Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Когда я искала на букинге что-нибудь подешевле, это были самые дешевые аппартаменты на районе. Четыре тысячи за три ночи. Номер в тридцать пять метров с кухней и душем. А также кровать, зеркальный потолок, красная подсветка. И балкон. Номер несколько будуарного типа. Бордельного. Типа - отель на час. Смешной, чистый и пол красивый. С балкона, если смотреть вправо - вереницы свежевыстиранного белья, круто уходящая вниз улица, и где-то там на горизонте, вдали, город, минареты и красивые закаты. Это если смотреть вправо. Если смотреть влево, улица уходит круто вверх, где-то сбоку красивый фиолетовый дом, заколоченные ставни. Внизу, справа двухлетний малыш на окне за решеткой общается со всей улицей. Дети гоняют вдоль улицы, большая толпа от четырех до десяти. Соседи все сидят на ступеньках, чай пьют.



- Вот, - говорю я Вариному папе, - еще месяц здесь и с нами начнет здороваться весь квартал, а мы потихоньку начнем учить турецкий.
- Ну тебя уж точно весь квартал будет знать через пару дней.
- В этот раз я веду себя очень прилично, - говорю я.
- Ну да, если знать тебя, то на удивление очень прилично.

Когда я искала аппартаменты, я читала отзывы. Про наш аппарт-отель молодые англичане отзывались восторженно - отличное местоположение за такие деньги! Отличная цена за такие услуги! Пара русских оставила что-то вроде - аааа, трущобы! АААА, опасная криминальная обстановка!!!! АААА, квартира меньшего размера, чем обещано. АААА. Ужас, как грязно. АААА, ужас, как шумно!!!
В общем, таки да, трущобы. Очень турецкие. Очень Стамбул. Очень красиво. И все вокруг вполне себе дружелюбные. И два шага до Таксима. И чайки на крышах. А внизу женщины в этих длинных разноцветных платьях и платках пьют чай и переговариваются.

Если идти по улице вверх до ближайшего поворота налево, пройти прачечную и магазинчик, который работает до двух ночи, открывается в пять утра, слева сидит толпа мужчин, пьют чай. Мимо них нельзя пройти просто так. Один из них немного говорит по-английски. Они радостно поднимаются, зовут нас, уступая свои кресла. Приносят стаканы, наливают чай из чайника и целый час мы ведем беседы. Один из них учится в Киеве на хирурга. Уже два года как. И еще он - курд. И еще, ну да, политика политикой, но живет же он в Стамбуле. Нет, ну бывают, конечно, эксцессы, люди есть люди. Но в целом, все нормально. И еще было бы неплохо жениться на украинской девушке. Они красивые. И хотят много детей. И еще Европа, и Англия отказывали в визе, потому что курд - потенциальный беженец. Но теперь он может поехать в Европу безвизово, как украинский студент.

Мы прощаемся, люди-аквариумы, вы пили чай до бесконечности с турецкими мужчинами? Когда стоит неосторожно поставить стакан, как тебе тут же доливают еще? Вот моментом превращаешься в человека-аквариум.
Мы всего-то хотели дойти куда-нибудь, до какого-нибудь миленького места, устроиться на диванчиках полулежа и выпить чая за деньги. Не случилось.
Мы пока все еще не алкоголики. В силу ряда причин. Но что-то и без алкоголя ужасно весело.

Бродили сегодня бесконечно по узким улочкам вдоль модного Истикаля, рассматривали граждан, улыбались гражданам, говорили бесконечное - later - сейчас еще погуляем и придем к вам обязательно. Музыканты, парочки, транни, геи, женщины в черном с ног до головы, всевозможные продавцы невозможного всего, кошки, снующие в ночи шустро под ногами, собаки, полицейские, пьющие чай, рабочие, в ночи бодро начинающие свои строительные работы, местные, ругающиеся с рабочими, рабочие, размахивающие руками и никто никому не мешает.

На обратном пути все время сворачивали в разные закоулки.
- О, смотри, папа, - говорила я Вариному папе, - проститутки в окнах, - Варин папа тупил в телефон, пытаясь понять, правильно ли мы идем.
- Где, ааа, понятно, - сказал Варин папа, - и что?
- Ну забавно же мы вышли, да? - девушки вокруг мило махали ручками, весело потрясывая грудью.
- Ну да, вечно ты, мама, оказываешься в подобных кварталах, - сообщил мне Варин папа и уткнулся опять в телефон.

У нас на районе, первый час ночи, тетеньки продолжали пить чай, дети носились, впрочем, их всех стало немножко меньше. И тут вдруг навстречу побежала толпа молодых людей, к ним присоединялись все новые и новые молодые люди. Лица у всех были радостны.
- Ну что, папа, - сказала я Вариному папе, - пойдем посмотрим, что за движуха на районе, когда стрелка перевалила за полночь.
Варин папа немножко засомневался. В отличие от меня с моим - хлеба и зрелищ, Вариному папе все это кажется не очень приличным.
- Эй, что случилось? - спросила я у продавца из магазина за углом. Но он плохо говорит по-английски. Махнул рукой - ааа, бейби, - сказал.
- Наверное, побежали кого-то бить? Район на район, - предположил Варин папа.
В нашем доме, я думаю, четыре этажа. Мы на третьем. На каждом этаже по крохотной квартире. Лестница узкая, винтовая. Поднимаемся на наш третий. На втором - дверь открыта, заплаканная красивая юная девица. И молодой человек.
- Its fine, Im fine, - говорит она мне испуганно.
- Да, да, у нас все в порядке, - повторяет ее молодой человек.
- Мы домой идем, - поясняю я и они сразу успокаиваются. Закрывают дверь. Через балкон слышно, как они ругаются. На своем родном английском. На соседнем балконе на другой стороне улицы, почти рукой можно достать, мама с дочкой сидят на полу балкона и что-то громко обсуждают на английском. Прямо напротив нас, в крошечных окошках все еще горит свет. Красивая юная брюнетка снимала сегодня белье с веревки и улыбалась мне.

Днем было жарко. Показала Вариному папе слегка туристический маршрут, прошли этот самый наш Истикаль, перешли что-то там-внизу через Галата-мост, порассматривали улов у рыбаков. Что-то сфотографировали. Прошли через базар, купили себе сыра, хлеба и чего-то сладкого. Зашли в Цистерну. Дошли до Султанахмета, посмотрели его изнутри. Мне выдали большой сине-зеленый балахон. Внутри была толпа и все делали селфи. Далее был Гранд-базар и еще много мечетей и какие-то здания, куда можно было подниматься. На обратном пути оказались у моря. Ну и дальше пешком до отеля, только по другой дороге. Вышли около одиннадцати, вернулись в семь. Часов семь были на ногах. За это время успели поговорить с кучей разных граждан.
- Я - абхазец, - говорил нам один пожилой гражданин на английском, - родился в Германии, но уже сорок лет живу здесь. У меня здесь отель и магазин ковров, заходите, будет время.
Еще пообщались с полицейским на русском. С малчиком-продавцом сыра. Гражданином на пирсе. На пирсе такая движуха была. Малчики прыгали в воду по очереди. Плавали там между медуз и косяком мальков.

- Короче, кто-то сейчас ходит и стонет. У кого-то болят ноги. Сразу хочу пояснить, что это не я.
- Ты что, - говорю я Вариному папе, - с ума сошел, тебе не стыдно? Как это у тебя болят ноги? Ты младше меня на целых три года.
- Но я же не хожу целыми днями, - говорит мне Варин папа, - я растренировался. Икры забились.

Даже не хочу напоминать ему про его спортивное прошлое. Хотя он, наверняка, скажет, что это разные навыки - бегать по крутым стамбульским горкам семь часов кряду и быть когда-то там спортсменом.

Что касается Варвары, она решила нас игнорировать. Она отвечает на все мои послания, сейчас ей можно только писать, она отвечает - окей или я тебя люблю.
В инстаграме сегодня была милая картинка, жалко только, что она ее быстро удалила после моего нетактичного коммента. Но не смогла я удержаться. На картинке был учебник немецкого, учебник химии и сидр. И что-то на тему - у меня теперь совсем новая жизнь, только более изящно. Трудно было удержаться и не написать - ну да, вместо просекко - сидр. Ох уж эти московские школьники.

В общем, бассейн у них там в Вене, куда теперь ходит Варвара, стоит три евро. И там озеро с пирсом и шезлонгами, и два открытых бассейна. По-моему, очень даже мило. А по понедельник и средам у них там танцы, на которые она ходит со своей милой австрийской соседкой. А еще ей некогда разговаривать, потому что надо делать домашнее задание по немецкому. И таки-да, она сама готовит, не волнуйся, мама. Все будет окей. Всего-то два месяца.
А мы что, у нас собственная программа. Мы даже не алкоголики пока с Вариным папой. Только как обычно улыбаемся всем вокруг, как будто с нами что-то не так. Впрочем, тут много улыбчивых граждан.
Subscribe

  • (no subject)

    как же не хочется ложиться спать. Как будто жалко времени. Как будто что-то упустишь. Долгие разговоры с Варварой на кухне. И еще лето кончается. И…

  • (no subject)

    С детьми нынче прекрасные отношения. Что-нибудь скажешь эдакое и сразу в ответ - ну не надо обесценивать, ну правда. Так что я теперь на упреждение -…

  • (no subject)

    Варя вернулась из деревни. Волосы пахнут дымом. Лежит в ванной, ест арбуз, смотрит сериал по компу. Иногда что-нибудь говорит - мам, а можно мне…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments