Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
- Эй, - пишу я ему, - и? Чем ты там занят? - его не видно на фейсбуке. Но через три минуты неожиданно вдруг отвечает:
- Жду, когда ты мне тут напишешь.
- Отлично, и? Можешь поговорить?
Он долго думает, минут пять, наверное. На самом деле, когда вдруг это все случилось, они в нашем Боу-доме все оказались такими хорошими. Радек полночи со мной лежал в постели, обнимал и просто молчал. Остальные всячески тоже обнимали, но уже с утра. На следующий день у нас должна была быть вечеринка.
- Давай отменим, - сказал Радек.
- Нет, - говорю, - пусть лучше люди по дому бегают, чем я буду сидеть в тишине и рыдать.
- Я пригласил только самых близких друзей, остальных всех отменил, - сообщил мне на утро Радек.
Самых близких неожиданно набралось человек тридцать. Большую часть из них я не знала. Радек некоторых из них однажды уже встречал. Я иногда выползала из комнаты. Даже с камерой. Потом уходила обратно. Они все по очереди приходили ко мне, спрашивая, все ли нормально.


Один юный очаровательный немецкий актер, который до этого ходил за мной следом, рассказывая, что я его леди, в какой-то момент умудрился так набраться, что его стошнило прямо на нашем первом этаже. Не стоило ему, конечно, так жадничать и хлестать вино прямо из горла.
Марта почему-то не расстроилась. Притащила швабру и бодро вытирала это все. Я вдруг порадовалась, что у меня есть причина, по которой мне не надо это делать.

Там еще много кого было. Но мне было немножко не до этого всего. Хотя, повторюсь, я даже кого-то поснимала. Утром сонный Радек проводил меня на автобус, поцеловал в лоб, сообщил водителю, что я буду платить наличными. И мой Лондон закончился.

Сегодня я пишу ему. Потому что мне надо поговорить. Ну и вообще.
Радек не в настроении, но пытается быть милым.
- Что не так? - спрашиваю.
- Все так, расскажи, как ты. Как Лев?
- Могло бы быть лучше, но нормально. И еще вокруг все непонятно как. Давай лучше про тебя.
- Ну что про меня. Я окончательно потерялся. Я не могу найти свое место в Лондоне.
- Вернешься в Варшаву? Ты просто слишком долго отсутствовал. За девять месяцев Лондон изменился.
- Нет, в Варшаве то же самое.
- Может пора менять дислокацию. Двинешь в Нью Йорк?
- Ты не понимаешь, проблема в голове. От себя не убежишь.
- Ага, понятно. Может просто вернешься к тому, чем ты занимался раньше? Откроешь свой виртуальный магазинчик, будешь продавать модную одежду, подкопишь денег, купишь недвижимость. И я всегда смогу с тобой жить.
- Ты итак всегда можешь со мной жить.
- Ага, особенно, когда у тебя в Варшаве ремонт полным ходом.
- Ну да. И все всегда упирается в деньги.
- Деньги дают тебе свободу.

- Нет, понимаешь, мне всегда хотелось, чтобы вокруг меня была толпа талантливых людей. Чтобы мои идеи можно было претворять в жизнь всем вместе. Чтобы меня кто-нибудь постоянно подталкивал. А получается, что мне все время приходится всех подталкивать. Я - слишком ленивый. Ты же знаешь.
- И все вокруг тебя слишком ленивые. И мало кто из них талантлив. И что ты делаешь на Рождество?
- Ничего, все разъезжаются кто куда. Я не хочу, чтобы дом остался пустым. Придется сидеть дома. Буду что-нибудь смотреть. Может позову кого-нибудь с грайндера.
- Ага, может мне к тебе приехать на Рождество? Когда у нас Рождество?
- А ты можешь приехать? Приезжай, бери с собой Вариного папу. У нас будет тихий семейный ужин. Будем с тобой смотреть Солярис.
- Ну уж нет, - говорю, - давай тогда уж вечеринку забабахаем.
- Позовем народ с грайндера?
- Только красивых. Ты можешь мне подогнать толпу красивых малчиков?
- Если приедешь, конечно, подгоню. Я даже притащу суши, у нас будет суши ужин.
- Отлично, опять будешь обделять бездомных? И у нас будет суши-ужин-из-мусорной-корзины-на-Рождество, чтобы я все-таки не так много потратила денег. Круто.
- А чуваков с грайндера мы все оденем в мои наряды. Ты же знаешь, у меня много одежды, хватит не на одну вечеринку.
- Ну уж нет, - говорю, - давай у нас будет дресс-код - пижама-пати. Шесть фунтов в Праймаке. Даже я смогу себе это позволить.
- Ага, - говорит, - круто.
- И никого, никого кроме меня и тебя в доме не будет, да? Ну когда мы не будем звать гостей?
- Да.
- Я смогу спать в комнате Тима. И мы с тобой сможем прыгать на всех кроватях.
- И драться подушками.
- Мама, - говорит мне Варвара, - поаккуратнее, не сломай спину. Помнишь, как мы однажды с Радеком и с тобой дрались и кто-то из вас мне случайно заехал локтем по носу.
- В смысле гонялись по всему дому?
- Ну да. Мне было очень обидно.

- Так ты приедешь? - спрашивает Радек.
- Мне надо обсудить это с семьей, если они не будут против. И денег дадут. Я все-таки, в отличии от некоторых, не одна живу.

- Ну давай быстрее определяйся, - говорит, - кстати, ты пропустила классную вечеринку. Свадьбу Алекса и Артема.
- Да, я видела, что у них свадьба. Артему срочно понадобилось гражданство?
- А он откуда?
- Из России, - говорю.
- А Алекс?
- У него папа - австриец, а мама - американка. Но он вырос в Лондоне, в каком-то элитном колледже для богатых малчиков. А теперь, видишь, чем занимается.
- Ну да, жалко, что тебя там не было. Там был и Чад.
- Его все еще не выдворили в Америку? Домас говорил, что он еще год назад собирался вернуться в Нью Йорк, у него виза просрочена еще тогда была.
- Нет, все еще здесь, диджействует на вечеринках.
- Он же мой ровесник, я так думаю. Ни кола, ни двора. И где-то сын в Нью Йорке.
- Бывает. И Андро была. И Домас с Пьером. Я еще Юсефа-Юсефа притащил. Жаль, что тебя не было. Там столько персонажей было.
- Ага,
- Ну так вот, и еще был дресс-код - или красное или белое. Кто был одет неправильно, тех не пускали.
- Ты в чем был?
- В красно-белом. Пришлось снять рубашку и остаться только в красных штанах.
- А Домас?
- Он был в красном, специально себе сшил наряд для этого случая. Так вот, всех, кто был в белом,отправляли в комнату с ванной, в которой сидел Алекс и мастурбировал.
- Очень концептуально, как всегда.
- Ну да, а тех, кто был в красном, в другую комнату. Там стоял Артем с курицей и пытался убить ее. По его задумке, он должен был отрубить ей голову, и кровь должна была хлынуть на пол. Но он все время промахивался, - в этом месте Радек вдруг делает скорбный вид, - жалко курицу, она так страдала.
- Радек, это же фу. И это же Лондон. Неужели народ ничего не сказал? Я понимаю, кто там собрался. Все наши лучшие обдолбанные отбросы. Но это же Лондон.
- Ну нет же, почему. Народ начал возмущаться и уходить. Мне было жалко цыпленка. Но все равно это была смешная вечеринка, жалко, что тебя на ней не было. Я даже видео снял. Сейчас покажу.
- Не надо мне показывать смерть цыпленка. Я сейчас это не вынесу. А в чем была Агата?
- Голая абсолютно со своей pussy.
- Понятно. У нее дурацкое тело, - говорю я, - видимо, если потреблять столько наркоты и алкоголя и не следить за собой, тело становится совсем не интересным. Понимаешь, никакой харизмы. Ни красоты, ни уродства, что-то между.
- Ты слишком консервативна, дорогая.
- Я слишком пристрастна к Агате, я знаю. Меня бесит, когда люди так убивают себя.

В этот момент вдруг вопли:
- Елена, Елена приехала, - стук открываемой двери, - ты же с Еленой разговариваешь? - голос Мортана.
- Ну да, по скайпу, - говорит Радек, - Сейчас включу видео, - он включает видео. На экране - голая задница.
- Это чья задница? - спрашиваю я.
- Это настоящая норвежская задница Мортана, - говорит мне Радек.
- Вау, а так сразу и не разберешься.

- Да уж, мама, - комментирует потом Варвара, которой я все это рассказываю, - какие у тебя веселые истории.

И вот теперь я сижу и думаю, билеты - двадцать две тысячи в Лондон. Слетать на четыре дня. И мне ужасно стыдно тратить эти деньги. Но мне вот вдруг очень надо в Лондон. Мне хочется выдохнуть. Сижу и думаю. Надо бы до завтра решить.

Еще мне приснился сон. На кухне на всех поверхностях - торты. И в холодильнике, и на столе, и на полу. Разные. Выглядят круто. В моей семье никто не ест торты. Только я под настроение. И в этом сне мне мучительно жалко этих тортов, я не понимаю, что с ними делать. Рассказываю утром Вариному папе этот сон. И вечером он приносит мне торт.

Варвара дочитала книгу "Циники" Мариенгофа. Спрашивает у меня, как я отношусь к Ольге.
- Она какая-то неправильная, да, - говорит Варвара.
- Когда-то мне говорили, что я - вылитая Ольга, - комментирую я, - спроси у своего папы. И ничего, смотри, какая я нынче вдруг положительная стала.
Но этот вопрос - чего еще порекомендуешь почитать - который Варвара задает мне с завидным постоянством, сильно меня напрягает. Деточка не хочет читать электронные книги. Жаждет бумажных. Надо, видимо, отправить ее в библиотеку.
И ехать мне в Лондон. Или денег проэкономить.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments