Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

У некоторых такие лица, как будто я их знаю еще по прошлой жизни. Я с ними сталкиваюсь случайно. Иногда. Однажды в феврале две тысячи двенадцатого компания московских хипстеров на одном из митингов долго восторгалась моими штанами, которые живы до сих пор, только протерлись слегка. И вот одна барышня. У нее такое лицо. Я думаю, что в прошлой жизни мы точно встречались.
И она отказывается у меня сниматься. ЗА-ДА-РОМ! Говорит, что не любит вот это вот - позировать.


Это все - информационный мусор. Надо соблюдать информационную гигиену - обычно говорит Варин папе Варваре.
Вот ровно сегодня думала об этом, когда некоторые, особо одаренные юзеры, постили разные противные желтые ролики. Пролистывала, расставалась с юзерами. Вот вас, правда, так сильно беспокоит прямо сейчас мир во всем мире и не только мир? Мне вот сегодня был вкусен бутер с авокадо - правильный авокадо бывает в Дикси - авокадо размять вилкой на хлеб, сверху половину яйца и рукколу. Сначала снимала, потом ела. Про мир я буду думать как-нибудь потом, когда останутся силы или кончится авокадо.

Шпаклевали с Виви ее мастерскую. Как будто бы вернулась в те самые детские годы, когда мастерские художников, юные художники вокруг, скульптуры, картины, пустые бутылки и никто еще не знает, что их ожидает впереди
- Давай решим, куда я буду поступать, - говорит Варвара с порога. Вернулась с немецкого. Наверняка после немецкого сидела в Макдаке и читала книжку. Иногда она что-то говорит по-английски, но примешивает немецкие слова. И на мое:
- Чего, простите? - говорит:
- Ой.

- Давай наконец-то определимся с моим универом, - говорит она мне с порога, - это очень важно. Я думаю, что пора браться за ум.
- Только не прощелкай при этом юность, - говорю я ей, удивляясь собственной непедагогичности, - книжки, фильмы, сериалы, друзей и прогулки под луной. И да, да, рисунки.
- Я знаю, но куда я буду поступать? Ты мне поможешь с этим определиться?

"Я так вижу, она будет с рыжим шведским бородатым чуваком. И куча сопливых детей. И я, такая, приезжаю с молодым итальянским любовником, привезти гостинцев, собственного оливкового масла и вина, поняньчиться чуть-чуть с этими сопливыми детьми и вернуться в свою Италию, в свой сад", - говорит мне она, а я хлопаю в ладоши представляя эту картину.

Когда-то мы отправляли нашу деточку в Америку и она сопротивлялась. Я даже не была уверена, удастся ли нам запихнуть ее в самолет. И совсем не прокатывали мои речи о том, как важно выучить английский. Английский вроде как освоен.
Сейчас другие времена. Как-то совсем дорого и непонятно, а надо ли оно.
- Эй, вы что, не собираетесь отправлять меня в немецкий лагерь? - возмущается деточка.
- Ты что, правда, собираешься выучить немецкий? - удивляется Варин папа, - или ты все-таки хочешь хорошенько потусить?
- Папа, а ты что не видишь, что наша девочка регулярно занимается немецким? - удивляюсь я.
- И выучить немецкий, и потусить, - отвечает наша деточка, - вы же вряд ли отправите меня в какой-нибудь русский лагерь. Так хоть в немецкий съезжу.

А еще мне понравился Ла ла ленд, который мы в ночи смотрели. Варин папа, впрочем, уверяет, что этот фильм для нашей крошки. Конец там, конечно, неправильный, слишком как в жизни. А Варин папа считает, что правильный конец.

Мидрель сегодня в нашей школе хихикала над Мансуром, когда мы рисовали:
- Вы посмотрите только, он нарисовал такую кровать, как будто у него есть жена!!!
Мардок запрещал Мидрель говорить слово - голая. Там в мультфильме кто-то был голый. Мардок говорил, что это ругательное слово.

Мустафа карабкался на коленки, прижимался щекой. Сидел чуть-чуть. Отбивался, слезал с коленок, искал маму, доставал Мансура. Вместе с Мидрель пытался построить машинку. Мидрель отбивалась.
Отгадывали слова.
В Школе на Коленке мы сегодня, волонтеры, не то, чтобы блистали. Мидрель даже иногда всхлипывала:
- Скукота.
А потом опять рисовать, комментировать, нападать на Мардока, сидеть под столом.

Виви кормила меня супом куриным, вкусным. Виви вкусно готовит. Потом мы шпаклевали. Я еще держала стремянку, чтобы она не свалилась с потолка. Мы относили напоминание в соседний корпус об неуплате арендной плате. Нас звали пить чай.
- Хм, на два года младше сына Левы, - думалось мне. И я тут же чуть не упала под стол, услышав, как Виви про меня вдруг говорит:
- Она - современная Диана Арбус.

И потом, когда мы еще вышли из ворот, хихикая и Виви, показывая на малыша в зеленом комбезе:
- Ты только посмотри, как он сочетается с зеленой стеной.
- Сколько, сколько ему лет? Он младше Левы на два года, - сказала я.
- И старше Лизы на один год.
- Какие мы с тобой старушки, - сказала я Виве и мы продолжили хихикать.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments