Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

И по-прежнему лета не будет.
- Так вот, - говорю я сыну Леве, - может быть тебе было лет пять, я не помню точно. И ты был на Украине с Ирой и Сашей. Я работала в информационном агентстве по ночам, три ночи через три, где платили как-то совсем немного, но на хлеб хватало. И это было вот ровно такое же холодное лето, когда по утрам надо было надевать шубу, иначе не согреться. Мне еще тогда один случайный врач говорил - "вам надо отогреться, организм настроился на тепло, лета нет, вот и полезли разные болезни. Залезайте по утрам в ванну и чтобы температура воды была максимальной. Грейтесь, обманывайте организм". И весь город был завален банановыми корками. Все еще не успели привыкнуть к бананам, бананы вдруг появились везде. Все ели бананы. Банановые корки вылезали из мусорок. Горы банановых корок. И рекламные плакаты по всему городу - лета не будет! Знаешь, на каждом шагу - лета не будет. И совсем нет денег. И холод собачий. И это когда занимаешь деньги и на последние едешь в Коктебель, чтобы ночевать в какой-нибудь норе. И море ледяное, но море и жара. И небо синее.


Сын Лева заехал на машине. Колиной. Я не то, чтобы одобряю. На таких машинах нельзя ездить. Вот никогда. Не знаю, откуда у Коли была страсть к таким машинам.
И вот мы, как два самозванца, Коля бы точно не одобрил вот это вот - в его машине просто так кататься по городу, как будто шестнадцать, как будто втихаря от родителей утащили ключи и поехали в ночи в Шереметьево, потому что там один-единственный открытый в ночи буфет, где можно что-нибудь съесть-выпить-и-попялиться-как-взлетают-самолеты-туда-куда-ты-никогда-не-полетишь-потому-что-это-не-про-твою-жизнь.

Сын Лева пытался быть очень корректным со мной. После того последнего раза, когда мы поорали друг на друга, бросили трубки, и потом я писала ему смски, что как-то надо же быть снисходительным к своей мамашке, другой все равно нет. Ну и все-такое. Сын Лева был очень терпеливым. Правда. Молчал, когда обычно не молчит. В общем, очень старался. И я тоже. Поэтому мы вежливо прошли рука об руку километров десять. Выслушали друг друга. И, на самом деле, жалко, что не сделали совместное селфи. Когда Коля умер, Лева очень сокрушался, что Коля всегда отказывался фотографироваться вместе. Вот да. Безобразие.
Еще сегодня было холодно, солнечно и странно. И, несмотря на нашу то вежливость, то крики в адрес друг друга, мы все-таки очень любим друг друга, как и должны любить себя обычные такие мама и сын.

Деточка Варвара сидит дома и, типа, учится. Страшно расстраивается, что никаких тусовок в ближайшие пару дней, потому что она сама себе обещала.
- Мама, - говорит деточка, - мне тут Варя звонила, из Риги приехала, хочет встречаться, как ты думаешь, если я на пару часов отлучусь, это же ничего?
- Поступай так, как велит тебе твоя совесть, - говорю я, - на улице холод собачий, и где два, там и пять часов.
- Да ладно тебе, когда это меня смущал холод, - говорит деточка и звонит деточке Ане, которая где-то в лугах-лесах на туристическом сборе. Все, кто едет в экспедицию, должны быть на сборе. Деточка Варвара вместо экспы предпочла самостоятельную Вену на два месяца. Поэтому в холод собачий она не бредет по колено в грязи в горку и не спит в спальнике в минус два. Она учится. И звонит Ане. Которая жалуется ей на жизнь.
- Ты знаешь, - говорит деточка Ваврара мне, - у меня даже настроение поднялось после этого разговора.

- Так вот, - говорю я Вариному папе, - у меня два месяца летом без деточки, и я, пожалуй, отправлюсь в путешествие, еще не решила в какое. Ты со мной? Может Португалия-Испания или через Европу. Возьмем спальники и пенки. Будем есть в дешевых забегаловках.
- Денег нынче как-то не очень, - говорит мне Варин папа, - нынче только доживаем от зарплаты и до зарплаты. Кризис настиг. Ну и там лекарства для старших родственников, операции старших родственников, адвокаты и все такое.

Сижу, пью вино, думаю, что всю жизнь, всю жизнь, все время приходится боятся, вдруг деньги кончатся, вдруг не хватит на что-нибудь такое. Хотя, на самом деле, все же отлично. Правда. Не сравнить те времена когда мы с Левочкой жили с пустым холодильником. И по утрам я умоляла его есть хорошо в садике, потому что дома нет никакой еды и в ближайшие пару дней и не предвидится. И он, конечно же, возвращаясь из садика, мой крохотный белоголовый ангел, говорил умилительно - я такой голодный, ты меня покормишь?

А нынче вон, и ребенок в Австрию едет. И денег все еще хватает от зарплаты до зарплаты. Так что чего уж там грустить.
Subscribe

  • (no subject)

    У деточки в Вене похмелье и плохое настроение. У меня триста картинок на обработку. Красивых людей, которые себя не очень любят. Убираю двойные…

  • (no subject)

    Часть восемнадцатая. Все еще не последняя. В тот день, когда Алену с Аревик возили на апелляцию, полицейские обсуждали премию за их работу во время…

  • (no subject)

    Деточка Варя сдавала сегодня экзамен по химии. Видимо, как-то не очень. Видимо, кому-то не хватило времени. В чем-то хорошо быть мамой, которая такая…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments