Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Встретила внезапно в Теско Риса. Длинный, тощий в черном дорогом плаще, стоял, уткнувшись взглядом куда-то. В овощных рядах. Задумался.
Подошла близко-близко. Я ему даже до подмышек не достаю. Посмотрел на меня, вздрогнул.
- Ой, ты в Лондоне? - обнялись. За двадцать минут брождения по Теско я пересказала ему все последние новости. Теракт в Санкт-Петербурге, френдлента и не только моя, которая уверенно пишет, что каждая президентская кампания сопровождается террактами.


- Да ладно, - удивлялся Рис. Он у нас - англичанин, англичанин. Благородных кровей.
Дальше я ему про голубых китов, как повод забанить разные сегменты интернета и побольше страха внести в жизнь родителей, чтобы на коротком поводке деток держали. Дальше про мою жизнь за последние полгода. Новости из нашего Боу дома. Если что, Рис живет за углом от нас. Последний раз я его видела в ноябре. Я плакала в него. А он в меня. Каждый про свое и каждый друг про друга. Ну и про Радека чуть-чуть. И про Марту, и возвращение Марко.
- Понимаешь, так странно, - сказал Рис, - обычно я сижу на работе часов до десяти. Сегодня что-то вдруг заставило меня выйти раньше. И в Теско я захожу только по выходным. Решил себе приготовить ужин. И тут ты. Так неожиданно. Почему ты не написала мне раньше? Встретились бы на чашку кофе.

Под конец, когда я выбирала сыр, много сыра, я удивила его тем, что хороший сыр в России сложно нынче купить. У него было такое удивленное лицо. Как будто я прилетела с другой планеты.
- Слушай, какая у меня, оказывается, скучная жизнь, - сказал Рис.
- Рис, это все-таки абсолютно ужасно, что ты никогда не позволяешь себя снимать, - говорю, - ты такой красивый.
- Да ладно тебе, - говорит Рис и обнимает меня долго-долго. А потом еще машет рукой и кричит - хорошей тебе завтра поездки, ладно?

День так хорошо начинался. В субботу меня на Бриклейне отловил товарищ в тату и слезно умолял побыть для него подопытным кроликом в парикмахерском салоне. Пришлось соглашаться. Вот сегодня ни свет ни заря проснулась, бежала за автобусом номер восемь, чтобы ровно в десять оказаться в салоне на Бриклейне.
Милая Франческо из Испании мыла мне голову, делала массаж, объясняя Арону, как делать это лучше.
- Вот смотри, клиент закрыл глаза, хороший знак, значит клиенту приятно.
- Нет, - говорю, - клиент не выспался и хочет спать.

Дальше я прослушала консультацию милого Марчело из Италии, о том, как надо стричь, как надо филировать, а также как надо сушить и какие лосьоны в какой последовательности втирать. Провела два упоительных часа, выпила кучу чашек кофе. В результате получила ровно то же самое. Внешне не отличить от того, что было. Только на полу такая немаленькая кучка волос оказалась. Напротив малчик-девочка Инесс тоже учился стричь. Такой трогательный в платье. Бабушка, его клиентка, тоже была очень терпеливо и счастлива помочь.

Франческо сунула мне свою визитку.
- Давай, добавляй меня на фейсбуке. Может быть что-нибудь вместе сотворим.

Потом я спешила. Последние дни у меня всегда такие занятые. Все вдруг резко хотят встречаться. Бриклейн сегодня был таким чудесным. Солнце. Красивые люди. Новые графитти. И я спешу. Даже камеру достать не могу. Бегу потому что.
Один не очень взрослый дальний родственник из Берлина нашелся. Журналист. Девятнадцать лет. Такие ресницы и глаза. Сидели с ним на лавочке над Темзой. Он жевал бутерброд, а я ему рассказывала про жизнь. Надеюсь, он меня понимал. Только на слове - ткачи, споткнулся. Когда я ему рассказывала историю нашего East London.
- Здесь, где я работаю и живу, все такое чопорное и серьезное, и люди все чинные, - сказал он мне, - а ваш East, по твоим описанием, выглядит очень Берлином.

Дальше по плану у меня был ланч с Викой. Как раз в метро у сидящего рядом человека увидела в айфоне картинку с покореженным питерским метро и заголовком "Теракт в Санкт-Петербурге". И все волшебство тут же испарилось.

Выпили чай на лавочке в Викином универе, подставляя солнцу наши бледные лица. И побежала дальше. Весли по плану. Живущий хрен знает где, если честно.

У Весли была гениальная идея для съемки. Дурацкая, если честно.
- Смотрел "Криминальное чтиво"? - спрашиваю, - там в одном эпизоде был такой чувак, типа, раб - садо-мазо.
Таня, его австралийская соседка, обматывала Весли черной тесемкой, так что он в итоге был почти мумией. Еще коты вокруг кругами ходили. Три черных, один пятнистый. И как всегда пакетик с травой на столе. Ничего нового.
Закатное солнце красиво било в окна. Татуировки на теле Весли.
- Э, - говорит Весли, - не слишком ли я тут толстый?

Потом я еще звонила Кате по фейсбуке. А Катя хотела меня встречать. Представляете, меня кто-то хотел встречать в аэропорту. Меня никто никогда не встречает. И если честно, меня это совсем не парит.

В ночи Мортен, Кейт и Марта на кухне. Кейт грустит. Не знаю почему. Если выйти в сад и смотреть на нее через стеклянную дверь - как будто кино. Длинная, тонкая, рыжая. С копной волос, небрежно завязанных в пучок. Губы сжаты. В глазах слезы. В духовке - сладкий картофель - делишес.
- Кейт, ты знаешь, you most beatufil thing which Ive ever seen, - говорю я, - мне не нравится, что ты грустишь. Но вот пусть у тебя будет такое знание. Даже если ты не позволяешь себя снимать.

Мортен так подстригся. И эти два Мортен и Кейт, как чудно бы они смотрелись в одной картинке. Рыжий и рыжая. Два тощих и длинных. Скандинав и британка. Оба ненавидят сниматься.

И я, как вечный клоун на арене, полчаса вещала. Иногда увлечешься и как начнешь вещать. Про свою прошлую жизнь в Лондоне. Про чернокожую алкоголичку-психолога Джун и ее кучу котов, у которой я как-то прожила целых три месяца в Льюишеме, про наш дом в Лейтон стоуне с кучей разноцветных подростков из Франции и Южной Америки с которыми я как-то делила кров в течении двух с половиной месяцев, про алкоголика Гарри на Бродвей роуд, у которого я жила время от времени.
Иногда так слушаешь себя и удивляешься - неужели это все про меня.

И еще неожиданно первый раз в моей жизни Варвара прислала такое письмо. Такая нежность. О том, как такие походы, тяжелые в физическом и моральном смысле, меняют людей. Как начинаешь ценить заботу, сухие ботинки и тех, кто любит тебя.

Про остальное потом напишу. У меня еще есть историй. Завтра в Москву. Сегодня было градусов под двадцать в Лондоне. Обратно в зиму завтра.
Subscribe

  • (no subject)

    Возвращалась домой. Около магазина пожилая женщина достала из мусорки стаканчик из кофикса и допила из него содержимое. Мгновенно вспомнился тысяча…

  • (no subject)

    В ночи под окнами кто-то с выражением говорит: - Все пидарасы вокруг, абсолютно все пидарасы. Я вот тут одного встретил Мы же с Вариным папой смотрим…

  • (no subject)

    как же не хочется ложиться спать. Как будто жалко времени. Как будто что-то упустишь. Долгие разговоры с Варварой на кухне. И еще лето кончается. И…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments