Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Звоню домой. Знаете, всего-то разница в три часа, но до третьего этажа в своем доме в Боу я добралась по Москве в одиннадцать тридцать. То есть понятно, что еще не спят. Но тем не менее. А до этого мы час ужинали с Тимом. Просто заходишь в дом и застреваешь на кухне. На час.

- Эй, где моя жилетка, - слышится голос деточки из компа.
- Твоя деточка, - говорит Варин папа, - собирается вот только сейчас.Жилетку найти не может.

Деточка завтра в поход уходит.

- Так спать хочу, - говорит мне деточка, - да, мама, у нас теперь каникулы без тебя. Если бы мы без тебя жили, даже не знаю, что бы с нами было. У папы - виски, я сплю мало.
- Ага, она вчера даже дома не ночевала.
- Подумаешь, у Янки осталась.
- У Янки?
- Ну, папа, ну у кого же еще. Как же спать хочется, а тут собираться надо.
- И она еще вчера с малчиком познакомилась.
- С каким малчиком? У него есть аккаунт в соцсетях, - спрашиваю я.
- Он - приличный. Мы с Янкой с ним познакомились, - говорит, - слушай, ну я не могу еще раз эту историю рассказывать. Мне это неинтересно.

У меня третий день мигрень. Несколько омрачает жизнь, но Лондон сглаживает. Ветер, Темза волнуется. Как только выходит солнце, все так оживляются. Совсем другой город.
Будильник прозвонил в десять. Марта всегда ставит себе будильник. Чтобы потом проснувшись, сообщить мне, что это ее будильник. Отключить его и предложить поспать еще минут десять.
На втором этаже столпотворение около ванной комнаты. Внутри ванной планшет Мортена наигрывает спокойную музыку, Мортена поднимает по лестнице.
- Мортен? - спрашиваю утвердительно.
- Ну да, я в душ.
- Я следующий, - кричит Тим.
- Мне только в туалет, - сообщаю им я.
- Ну иди, - говорят они хором, - только быстро. Мы опаздываем.

Утром Мортен и Кейт на работу. Тим на прослушку. Марта - дома шить свадебные платья на заказ. Две девушки женятся друг на дружке и Марта шьет им платья. Мартина убирается в комнате. Сержио еще спит. Ну а я в город, как всегда.

В какой-то момент, когда спина сообщает, что сейчас все навернется медным тазом, усаживаюсь на скамейку. Где-то в районе Southbank. По Темзе плывут кораблики с туристами. Напротив, около бетонной стены группа товарищей снимает модный кадр. Малчик с голубыми волосами в синем пальто и синих штанах щурится на солнце. Фотограф сидит на тротуаре, снимает снизу. Понятно, что это будет ракурс и синее на сером. С моей позиции я вижу геометрию - лестница, стена, блики солнца. Только слишком много людей спешат мимо для моего аккуратного кадра с геометрией. Я тяну свою спину, аккуратно расправляю мышцы, боль затихает. Рассматриваю спешащих людей, иногда снимаю. Милую парочку обгоняет бегущий юноша. У юноши из айфона несется музыка
Молодой человек говорит своей спутнице:
- Мне нравится здесь гулять, только очень раздражают эти бегуны. И еще велосипедисты. Очень раздражают.

Я вдруг думаю, что все не то уже и не так. Вот в двадцать вряд ли бы я вот так засела бы передохнуть на скамейку, я бы все шла и шла. Но тут же оправдываю себя тем, что уже четыре часа просто иду и иду с камерой, которая килограмма два точно весит. И еще в рюкзаке много чего. И у меня впереди еще часа два-три ходьбы. Не удивительно, что спине это не очень-то нравится. И ступням тоже. Все-таки что-то там надломилось и болит. И три месяца антибиотиков спасли, но не до конца. С этим уже давно срослась. Но вот иногда приходится вот так вот сесть на скамейку и передохнуть.
Занятные ощущение, когда многие вещи перестали волновать совсем. Я всегда оказывалась слишком старой. Сколько себя помню. То для гимнастики - старой и толстой. То для фигурного катания. В какой-то момент, когда пыталась найти работу, брали только восемнадцатилетних на разные интересные должности. Были странные годы. Я пыталась стучать во все двери, но везде оказывалось, что мне слишком много лет - двадцать четыре - это уже абсолютная старуха. И ноги не от ушей. В тридцать, когда я вдруг стала фотографом, все знакомые говорили хором - какая смелость вот так взять и поменять свою жизнь в таком преклонном возрасте. Что такое тридцать лет? С нынешней позиции - это абсолютнейшая юность. Даже если у тебя уже почти взрослый малчик девяти лет. Тогда было ощущение, что все поздно и ничего не успеть уже. Но деваться же некуда.

Сейчас вдруг просто живешь. Без оглядки на вот это все - успеешь, не успеешь, слишком поздно начала, уже никуда не пробиться. Делаешь то, что хочется. Сидишь на скамейке, смотришь как по Темзе несется патруль. Чайки орут. Через мост красные автобусы ловко движутся. Люди бредут мимо. Всех цветов. Кто-то в телефон уткнулся. Кто-то по сторонам смотрит. Кто-то целуется. Ближе к концу рабочего дня вокруг пабов собираются толпы.

Около Shakespeare's globe Тим написал:
- Ты в центральном Лондоне?
- Около театра, - отвечаю, - хочешь встречаться?
- Ну, - отвечает он, - у меня в семь тридцать медитация. Вот думаю - или в спортивный зал сейчас сходить или с тобой встретиться?
- То есть или тело или я?
- Типа того, - говорит.
В общем, он выбрал тело. А я пошла дальше.
Вышла я сегодня около одиннадцати тридцати утра, вернулась домой около семи. А вчера чуть дольше ходила.
Открываю дверь на кухню, а там Тим.
- Как же так? - говорю, - то есть вот так вот ты пошел в джим, а потом на медитацию?
- Я был такой голодный после прослушки и актерских классов, что поехал домой.
- Что ешь?
- Томатный суп из Теско, - говорит.
- О, и у меня тоже такой.

Тим терпеть не может микроволновку. Он считает, что это очень вредная тема. Поэтому взял и вылил мой суп в кастрюльку еще и воды добавил и на плиту поставил.
- Тим, ты что делаешь? Ненавижу, - кричу я. Он даже растерялся
- Ну ладно, ладно, - говорит, - я так больше не буду делать. А у тебя, кстати, нет ли чего-нибудь такого, - и тут он произносит desert.
- Пустыня? - спрашиваю. Тим у нас австралиец и иногда какие-то слова вдруг проскакивают непонятные, - причем тут пустыня?
- Да нет же, dessert, ну что-нибудь сладкое.
- А, дессерт, - понимаю я, - нет, ничего нет.
- Ага, а ты будешь яблочный пирог? Мне очень хочется яблочный пирог, но не могу же я его есть один.
В общем, Тим сгонял за яблочным пирогом в Теско. Один фунт - все удовольствие. И еще к нему крем. Вкусно.
- Пятница вечер. А мы, как пенсионеры дома, - говорю я. Уже и Мортен с работы пришел.
- Я всю неделю работал по вечерам. Приходил поздно, первый вечер, когда я наконец-то дома, - говорит мне Тим. На самом деле, когда такой холод собачий оно и понятно, что приличные люди из дома не высовываются. Но иногда сама мысль. Лондон. Пятница вечер. Приличные люди не сидят в это время дома.
В общем, собираемся сейчас какую-нибудь романтическую комедию смотреть по компу Тима.
Subscribe

  • (no subject)

    - Мне сегодня приснился ужасный сон. Такое плохое настроение было после. - Все умерли опять? - думаю про себя участливо. - Вы с папой были такими…

  • (no subject)

    После двух вечеринок подряд, впервые в жизни провела целый день в постели с Вариным папой, с ноутом и сериалом Jane the Virgin. Не рекомендую. Such a…

  • (no subject)

    - ЭЭЭ, мы выпустились, - написала Алена, - давайте встречаться. - Я соскучился, давайте, - отозвался Даня. Аревик на какое-то время молчала. Алена с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments