-либо делала. Рафа угрюмо молчал, но поставил мне свет, раскатал задник.
- Рафа, - говорю, - я ненавижу, когда на меня злятся.
- Ты слишком часто говоришь - ненавижу, - говорит Рафа.
- Хочешь я буду молчать весь вечер, тогда у меня получится вести себя прилично.
- Нет, почему же, говори. Я буду молчать.

В общем, кончилось тем, что утром в аэропорт меня сегодня вез Рафа, конечно.
Проснулись с Радеком в десять.
- Мама, - кричал Радек, - где наша яичница?
Яиц дома не оказалось, поэтому нам сделали огромную тарелку с бутербродами - брынза, помидоры.
- Дорогая, а можно, можно, - спрашивает Радек, - мы вот только два кадра быстро сделаем? Мы забыли два кадра сделать.
- Радек, я уже упаковалась. И у меня мало времени.
- Все равно Рафа еще собирается. Так что мы успеем. Вот я прямо очень быстро.

И очень быстро досняли Радека с мамой, а потом Радека в окне подъезда под корабликом. Рафа домчал за тридцать минут до аэропорта.
- Давай, приезжай еще, - говорит.
- По-крайней мере, - говорю я ему, - тебе с нами было очень весело.
- Да уж, - говорит, - эти четыре дня меня как-то не хило изменили.
- Вот и хорошо, - говорю.

Аэропорт крохотный. Этот самый Модлин. И непонятно, зачем авиакомпания прислала мне это письмо - в связи с техническими неполадками в аэропорту просим вас быть за три часа до посадки. Так что я два часа просидела в ожидании рейса. Вот только на паспортном контроле приключилось маленькое приключение. Угрюмая служащая минут пятнадцать рассматривала мой паспорт. Все визы в лупу, буквально. Терла пальцами, смотрела на свет.
- Что, - спрашиваю, - русского террориста обнаружили.
- Мг, - буркнула она недовольно, продолжая вертеть мой паспорт. И с таким она отвращением смотрела и на меня, и на паспорт, что сразу родиной повеяло.

И что я могу сказать. Летая всеми этими бюджетными авиакомпаниями. Помните недавний скандал с Победой, когда народ комментировал - а попробовали бы они в мечети - а попробовали бы они с западными компаниями. Так вот, как это обычно было. Билет из Варшавы в Лондон стоил две с половиной тысячи рублей. Было шесть свободных мест. Как раз напротив меня. И, конечно же, я спросила можно ли пересесть.
- Конечно, - улыбнулся мне милый малчик-стюарт. Так что полрейса я проспала на трех сидениях, до того момента, пока капитан корабля не сообщил:
- А сейчас мы пролетаем над Италией, советую всем посмотреть в окно, - потом он еще рекомендовал купить лотерейный билетик. И много еще чего. Ах да, забыла. Райнэро разрешает только одно место ручной клади. У меня был рюкзак на плече с компом и чемодан. Все вместе - пятнадцать килограмм. Думаете, хоть кто-то мне хоть что-то сказал?

Дочитывала "сто лет одиночества", посматривая в окно. Внизу сияло море. Крошечные точки кораблей медленно плыли в разные стороны. Мы стремительно удалялись от берега. И это самое волшебство, когда перемещаешься по всему свету. Один-одинешенек, улыбаешься, рассматриваешь облака, читаешь свои "Сто лет одиночества" и тебя опять отпускает. Все тревоги уходят-уплывают.
Пилот резко зашел на посадку. Слишком резко и в тот момент, когда самолет коснулся земли, из динамиков зазвучал марш. Это было так неожиданно, так жизнеутверждающе, что все проснулись и аплодировали бешено, что редко бывает с самолетами, приземляющимися в Лондоне.

Шофер автобуса, следующего в Лондон, забирая у меня чемодан:
- Какие у тебя клевые носки, - улыбаясь во весь рот.
Ну да, велком в город, который стал для тебя родным.

В Лондоне очередь на вход для таких как я была крохотной. Такие как я из Варшавы в Лондон редко летают. Поэтому паспортный контроль прошел быстро и весело.
- Цель визита?
- Отдохнуть от семьи.
- Звучит убедительно.
- Где собираетесь жить?
- В доме у друзей, в котором снимал жилье, когда сама была студенткой.
- Сколько дней собираетесь пробыть здесь?
- Я там написала, что до тридцатого, потому что не умею считать.
- Ага, значит одиннадцать дней. Прекрасно.
- Понятно, звучит убедительно. В каком жанре снимаете?
- Семейная съемка.
- Отлично, проходите.

- Елена, вернулась, - Домас несется по лестнице. Он шел в туалет, на самом деле. "Елена вернулась", - сказала ему Катрин.
- А? - не расслышал он.
- Б, - кричу я ему сверху, сидя на лестнице. И он уже несется вверх. Опять побрился наголо. Опять покрасил брови в белый цвет. В черных смешных штанишках и черной майке. Самый модный малчик нашего района. С тех пор, как Радек в Польше.

- Как-то тяжело для меня в этом доме. Все время люди меняются. Ты уехала, Радек все время в Варшаве, Тим появился, Том меня бесит. Хорошо, что он съезжает. Вечно это - опять громкая музыка, опять ты привел друзей.
- Так и я же так же на тебя наезжала, когда мы жили вместе.
- Нет, ты не так, у тебя это было совсем по-другому. И это было нормально.
- В общем, ты опять один против всех. А я дружу со всеми. Круто, да. То есть пришло время двигать, да? Искать новый дом. Впрочем, ты об этом уже год как говоришь.
- Время искать новый дом. Да.

В общем, опять проблемы с колесами, с головой, как следствие и с окружением. И только пара людей, к которым мой малчик прислушивается. Кормил меня шоколадом. Ходили с ним в Теско. И надо его будет срочно отснять.

В ночи ходили в бассейн. Майк бухтел, что у него нет очков. У Матеуша свело ногу и он боялся опускать голову в воду, поэтому мы с ним делали специальное упражнение. Конрад выныривал рядом и кричал:
- Елена, ты потеряла свой лифчик.
- Это очень смешная шутка, - отвечала я, хватая его за пятку, когда он пытался ускользнуть от меня.
На трибуне сидела Катрин и махала нам рукой. Она не взяла купальник. Поэтому сидела на трибуне и смотрела как мы плаваем.

Хорошо купить билет в один конец, решить, когда обратно, всегда можно. Нынче дали лето в Лондоне. Это значит, что завтра мы, может быть, поедем на море. Тим звал в парк. И они все такие:
- Забей, мало ли что врачи говорят, что нельзя на солнце.
Домас, зайка, выслушав историю:
- Знаешь, почему-то я не сомневаюсь, что вы точно разберешься с этим. И все будут потом говорить - смотрите, случилось чудо. А ты совсем алкоголь не пьешь, да?

Уезжая сегодня, говорю Радеку:
- А давай в мой следующий приезд ты обеспечишь мне какое-нибудь спальное место?
- Вот уж нет, я просто поменяю кровать. У меня будет огромная кровать. Всем хватит место.
- Ок, обещаешь же, да?

Он еще так трогательно махал нам, когда мы с Рафой отчаливали из этой самой Новой Праги. И кричал:
- Скайп, да?
- Конечно, дорогой, - отвечала я, вспоминая, что по скайпу мы обычно говорим от силы пару раз за наше отсутствие в жизни друг друга.

И еще все время думается, где там Варвара нынче бродит. Уверенна, что у нее все отлично. Но так хочется одним глазом подсмотреть.
Subscribe

  • (no subject)

    А это Варвара на фоне почти уничтоженного натюрморта. Я съела один апельсин и пару яблок. Все еще и сдвинулось. Но окончательно его убрать, рука не…

  • (no subject)

  • (no subject)

    Готовила пост для чиптрип, пока не прошел модерацию, выложу здесь. Хотя было-было-было. Это был тот самый февраль, когда мы сняли коттедж в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments