Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Новостей никаких. Разве только - нас занесло снегом. И это хорошо.
Вчера снимала красивую семью. У меня теперь три семьи, которые живут в Голландии и снимались у меня.
Вчера Катрин прилетела в Варшаву. Сошла с трапа самолета в метель и тут же запостила в инстаграм короткое видео, как снег кружится, люди зябко кутаются в куцые пальтишки.
И сто миллионов комментов от западных товарищей из теплых стран - о, дорогая! Какой ужас! Не отморозь там нос!

И только мой один-одинешенький коммент:
- Ну вот, Катрин, теперь ты готова к поездке в Россию.
И еще тут же Конрад гневно написал:
- Ты должна быть здесь! Почему ты не здесь, не в Варшаве? Почему ты поехала в Лондон?

Ну там нынче в Варшаве и Данни, и Радек, судя по всему. И вот - Катрин. Я тоже когда-нибудь подтянусь, попозже.

Деточка моя в ночи учила право. Пришла Яна с большим рюкзаком. Думаю, они не спали до утра. В шесть Варин папа посадил их в такси и они отправились на вокзал. Думаю, что они уже в Тутаеве. Вместе с классом. Трубку никто не берет. Видимо, все хорошо.
В ночи же вчера я пришла к ним в комнату и сообщила, что Яна сейчас перестанет хихикать и громко разговаривать, а Варя топать и хохотать. А также у них всего двадцать минут, чтобы лечь спать.
Обычно тишина наступает сразу. Больше всего на свете я терпеть не могу, когда мне мешают спать.

Утром, по словам Вариного папы, они были бодры и веселы, что привело меня к выводу, что никто не ложился спать.

На столе так и осталась лежать записка-напоминание. Варвариным почерком написано - капли!!! термос!!!носки!!! расческа!!!

Сегодня мы с Вариным папой проснулись в час, позавтракали и в четыре отправились окультуриваться. Иногда хочется, знаете, прямо вот с головой в культуры окунуться.
Сначала зашли в Музей фотографии на Остоженке. Там давали Родченко и Эйзенштейн, а на самом последнем еще фотографии про оборону Москвы. Все это так явно орало, что все что было после революции - это про пропаганду. И нынче смотришь фотографии Родченко о строительстве Беломорканала и сразу как-то думается о тех, кто строил, тех, кто умирал там. Кому-то повезло больше других, одни снимали Беломорканал и Броненосец Потемкин, другие махали кувалдой. Одни канули в никуда, других теперь выставляют в музеях. Жизнь - это не про справедливость.

Хорошо, что это бесплатное мероприятие. Иначе я бы очень расстроилась. После музея фотографии мы зашли еще в Пушкинский. Там было хорошо. Правда хорошо. Любимые картины, которые раз в несколько лет бывает неплохо еще раз посмотреть. Очереди, кстати, не было.

В восемь вышли. Заказали по телефону суши в кафе под домом. Доехали, зашли, забрали свои суши. Снег валил как сумасшедший. В общем, оказался такой тихий мирный вечер. Суши и остатки красного, буквально на донышке. Надо еще какую-нибудь киношку посмотреть. Варя трубку не берет. Жалко, конечно. Вот деточка вырастет скоро и куда-нибудь отвалит. И что, надо срочно кого-нибудь усыновить? Чтобы в доме были детские голоса? И было бы кем заняться?

Фейсбук ловко подсовывает мне разных людей в друзья. Раскапывает откуда-то старых знакомых. Вот откуда он знает, что двенадцать лет назад где-то в дешевом турецком отеле мы познакомились со Стасом и Кристиной. А потом Лиза подвалила. Мы были с Левой, выпивали на пляже халявный алкоголь. Леве было шестнадцать, а мне, видимо, тридцать семь, я так думаю. Они подошли и спросили, мы там были единственными симпатичными русскими, кроме них:
- Вы ээээ, брат с сестрой или ээээ?
- Не, не любовники, - ответила я бодро. На тот момент этот вопрос часто задавали. Лева выглядел старше, я младше. Стасу с Кристиной было девятнадцать. Когда представлялись, я сообщила, что, ээээ - журнальный фотограф.
- Ну и для каких журналов ты снимаешь? - спросил Стас.
- Ну в этом месяце у меня вышла обложка в Пентхаусе, - ответила я.
- Да ладно, - удивился он. И мы все вместе пошли к ним в номер. Свежий Пентхаус валялся на полу в туалете, знаете, некоторые любят читать в туалете разные журналы. Стас открыл журнал и поискал фамилию фотографа. Это была я.

Так вот Стас и Лиза поженились. У них родился ребенок. Стас выглядит ровно также. Лиза несколько повзрослела. Это я в своем этом возрасте меняюсь куда как быстрее. У них еще все более менее ровно.

Вот все парит меня этот вопрос, почему в Лондоне наши ребятишки ну совсем не запариваются на тему моих лет. Более того, я и сама совсем не запариваюсь на эту тему. А здесь годы прожитые прибивают тебя, практически, мгновенно к асфальту.

И еще ужасно абсолютно, что у нас нет своего дома. И даже друзей со своими домами у нас здесь в Москве нет. Даже в гости поехать не к кому. И грустно осознавать, что основная проблема исключительно в тебе самом, с возрастом все меньше людей интересует, все с меньшим количеством интересно нынче. И так сознательно вокруг образуется вакуум. Думаю о создании Дома Друзей, где Чебурашка встретил Гену.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments