Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
А еще я с ними иногда ругаюсь. Даже не иногда, а когда Варвара решает, что ей нужно срочно дочитать последнего Гарри Поттера на английском и поэтому поводу она прогуляет завтра пару с утра, а сегодня можно лечь ну где-нибудь под утро.


И тогда я, практически, топаю ногами. Рассказываю ей про Дильшота, который, негодяй, ну правда, правда, ложится спать в четыре. В семь встает. А потом сидит рядом, хлопает глазами и при первой же возможности укладывается на парту. А глаза у него такие красные при этом. И взгляд мутный.
- Не волнуйся, мамочка, - говорит на это Варвара, - я сплю достаточно. Часов восемь, точно. Для меня нормально.
Но я все равно волнуюсь, ругаюсь, угрожаю. А за Вариной спиной обычно маячит гнусный Варин папа, который широко улыбается и ерничает, повторяя варины слова:
- Смирись, мамочка, я уже стала взрослой, - говорит он почти Вариным тоном. И это тоже бесит. Правда, очень, очень.

- Ах так, - тогда говорю я им, - тогда, я тогда все. Я тогда не буду ждать, когда кто-то, не будем показывать пальцами, закончит школу. Я тогда вот, сразу уеду.
- Мамочка, тебе пора в Лондон? - спрашивает участливо Варвара, - нет, ну правда, я тебя очень люблю, но позволь мне самой решать, когда мне ложиться спать.
- Взрослая, ага. Взрослые сами себе готовят и тем кто вокруг их тоже сами готовят. А еще они убираются и иногда даже во всей квартире. И посуду за собой моют. Или в этом ты не самая взрослая? Все, уеду я от вас. Поеду где-нибудь PHD делать.
- На какие деньги? - интересуется Варвара.
- Найду себе финансовую помощь.
- Папа, она хочет от нас уехать, - сообщает Варвара. Варин папа благоразумно молчит.
- Да, я уеду, и тогда мне надо будет нервничать каждый раз, когда ты ложишься спать, хрен знает во-сколько.
- Ну смотри, - уговаривает Варвара, - мы же с тобой ругаемся только из-за того, что я ложусь, во-сколько мне вздумается. Это же не правильно. Если ты уедешь, папочка сразу сопьется, - в этом месте Варин папа хихикает, - а я, ну как же я буду без любимой мамочки? Ну кто же мне будет готовить свежую и вкусную еду? Кто будет меня обнимать? Ну неужели так трудно забить и позволить мне ложиться спать во-сколько мне хочется?
- Меня в этом доме никто ни во что не ставит, - говорю я.
- Просто мама хочет, чтобы все было по ее сценарию. И расстраивается, когда это не так, - влезает Варин папа.

На самом деле, это, конечно ужасно смешно. Варин папа еще всегда напоминает, что ровно тогда же, когда Лева был в этом вот самом возрасте, я тоже с ним постоянно ссорилась по каким-то незначительным поводам. Мы вдвоем тяжело переживали его тинейджерство.

- Нет, ну я не понимаю, когда же этот лучший друг лучшего друга позовет меня гулять? Я не собираюсь ему в этом помогать. Он уже пытался намекнуть. Но вот напрямую никак не может спросить. Но если я сама его приглашу, все сразу пойдет не так. Я это знаю. Зачем же мне эти робкие мужчины?
- Ты не понимаешь, Варя, малчики - они очень ранимые, - говорит Варин папа, который только что встречал Варю с немецкого и переодевается тут же вот. Варя же целует меня в щеку. Холодная, с мороза, раскрасневшаяся. А я что, я как всегда в комп уткнулась. Размышляю, чем занять себя - обработать картинки, описать картинки или забить на все, закрыть комп и почитать книжку. Сегодня настроение странное.

- Эти ранимые, - тянет Варвара, - как-то мне не хочется успокаивать этих ранимых. Понимаешь?
- Вот найдешь себе какого-нибудь не ранимого, - замечает Варин папа, - а я буду за ним бегать с топором потом.
- Ох, папа, нет, ну правда, ты думаешь, что это так приятно их успокаивать, когда у них душевные проблемы?
- Иногда очень полезно успокоить малчика, сразу чувствуешь свою полезность.
- Нет уж, спасибо, - отвечает Варвара.
- Ага, мама успокой меня, - обращается ко мне Варин папа, а я все уткнувшись в комп, - Ага, знаешь, как она умеет успокаивать меня, - говорит он Варе.
- Это как еще? - спрашиваю я, подозревая, что кто-то намекает на мою нечуткость.
- Ну как гаркнешь, смеется Варин папа и целует в нос.

В школе нашей сегодня было всего детей пять. И четыре волонтера. Хорошее соотношение. Смотрели ролики и обсуждали. Больше волонтеры говорили, конечно, чем дети. Но все равно ничего. В какой-то момент задала вопрос - какие бы две вещи вы хотели бы изменить, если бы вы были президентом.
Гат сообщил, что он бы пошел в народ, сам бы все осмотрел и выделил бы бабло бедным.
Ксения у него спросила:
- А как ты поймешь, что они, реально, бедные?
- Ну я же сам посмотрю.
- Так ведь они могут обмануть.
- Ну, эээ, - сказал Гат, - я это увижу.
- Гат, а откуда ты возьмешь деньги? - спрашиваю я.
- Ну я же буду президент, у меня будут деньги, - говорит.
- То есть ты думаешь, что ты придешь и они там будут лежать? В какой-нибудь комнате?
- Ну да, - говорит.
И дальше я им втюхивала про налоги, про распределение, что не всегда денег хватает на все, что надо подумать, на что лучше выделить в данной ситуации или себе прикарманить. Граждане мои как-то даже подрастерялись. Они не ожидали, что это может оказаться так сложно.
Еще я сегодня подрывала устои. Слабовато подрывала, но подрывала.
- Мама сказала, - сообщил Гат, - что когда мы надумаем жениться, мы должны будем спросить разрешения сначала у папы, потом у всех дядь наших.
- Это еще с какой стати? - спрашиваю, - вы своего папу когда в последний раз видели? Сколько лет назад? Семь? Он в вашей жизни принимает участие?
- Ну у нас так принято, - говорят.
- На фиг, на фиг, - комментирую я.

Потом мы еще разговаривали про страны, откуда они. Конго оказалось самой нищей страной. Зимбабве выглядело чуть-чуть получше. Ангола - так вообще зашибись. Оказалось, что в Луанде жилье если снимать, оно может стоить до семи тысяч долларов. При этом разрыв между бедными и богатыми очень колоссален. Я тут же вспомнила, что наша Марта какое-то время была стилистом у одного из сыновей президента Анголы, известного ангольского певца, у которого недвижимость по всему миру. И который любил с Мартой прогуливаться по-разным клубам для людей с нетрадиционной ориентацией. Это чисто к тому, что папа его в его стране не то, чтобы очень одобрял этих людей. А еще мы с Мартой, когда я живу в Лондоне, спим на этом самом матрасе, который нам достался от сына президента Анголы. Сын президента сейчас где-то в Лос-Анджелесе тусит. Матрас нам оставил, а сам съехал в свою Америку. У Марты до сих пор бывают угрызения совести.
- Это же ужасно, Елена, - говорит она мне, - дети в Африке голодают, а я работала на этого человека, получая зарплату, украденными у детей, деньгами. Впрочем, она говорила, что сам сын президента очень даже нормальным был.
Subscribe

  • (без темы)

    Рассказываю - на Бат Галиме сегодня толпа медуз. Еще вчера разные израильские чатики постили - миллионы медуз плывут к израильским берегам и помещали…

  • (без темы)

    Пятница, шабат шалом, квест - успей на последний автобус, а лучше на предпоследний, последний может не прийти. Варин папа работает, надо успеть…

  • (без темы)

    Позвали на день рождения. Отличная тема - социализация. Я, конечно, вышла несколько позже. И это ничего. Гугл показал - до места назначения двадцать…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments