Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
вдруг в инстаграме увидела Игоря Деве на Красной площади. Второй человек после Радека, которого мне бы хотелось снимать всегда. Из Парижа. Радек с ним знаком. Иногда возмущается, что я ставлю лайки ему. Сам же мне показал его, сам же сообщил, что однажды мы съездим к нему в гости и сам же потом возмущался.
- Представляешь, - говорю Вариному папе, - Игорь Деве в Москве.
- Этот тот который танцевал? - спрашивает, - и такие характерные движения показывает.
- И ты бы мог, - говорю, - если бы хотел.
- Ага, - отвечает, - если бы мне вовремя наливать.
Но ужасно обидно, что я случайно не наткнулась на Игоря Деве из Парижа где-нибудь в центре. Он такой офигенский. И Радек меня к нему ревнует. Считает, что я могла бы с ним подружиться.


Что еще. Зима нынче хороша. Мне так кажется. С почти с утра, в двенадцать выползла в город, чтобы почистить две свои камеры. Матрицы на двух своих камерах. Пока их чистили, пошла пить какао в кафе. И там была такая девушка. Знаете, какао был дерьмовым. Но как она мне втюхивала это какао, ей за это можно было простить все.

Потом я еще закончила обрабатывать последние картинки. Начала зачем-то читать книжку под названием "Революция" для тинейджера. Зря я это. Толстая книжка. И я, как Варвара, пока не закончишь, ничем больше заниматься не будешь. До половины дочитала. И тут сила воли. Какая у меня сила воли. Горжусь собой.

Пришла из школы грустная Варвара. Плашмя на кровать. Устала крошка. На фиг всех репетиторов. Только самые любимые - Фил, Виктория, которая иногда забывает про урок и Лариса Ивановна по немецкому. Все, буду спать. Можно я все задвину?

Я же звонила сначала тете Алле. У нее все плохо. Рак, вода в легких. И туда просто так не доехать. Если что. Самолет до Астаны. И триста километров фигачить через буран и пургу. Сталин туда народ ссылал. Я там родилась. И после пяти лет никогда больше не была. Хорошо, есть скайп. Хорошо, можно смотреть на похудевшую тетю Аллу и просто говорить с ней. Выслали ей денег.
- Если что, пишите, вышлем еще, - только и остается сказать.

Звонила сыну Леве. Сын Лева шел домой. По заснеженной Москве. Люблю своего сына Леву. Вдруг расплакалась. Сильно. Вроде бы уже почти успокоилась. Но тут еще тетя Алла. И все это.
- Сходи к врачу, - сказал мне сын Лева, - Коля тоже все откладывал визиты к врачу.
- Можно я буду рыдать, - говорю Вариному папе. И он прижимает меня так сильно-сильно. Хорошо, когда есть в кого рыдать.
И еще зачем-то сегодня бутылка белого. Эти китайские шарики что-то такое делают. Что бутылка белого совсем не лезет. Так странно. И еще зачем-то похудела из-за этой непонятной жизни. Но знаете, почему-то никогда не скажу - этот год был трудным, скорее бы он закончился. Просто, да, если про цинизм - у верблюда - два горба, потому что жизнь - борьба. Вот как-то так. Рыдать навзрыд, потом смеяться.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments