Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Вдруг ночью зачем-то думала об этом вчерашнем гражданине за соседним столиком. Который был из Перу и подсел ко мне, пока Конрад курил на улице. Высокий, огромный, весь в татуировках. Руки, ноги. На обычного перуанца он не очень-то был похож. Теперь меня мучает любопытство. Я очень люблю беседовать. Обычно, если кто-то подсаживается и хочет поговорить, мы говорим. Но что-то такое агрессивное исходило от него, даже объяснить трудно, что заставило сказать меня - тебе нужно пересесть, извини. Он был очень вежлив. Может быть, потому что я была с Конрадом и сразу представила, как это часто бывает, что чуваку вдруг захочется подраться. Любопытство, осталось любопытство. Вдруг я пропустила пару-тройку историй. Вдруг он был - мафия? Или портовый рабочий? Или тату-мастер, с его-то татуировками. Но теперь это уже неважно.
Вчера в ночи Конрад хотел шариться по темному парку. Мы даже уже зашли в него. Не знаю, что на него нашло. Но мне очень хотелось оказаться дома, и в темном парке было несколько неуютно. Портовые города, темные парки, Хичкок.

- Конрад, - сказала я, - давай, пойдем домой. У меня камера дорогая. Я за нее боюсь.
Конрад знает меня сто лет, но почему-то не удивился этому. Конрад знает, что я ничего не боюсь. Но почему-то не стал возражать. Он только бормотал про Альмодовара. И про город, который просыпается по ночам. И как мы могли бы сейчас романтично прогуляться по парку. И он мне бы такие закоулочки показал.
- Ага, а как же твои планы - проснуться в семь утра и отправиться на пляж? Тут или ночная жизнь, или пляж в семь утра. Ну и мы все-таки у Марты, а бабушка просыпается в восемь.
Бабушка просыпается в восемь. И пытается сделать мне кофе. Я не пью кофе. Но как сказать бабушке - нет, я не буду кофе. По этому поводу я пью крепкий кофе и просыпаюсь.
- Мы вчера много беседовали с твоей бабушкой, - говорю я, - это было забавно. Жалко, что не было никого, кто мог бы потом выдать текст с двух сторон двум сторонам.

- Да ладно, - встревает Конрад, - я вот все понимал, - Я хмыкаю, - нет, правда, вот бабушка твоя говорила, что она училась в Австрии.
- Где, где? - удивляется Марта, - нет, она не училась в Австрии.
- Может тогда на Сардинии? - спрашивает Конрад.
- Нет, на Сардинию она путешествовала, - вставляю я, - это было понятно.
- И в Австрию тоже. Они с дедушкой вышли на пенсию, загрузились в автобус, знаешь,такие автобусы, пенсионеров возят и с такими же пенсионерами отправились путешествовать по Европе.
Сегодня с утра я в купальнике, Конрад в трусах. Мажемся кремом от загара.
- Посмотри, у меня пятно на спине стало больше-меньше?
- Ну намного меньше, - фальшивит Конрад, - в прошлый раз, когда ты мне его показывала, оно было похоже на синяк. А сейчас почти без цвета.
- Ну и хорошо, - выдыхаю. Намажь меня сверху, давай ты потом селфи сделаешь? Намажешь мне спину и будешь селфи фигачить. Слышишь меня.
В бабушкиной квартире две комнаты без окон на улицу, но с окнами в зал. Марта стоит на кресле, засовывается в комнату, где мы с Конрадом, я в купальнике, он в трусах, перед зеркалом. Я мажусь, он делает селфи.
- Давай поедем на автобусе, - говорит Конрад.
- Ненавижу ездить на общественном транспорте, - говорю я, - давай пешком? Всего-то минут двадцать.
И мы идем по Ургей, доходим до Рамблы, углубляемся в готический квартал, выныриваем где-то около порта. Узенькие улочки, толпы туристов, чайки, много смуглых людей. Абсолютно не мой город. Но мой город, потому что здесь живет Марта и ее папа-мама-бабушка. Где мне рады и кормят паэльей, которую я не очень. Но когда люди, которые тебя любят, готовят тебе, можно вести себя прилично.
На пляже все те же. И мужчина с седыми дредами отлично поет. Только не так долго. Вода сегодня холодная. Очень. Но я все равно героически плыву до буйков и обратно. И потом еще пару раз. Буйки здесь удивительно далеко.
- Конрад, детка, не плавай до буйков, мне лениво тебя будет спасать, - говорю я.
- Я что, сумасшедший? - удивляется он.
Правильные европейцы не плавают далеко. И молодцы, на самом деле. Помнится мне Варин папа зачитывал вслух про одного юного египтянина, на которого напала акула, потому что он уплыл километров на пять от берега.

- Вот, - говорил Варин папа, - сразу о тебе подумал.
- Ну да, я тоже сразу подумала о себе, - соглашаюсь я. Все эти периоды, вечно-пьяная молодость. Это когда Коктебель, с утра накатить портвейна и поплыть далеко к скалам, кто-то потом скажет, что до них вот как раз пара-тройка километров, а может даже и пять. А там еще надо насобирать мидий, привязать на мертвый узел к трусам, потому что кто же хорошо соображает, когда портвейна дерябнет с утреца-то, и еще вода холодная. И вот с этими моллюсками, которые тебя ко дну тянут, встретиться с дохлым дельфином, испугаться, но все-таки доплыть до берега. И так много-много раз, пока вдруг однажды ты не станешь взрослым и не испугаешься, и перестанешь так делать. Это же основная штука, больше шансов попасть в дурную историю всегда у тех, у кого отсутствует страх.

Впрочем, вчера мы отплыли всего-то метров на пятьдесят от берега.
-Ух ты, как далеко мы отплыли от берега, - восхитился Конрад.
- Да ладно, всего-то, - сказала я и немедленно загордилась собой, я то знаю, как далеко я могу заплыть.
На пляже ныне все уже как родные. Попросили одну гражданку в возрасте присмотреть за нашими вещами.
- Я доверил наши вещи той старой леди с большими boobs, - говорит мне Конрад. И пока мы плавали, рядом в воде прохлаждалась парочка соотечественников. Сначала она стояла в воде, вглядываясь в свои вещи. Потом они поменялись местами. Мы были более безответственными и расхлябанными. Сказали потом сто миллион раз - грациас, и все.

- А давай на обратном пути поедем на автобусе, - говорит Конрад.
- Ну если ты найдешь, где продают те карточки, чтобы автобус стоил один евро, тогда может быть. А так тебе придется платить два евро за то, чтобы ехать в битком набитом автобусе. Ну на фиг.
- Давай разделимся, - говорит Конрад.
- Давай, - и я пошла пешком. Он мне объяснил куда идти. Потому что я запоминаю путь только тогда, когда мне надо, и если я сама иду по этому маршруту. Тут же все время где-то впереди маячит Конрад, уткнувши нос в телефон, телеграфируя кому-то на сайте знакомств, где-то позади с камерой плетусь я, рассматривая все на свете и регулярно задирая голову. Меня интересует все вокруг. Иногда Конрад останавливается, оглядывается, прислоняется к стенке и ищет меня взглядом.
- Да, Детка, пока ты делаешь один шаг, мне приходится сделать три, а ты еще и бежишь, можешь не бежать?
- Это особый лондонский шаг, - отвечает он мне, - вот давай, давай, вот сама иди медленно, вот как оно тебе.
- Отлично, сразу столько всего в глаза попадается, - говорю.
- Ты безнадежна, - вздыхает он.

И вот, наконец-то наше - мы-с-Тамарой-ходим-парой закончилось на целый вечер. Он ждет автобус, а я иду пешком. Он мне объяснил - доходишь до этого дворца, поворачиваешь за угло, идешь по Паралел, сворачиваешь на Сант Пол, не промахнешься, это будет большая улица и по ней уже до самой Ургел чешешь. Легко.
И как это чудесно, идти, останавливаясь на каждом углу, разглядывая каждую собаку, проходящую мимо. Барселона - это еще история про собак и стариков. Все эти целующиеся влюбленные парочки, проститутки, дети и бабушки. Хотя я - точно не фанат Барселоны. Но бредешь после пляжа, через плечо полотенце розовое от Марты, и умиляешься этому городу.
В общем, не усела я дойти до дома, размышляя, как я буду в этот самый дом попадать, телефон почти разрядился, в домофон звонить бессмысленно, как тут Конрад выбегает из кафе и орет на всю улицу:
- Елена, - он уже купил горгонзелу и собирается, видимо, готовить нам ужин.
А дома сюрприз. Наша бабушка Эльвира смотрит телевизор, вид у нее очень загадочный. И стол накрыт на троих. Омлет с картошкой, очень вкусная штука. Сервировка, все дела.
Вымыли руки, сели за стол. Страшно извинялись. Сегодня перед уходом бабушка сообщила нам, что ждет нас на ужин в восемь. Не знаю, как мы поняли. Но язык жестов - универсальная штука. И оччо - восемь. А потом мы тут же про это забыли. Пришли в девять тридцать, собираясь готовить ужин. А тут уже нас ждут.
Марта где-то с друзьями встречались. А мы второй день с ее бабушкой ужинаем. Знаете, как это бывает. Своим вечно не до тебя. А тут такой праздник. Чужие придурочные граждане из далеких стран, которые ни хрена не говорят на твоем языке, но у них гуглтранслейт, улыбки на лице и язык жестов. Наша бабушка реально ожила.

- А теперь фрукты, - командует она.
- Какие принести? - спрашивает Конрад.
- Нехьяна, - говорит она непонятно и я точно сейчас перевираю. Но я откуда-то знаю, что это апельсин.
- Конрад, притащи апельсины с кухни, - прошу я его.
- Подожди, можно я уточню, - он берет чашку , тыкает в нее и спрашивает по-английски - этот фрукт этого цвета?
- Конрад, иди на кухню и притащи нам апельсины.
Я угадала.
В ночи Марта заходит за мной. Конрад ускакал на свидание. Мы слегка волнуемся. Мало ли кто там окажется, а он не оставил координат. Пока мы с Мартой спускаемся к ее друзьям, я рассказываю ей про ужин с бабушкой.
- Да ладно, она вам приготовила? Она для себя ужасно давно сама не готовит. И это был запланированный ужин? Она мне ничего не сказала, только вечером звонила и спросила, буду ли я ужинать. А я сказала, что с друзьями встречаюсь. Мне так стыдно. А как вы поняли, нет, ну правда?
- Она сказала - оччо и жестами показала, что будет ужин, - говорю.

- Деточка что сказала? - спрашиваю сегодня Вариного папу.
- Сказала, что надо ее встретить и отвезти в кафе. Деточка по еде соскучилась. Еще спросила - а мама то где. Я ей говорю - в Барсе. Она удивилась - а что, - спрашивает, - в Лондон она не поехала.

Потом еще с Левой разговариваю.
- Я в Барсе.
- Ага, - отвечает, - ты в Лондон в этот раз не заезжала, да?
- Нет, почему же, после Варшавы был Лондон, а потом мы решили ехать в Брайтон, а оказались в Барселоне. И прикинь, да, мои все гаврики твоего возраста, путешествуют со мной, планируют дальнейшие путешествия, любят меня, ну и вообще. А с тобой мы пару раз в месяц если видимся, и то хорошо.
- Так ведь они твои друзья, - говорит.
- Ну да, мои друзья.
И тут же думаю о Мартиной бабушке. Примерно так.
Subscribe

  • (no subject)

    Посмотреть эту публикацию в Instagram Публикация от Elena Rostunova (@erostunova) 1 Дек 2018 в…

  • (no subject)

    фотосессии новогодние полным ходом. Сбоку картинки есть стрелочка, можно полистать. Посмотреть эту публикацию в Instagram…

  • (no subject)

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments