Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
- Сейчас к нам гражданин придет, - говорит Конрад, - комнату смотреть.

Они с Майком в бассейн собирались. Меня звали. Вместо этого мы почему-то оказались в магазине за углом. Малчики купили сидр, а я чего-то безалкогольного. У нас в доме-то алкоголиков всегда было - я и Домас. Остальные, одно название - выпить пива. А теперь один Домас за всех отдувается.


- Сегодня же воскресенье, да? - спросил Конрад и врубил Джастина нашего Бибера.
- Ты уже ужинала? - спросил у меня Тим.
- Нет еще, а что?
- Чем собираешься ужинать?
- Догадайся, это легко, - говорю.
- Картошка, - кричит Майк, - картошка с сыром. В микроволновке печенная.
- С авакадо еще, - добавляю я, - видишь как просто.

Тут как раз Марта вернулась от своего бойфренда. Кэйт подтянулась. Такие танцы, дым коромыслом. И как раз Дэвид в дверь постучал. Помните, да, в Англии почти нет звонков. У некоторых счастливчиков на дверях есть кнокеры. В нашу же дверь можно стучаться ногами или хвататься за металлическую створку, прикрывающую прорезь в двери для почты.

- Он на фотографии выглядел очень straight, - сказал Майк шепотом.
- Боюсь даже представить, какое лицо будет у Домаса, когда он его увидит, - отозвалась я.

В общем, обычный такой Дэвид. Португалец. Марта как раз отплясывала под - shake it, shake it. В общем, мы ему все, видимо, понравились. Еще бы, все такие дружелюбные и прекрасные. Сидим в саду при свечах, каждый свой ужин ест и Марта посередине нашей крошечной кухни отплясывает.

- Елена, он тебе не понравился, да? - спрашивает Конрад.
- Нет, почему, нормальный, - говорю я, подразумевая, что ну да, не то, чтобы можно было бы бегать за ним с камерой. Но разве это главное?
- Ты не умеешь врать, - говорит Конрад.
- И чем он занимается?
- Фармацевт, работает в магазине, которая натуральными лекарственными средствами торгует.
- Круто. Хоть один из всех в этом доме будет с нормальной работой.
- О, - подключается Кэйт, - нам он нужен. Берем. Смотри, фотограф у нас уже есть, пусть даже наездами. Модельеры мужской-женской одежды, тоже. Актер в наличии. Нам бы еще кто-нибудь юриста бы подогнал.
- Мы не могли ему не понравится, - говорю я, - мы такие дружелюбные, да?
- Ага, особенно ты, - возмущается Конрад, - знаешь, что она сказала? Елена сказала ему - ты с ними поосторожнее, они иногда бывают такими опасными.
- Да ладно, я пошутила, - оправдываюсь я, - ему точно понравилась эта шутка.
- Елена, как ты могла так шутить, он - единственный кандидат на сегодня, - укоряет меня Марта.

Вчера у всех была бессонница. Конрад тенью бродил с третьего на второй и обратно. Тим выползал в туалет. Все смотрели кино по своим комнатам.

Проснулись поздно. Только Тиму не свезло. У него с утра была репетиция. Марта тут намедни громко намекала, что пора бы и убраться.
- Пропылесосить везде и вымыть ванну, - объявляла Марта.
- Ты что предпочитаешь? - спрашивал у меня Тим. Я сразу вспомнила, что я, практически, при смерти. О чем и немедленно сообщила.
- К тому же я - гость нынче, - говорю я Тиму.
- Отлично, значит будешь мыть ванну.

В общем-то, хорошо, когда Марта ночует у бойфренда, никто по утрам не ездит по ушам, что надо бы убраться. Тихий-мирный завтрак в саду. Пампушка, кошка наша, втиснула свое не маленькое тело в маленькую кадку с геранью. Жмурит зеленые глаза.

На Роман роуд сегодня был фестиваль. Местный. Это когда много разных лотков с разными интересными штучками продаются. Вся дорога украшена непонятными штуками в виде медуз. Через толпу продираются на ходулях какие-то индонезийские демоны. На маленькой площадке играет группка товарищей. Ну и дети везде носятся.
Конрад поморщил нос и пошел в Теско, я загрузилась в автобус номер восемь на второй этаж и поехала на цветочный рынок.

Через пару остановок ко мне подошли два малыша. Одному два, второму четыре и внимательно на меня посмотрели. Их папа, огромный чернокожий мужчина попытался их сгрести в охапку, объясняя, что тут уже занято.
- Да ладно, мне все равно, где сидеть, - говорю, уступая место. Эта парочка радостно возопила и быстро заняла сидения.
- Папа, садись с нами, мы подвинемся, - кричали они.

Автобус постепенно заполнялся. Когда надо было выходить, молодой человек, сидевший рядом со мной, заглянул в глаза и спросил:
- А вы уверены, что вам надо выходить? Поехали с нами!
- В другой раз, детка, хорошо? А может быть в другой жизни? - он хихикнул и пропустил.

На цветочном рынке толпу рассекали фотографы. Долго ждала у одного прилавка, пока одна русская барышня сфотографирует вторую, пока они насладятся картинками.
- Ну это ж надо же, это же сразу распечатать и в рамку на стенку, - причитали они.
- Sorry, - сказала я, и они слегка подвинулись, пропуская меня, к нужным мне, цветам.

В моей вселенной, конечно, всегда хотелось бы, чтобы все улыбались друг другу, никто никого не подозревал бы ни в чем, спокойно реагировал, что все снимают друг друга, а после улыбались бы друг другу - типа, спасибо, дорогой. Сегодня, примерно так и было. Только на Бриклейне вдруг чернокожие растоманы поругались с мусульманскими проповедниками.
По выходным там всегда стоит стол, на котором можно взять разную литературу про ислам. И ребятишки объясняют, что ислам - это не про то, чтобы убить. Это совсем не про то. Народ иногда останавливается поболтать.

И вот сегодня два растамана остановились прямо рядом со столиком мусульман и стали наигрывать регги.
- Эй, чуваки, не могли бы вы чуть-чуть подальше играть? - вежливо спросили мусульмане.
- Еще чего, - растаманы чуть ли не в драку и в крик, - это наш Бриклейн, где хотим, там и играем! Валите отсюда, достали вы со своей религией и со своими мечетями. Зеваки сразу остановились, напряженно вслушиваясь. С одной стороны спокойные мусульмане в белых своих одеяниях, с другой слегка обдолбанные агрессивные, но как играют. Тут же, конечно, не обошлось без такого англичанина-англичанина, поигрывающего мускулами, с лицом, не обезображенными интеллектом.
- Эй, - вскричал он, - fuck all of you, как же вы нас достали, валите уже из нашей страны. Нам не нужны мусульмане здесь, - на нем тут же повисла его женщина. Нынче можно смело звонить в полицию за подобное поведение. И полиция реагирует весьма быстро.

Мусульмане, в итоге, сами ушли. И регги понеслось по Бриклейну.

Тревожно так от этого всего. Тревожно, когда люди делят друг друга по рассовому принципу, вероисповеданию и прочая-прочая. Странно, когда так много тех, кто охотно кидается ненавидеть, видимо, заполняя пустоту внутри. Не умеющим любить остается ненавидеть.

Конрад весь живет в ожидании Барселоны. Полутра обсуждали с ним, что мы будем делать в Барсе, и нужно ли мне купить шляпу.



Джем
Subscribe

  • (no subject)

    Приходит моя деточка из школы. Замерзшая, нос холодный. - Все так странно, - говорит деточка. Впрочем, она всегда так говорит. В ее жизни все всегда…

  • (no subject)

    - Они меня сегодня тролили целый день, вся моя группа. Но ничего, вечером на дискотеке я была отомщена. - Вся группа? - Ну да - Может это с тобой…

  • (no subject)

    У Варвары похолодало. Днем она звонила своему папе сообщить ему, что это вообще уже, как они только так могут. Было холодно, она пошла в одной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments