Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Ехала в аэропорт, проехала нужную остановку, уехала в сторону Ноттенхима. Во время услышала про Ноттенхил. Поезд в обратную сторону задерживался. Хорошо, когда выезжаешь пораньше. Не так страшно опоздать.

С утра Тим спустился на кухню.
- Ты уже проснулся?
- Просто хотел проводить тебя.
Мортан засунулся в ночи. Я уже выключила свет. Он долго извинялся. Не знаю за что. Это же прекрасно, когда человек пришел сказать - давай, до Свидания.
- Мортан, - говорю, - мне так рано вставать завтра. В восемь тридцать.
- Имей совесть, - говорит Мортан, - мне в пять надо быть на работе.
В пять надо быть на работе. С пяти надо начинать измерять давление, брать кровь на анализ, утешать и гладить по головке пациентов.
Радека не хотелось будить. Он так сладко спал и так дурацки дергается, если просто его, спящего, погладить по руке. Но я все таки разбудила, впрочем, он даже не проснулся, чмокнул в щеку и продолжил спать.
Рождественские каникулы прошли неплохо. Каждый день какие-то новые друзья Радека, которых надо было ставить к стенке и снимать. Желательно креативно. С креативностью было не то, чтобы очень хорошо. Но зато - весело.
Ездили в гости к Матеушу и Брендану. Картинки - Радек и близнецы. У Матеуша по квартире скакал черный кролик. Наглый до невозможности. Пытался грызть все вокруг. Матеуш больше не хочет быть шеф-поваром. Матеуш хочет быть художником или музыкантом. В тот самый момент, когда он стал шефом, он сразу это понял - больше никогда на кухню. Теперь Матеуш купил холст и рисует черно-белые загогулины. Кто в детстве этого не делал? У меня был такой период в жизни. Ну только что я не хотела быть художником, уехать в Мадрид, учить испанский язык и жить на продажи своих картин.
Но кто не пробует, у того нет шансов. Пусть Матеуш едет в Мадрид, рисует, учит язык, а по ночам работает официантом, к примеру. Хотя с работой в Испании не очень.
Брендан опять опечалился, что не успел меня подстричь. Матеуш с Бренданом приготовили для нас вареники со шпинатом. И это был такой рождественский ужин на фоне польской семьи. Я, Радек и два близнеца. Один с усами, второй нет.
Вчера приехала Катрин, которая когда-то жила с нами. В одной комнате с Конрадом. Потом училась в Кэмбридже, мы с Конрадом ее посещали. Сейчас работает в министерстве образования в Новой Зеландии. У меня вчера по плану был шоппинг. Вместо шоппинга по плану, мы болтались с Катрин по городу и обсуждали, как круто после собственных городков оказаться в центре этого людского водоворота. Заходили с Катрин в пабы, где она когда-то работала. И этот тот самый странный момент, когда тебе в пабе нальют бесплатно, а тебе не надо. У тебя голова болит. У тебя, типа, такая болезнь, что доктора волнуются, когда ты спрашиваешь про алкоголь. Ужасно обидно, если честно, когда спрашивают - что налить, а ты такой - у меня сегодня день трезвости.
- Понимаешь, - говорит Катрин, - у нас очень красиво в Велингтоне. Я снимаю дом, которому сто пятьдесят лет. С обычными, нормальными, очень дружелюбными соседями. Мы иногда ходим вместе куда-нибудь. Но это никогда не сравнится с моей сумасшедшей жизнью в Лондоне. С тем временем, когда ты выходишь утром на кухню, а там уже пять человек варят кофе, жмутся друг к другу и весело болтают. Впрочем, это даже не утро, а два часа дня к примеру. И они все на этой маленькой тесной кухне. И это сумасшедствие.
- Ну ладно, - говорю я, - в Лондоне тоже не так часто можно встретить такие дома.
- Это да, - отвечает Катрин.
Вчера же в ночи у Радека был очередной приятель. И кажется мы нынче снимаем что-то такое, что снимать прикольно, красиво, но в собственном жж и при нынешнем настрое граждан уже и не покажешь - слишком гомоэротика, слишком нам весело вдвоем этим заниматься и это отлично видно на картинках. Он - модель, я снимаю. Нынче даже все это происходит так:
- тебе он нравится? - спрашивает меня Радек, тыкая в экран, где очередной малчик мило смотрит на меня.
- Да, - говорю я.
- Берем, - говорит Радек и тут же строчит этому малчику.
И что с этим делать, совсем непонятно. Открывать анонимный блог, так ведь это и так будет понятно, чей блог. Думаю над этим.
И непонятно, что делать с этим Лондоном.
- Летай туда и обратно, - обычно говорить Радек, - я тоже так делаю.
Только ему можно работать и жить в Лондоне. А я могу прилетать ненадолго.
- Я что-то разрываюсь между тобой и Лондоном, - говорю я Вариному папе.
- Между мной и Радеком?
- Ага, - говорю я ему, - знаешь, когда-то сто лет назад Петлюра, такой персонаж, он и ныне живее всех живых, познакомился с пани Броння, скорее всего, это он ее уже так назвал, где-то недалеко от Сретенки. Потом заселился к ней. Она жила с мужем. Пара скучающих пенсионеров. Дом решили расселить. Петлюра устроил там клуб с самыми веселыми по тем временам вечеринками. Вход был платным. Мы как-то умудрялись проходить бесплатно. И еще там была толпа иностранцев. В разгаре вечера обычно пани Броння с мужем в мундирах и фуражках, с медалями, выходили в самую оживленную комнату и производили фурор. В какой-то момент муж умер. Дома отправили под снос. Петлюра уже женился, родил детей и со всей семьей, включая пани Бронни, переехал в соседний дом. Так пани Броння с ним и прожила до конца своих дней. Вот иногда я думаю, что я при Радеке буду кем-то подобным когда-нибудь.
Два дня назад мы спросили разрешения у Мортана, можно ли мне одну ночь провести в его комнате и его постели. Мортон был в Норвегии, в крохотном городишке. Ему было ужасно скучно.
- Представляете, ни одного гея в радиусе ста километров, - писал он нам.
Марта как раз вернулась от тети. И если одна пустая комната, не обязательно ведь спать с Мартой в одной постели.
Но тут всегда вторая сторона медали. Я боюсь спать одна в комнате.
- Радек, если мне будет страшно, можно я приду к тебе? - спрашиваю
- У меня кровать крохотная, - говорит он, - просто зови меня. Я тогда буду спать у тебя.
Наверное, трудно представить эти самые отношения, когда тебе почти полтос, ты живешь в доме в Лондоне с друзьями. И вот так запросто можно спать у кого-то еще в постели. И нет в этом ничего такого.
И как бы все-таки привыкнуть уже к этой самой двойной жизни. Там и тут. Иногда все-таки очень сложно даются эти переходы.
Subscribe

  • (no subject)

    - Эй, родители, я что-то сегодня непродуктивна. У меня все плохо. - Что опять не так? - Я вдруг обнаружила, что задание, которое я делала сегодня,…

  • (no subject)

    Ничего такого не происходит. Вот небо красивое. Облака, тучи, несутся в разные стороны. Голубизна наконец. А какие закаты! Макушки соседних домов…

  • (no subject)

    Странный вечер. Настроение на нуле. За окном как будто дождь. Выползать в город не хочется. Дома сидеть не хочется. Доделала большую съемку. В кои-то…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments