Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
это мог бы получиться отличный сервис - заселять разных туристов к старым бабушкам и дедушкам в разных странах. Обязать этих самых туристов завтракать и ужинать с бабушками, а также беседовать с ними, даже если никто не говорит на общем языке.


Сегодня у нас была паста. С горгонзолой и этой самой испанской колбасой. Не знаю как она называется.
В прошлый раз мы, когда мы ужинали этой пастой пару дней назад, бабушка Эльвира тоже ужинала с нами.
- Да, - говорит мне позже Марта, - она терпеть не может эту пасту, просто ела, чтобы вас не обидеть.
- Да ладно. Она говорила, что вкусно. Все съела.
- Знаю я это выражение лица у нее. Иногда что-нибудь приготовлю, ей не нравится. Но она такая - ну да, это было вкусно.

Сегодня бабушка сказала, что пасту есть не будет. Марта, перед тем, как уйти, перевела нам это.
- Ну может быть чуть-чуть? - уговаривал ее Конрад, - покито?
Согласилась на чуть-чуть. Конрад варил ей спагетти отдельно, долго варил. Она не любит, чтобы альенде. Чтобы по-правильному твердая.

За ужином мы много говорили. Конрад опять уверял, что он много чего понимает. Но я въехала в его трюк - он просто повторял за бабушкой то, что она говорила и добавлял уверенное - си - да. Бабушка хохотала, тыкала в меня пальцем, кивала головой, говорила, видимо, что я опять мало говорю. Принесла фотографию. Где все семья. И дедушка еще живой. У нашей бабушки Эльвиры - четверо детей. Она тыкала в каждого и рассказывала, кто где. Марта меня познакомила еще в прошлый приезд со всеми. Только тетя Миха в Лондоне. И истории их всех рассказывала. Поэтому было более менее понятно. И про отца Рауля, который бестолковый, ушел от жены к молодой бразильянке. Которая с ним за деньги, - как говорила бабушка, показывая пальцами.
Я поясняла это все Конраду. Он как-то не в курсе был деталей.
- Это и так понятно, что она с ним за деньги, - говорил Конрад.
- Ну а что, - говорила я, - честный обмен. Он ей квартиру.
- И визу, - добавлял Конрад.
- А она ему молодое тело и энергию, - продолжала я, - дашь на дашь.

С утра бабушка, а ей девяносто два, говорила Марте, что иногда она ложится спать и складывает руки так, чтобы потом, если она умрет во сне, не надо было ничего поправлять.
- Э, - возмутилась я, - ну что за фигня! Пока хочется жить, будете жить.
- Не надо повышать на меня голос, - отвечала мне бабушка, хитро улыбаясь. А Марта переводила.

После ужина я отправилась бродить по городу. Некоторые города ночью выглядят в сто раз лучше и романтичнее. Узкие улицы, гортанная женская речь, свет фонарей, целующиеся, вжавшиеся в стену.
Я заблудилась и две проститутки заботливо указали дорогу:
- Через три улицы надо будет повернуть, - сказали они. Было понятно, куда идти. Поэтому пошла чуть-чуть другой дорогой и вышла как раз на ту самую, ближнюю к нам, где проститутки под каждым деревом. И мужчины, как тени, от дерева к дереву, как сторгуются.
Некоторые, видимо, на всякий случай, улыбались мне и говорили:
- Ола! - а один, самый смелый и самый потрепанный решительно подошел и сказал что-то.
- Не говорю по-испански, сорри.
- Ты не говоришь на испанском, - выговорил он на английском, отшатнулся и ушел.

На соседней улице семейка разбиралась с полицейским. Полицейский пытался забрать отца семейство. Восьмилетний малчик стоял рядом, рассматривая соседнюю стенку и нетрезвая мама, а также жена по совместительству, тыкала пальцем в полицейского и говорила ему:
- Давай, вали, туда вали! Давай, давай. Иди, пока ничего не случилось.
Полицейский терпеливо слушал. Глава семейства не выдержал и сам пошел с полицейским. Добровольная сдача. Жена его что-то кричала вслед и махала руками. Малчик равнодушно смотрел в соседнюю стену.

Около нашей парадной в уличном кафе сидел одинокий Конрад. В белой майке и черной кепке, с телефоном. Активно нажимал на кнопки. С двумя бутылками пива.
- Мне кажется, я уже набрался, - сказал Конрад.
- Понятно, - ответила я, отхлебнув из его бутылки. Я не люблю пиво. Я не пью пиво. Но второй месяц заканчивается и сколько еще впереди месяцев здоровья на антибиотиках и без пива. Каникулы. Лето, в конце концов.
- Елена! - укорил меня Конрад, отбирая пиво.
- Деликатес, - закатила я глаза.
- Как будет по-испански - я? - спросил у меня Конрад.
- Вот только не надо мне рассказывать, что ты пишешь по-испански.
- Ну да, - скромно улыбнулся он.
Я открыла гуглтранслейт и мы вывели строчку - ты каталанец или испанец? Где ты сейчас?

Где-то ровно в этот момент мимо проскочил высокий гражданин, тормознул, улыбнулся Конраду и сказал:
- Привет!
- Привет, - ответили мы хором. Он заметил меня. Смутился и быстро убежал.
- Ну вот, Елена, ты всех мужчин от меня отпугиваешь, знаешь, что он мне сейчас написал? Прости, я не сразу заметил твою маму.
- Надо было ему сказать, что ты маму сейчас отправишь домой.

Пока я шарилась по темным закоулкам, Конрад активно сидел в грайндере, это такой сайт знакомств, как тиндер. Только для малчиков. Гражданин проходил мимо, посмотрел, кто рядом и тут же уткнулся в нас с Конрадом.
- Возвращайся, - написал ему Конрад, - впрочем, он не был особо симпатичным, смотри, - и он сунул мне фотографию гражданина.
- Сойдет.
- Он - голландец.
- Тогда скорее всего скучный. И к тому же, что ты скажешь о чуваке, которого смутила рядом сидящая "мама"?
- "Нет, ну это была непредвиденная ситуация, как бы ты отреагировал на это, - написал тут же этот гражданин, - я не от тебя убежал. Я просто растерялся", - зачитал мне Конрад, - кстати, посмотри все-таки, как будет: "я сейчас в этом месте".
- Конрад, ну реально, если чувака может остановить, что кто-то сидит с "мамой", на фиг такой чувак. Можешь себе представить Радека в такой ситуации? Ни чувства юмора, ни желания поразвлечься. Скукота.

Тут мимо нас прошли трое американцев. В одинаковых коричневых рубашках и джинсах. Барселона. Двадцать пять в ночи. Джинсы. Нет, серьезно?
- Это поколение супергероев, - серьезно говорили они, - совсем другое поколение.
И этим американцам было от силы лет тридцать.
- Конрад, детка, пошли домой. Дома хорошо. Кафе все равно закрывается. Мы же не хотим больше тратить наши деньги сегодня.

Мы такие обычные туристы в Барселоне. Из Лондона. Даже если кто-то из Москвы. Мы много плаваем, много кушаем и ни разу не посетили ни одной достопримечательности. Нам некогда, у нас тут чайки на пляже и море шарахает со всей дури по песку. У нас лето.
Subscribe

  • (no subject)

    Сходила на митинг в поддержку фонда "Династия". Сходила, скорее для того, чтобы посмотреть на приятный народ. Иногда это очень важно знать, что мы…

  • Путинг. Марш в защиту детей.

    Начало здесь http://iogannsb.livejournal.com/2534029.html На второй картинке - Григорий. Его достаточно быстро забрали, я об этом написала в…

  • (no subject)

    Часть вторая - В Москве сегодня 13 января 2013 года прошел "Марш против подлецов" - Марш против людоедского закона. А еще федеральные каналы снимали…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment