Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
У меня ничего нового. Цикады, море, скалы, до которых час туда и час обратно, там главное не смотреть вниз. Такой рельеф, такая, круто уходящая вниз, скала и расщелины. И как будто мурена сейчас выскочит и схватит. И еще там вдруг волны и начинает сильно так сносить, что становится страшно и сразу руками ускоренно машешь, кролем и к берегу, так что дыхание сбивается.
Вот раньше было совсем не страшно. Скалы, пять километров от берега, нет, ну правда, разве это расстояние? Накатить портвейна и вперед. Сейчас вдруг ясность мысли и сразу понятно, так больше нельзя. Не то, чтобы с силами что-то не то. По-прежнему все нормально. Просто вдруг опыт подсказывает - аааа, это может быть опасно.
И все, далеко уже не заплываешь и другим не советуешь.


Выходные кончились, турки все разъехались. И опять пустынный пляж. Сосны шумят. Цикады в соснах орут. Солнце жарит.
Вчера сходили в Олимпус. Там такая толпа сидела напротив входа в Олимпус. В самом Олимпусе какие-то дорожки перекрыли, но можно зайти сбоку. Кран подогнали, будут собирать с помощью крана древний город? Ну и лавр везде. Лаврушкой пахнет. Уток в речке нет почему-то.

- Вот, - говорю я Вариному папе, - я бы здесь до конца лета бы зависла. Заселилась бы в какой-нибудь дом на дереве в Олимпусе. Это дешево.
- Оставайся, - говорит, - там такая движуха будет. Наверняка. Только как ты без твоего Радки и Лондона? У тебя же другие планы на это лето.
- Как-нибудь, - отвечаю.

Здесь совсем ничего не происходит. Почти исчезли европейцы. Вместо них толпы русских. Проходят мимо, говорят между собой.
- Если бы твой папа был бы умным, - говорит молодая женщина пятилетнему малчику. Папа гордо вышагивает где-то впереди.
- Марфуша, обернись, обернись! - кричат на пляже папа и мама. Годовалая Марфуша, развернувшись голой попой в сторону родителей, романтично смотрит на море. У нее внезапная глухота. Она не слышит родителей, которым срочно надо нажать на кнопку в айфоне.

Варин папа приболел, в гору я сегодня полезла одна. Тот самый путь по Ликийской тропе, который ведет в Ульпинар. Всего-то девятнадцать километров - вверх-вниз. Я сегодня просто забралась на первый пик, чтобы посмотреть как там нынче. Обновили знаки на тропе, так что теперь проще не потеряться. Когда спускалась вниз, навстречу бежал коренастый молодой человек, бросил - хеллоу на ходу, улыбнулся и понесся дальше. Я как раз шишки собирала. Надо же что-нибудь привезти из Турции. Надо же будет потом натюрморты снимать.

Что касается Варвары. У нее все хорошо. Только уже почти досмотрела все сериалы, почти дочитала все закачанные книги. Румынские девочки, хорошие, конечно. Но у них такой ограниченный английский, что общаться тяжело и скучно. Румынские девочки приходят из универа, ложатся спать, просыпаются под вечер и уходят тусить до утра. Потом курсы, спать, проснуться, тусовка. Скукота, в общем. В бассейне хорошо было бы. Но линзы не позволяют опускать голову в воду. Очки для плавания? Вы что? В них же человек выглядит некрасиво! Без линз ходить, в обычных очках? Ну уж нет. В общем, проблема нерешаемая.
Вчера общалась с вариным репетитором по-немецкому. Она очень волнуется. Ей очень хочется, чтобы был прогресс. Она советует попробовать забыть, что кто-то знает английский. И пытаться говорить по-немецки.
- Ну уж нет, - сказала Варвара, - как вы себе это представляете? Чтобы сказать какую-нибудь фразу, мне надо секунд двадцать думать. Кто же будет ждать эти самые двадцать секунд?

Когда мы проходили паспортный контроль в аэропорту, перед нами стояла девушка в ниджабе. Только глаза видны. Служащий взял у нее паспорт, посмотрел на фотографию, посмотрел на девушку, вернее на ее глаза и торопливо вернул ей паспорт. Выглядело, конечно, издевательством. Вряд ли можно понять, кто там внутри. Я ничего против не имею, каждый волен одеваться так как хочется. Но сама процедура проверки в таком случае теряет всякий смысл.

Сидели, ждали, когда объявят наш рейс, мимо все время бежали разные опаздывающие. Вот очередной папа несется, кричит на ходу:
- Где выход на посадку? Несется в другую сторону, опять в сторону выхода, но уже толкает перед собой коляску, за собой тащит чемодан. И за ним же весело бежит толпа его не знаю жен, детей-девочек, все в этих самых ниджабах, все страшно веселятся, слышно хихикание из под платков. И такой совершенно сосредоточенный, замотанный папа.

Когда мы прилетели в Стамбул и ждали трансфер, рядом с нами ждала трансфер большая арабская семья. Мужчина. Двое мальчишек. Один из них в инвалидном кресел. И пять-шесть - женщин в черном. Мужчина смотрел в нашу сторону нервно.
Когда подошел распорядитель, мужчина громко возмущался:
- Вы же обещали мне индивидуальный трансфер!
- Ну да, у вас будет индивидуальный. Просто мы сейчас всех соберем, а потом всех распределим.

Минут тридцать нас перемещали всех вместе. И опять женщины-девушки веселились. Слышны были смешки и глаза сужались особым способом. Когда мы шли в свою машину, я пожелала им хорошей дороги. Мужчина надулся. Девушки кивнули головами весело. Мужчину было жалко.
Subscribe

  • (no subject)

    как же не хочется ложиться спать. Как будто жалко времени. Как будто что-то упустишь. Долгие разговоры с Варварой на кухне. И еще лето кончается. И…

  • (no subject)

    С детьми нынче прекрасные отношения. Что-нибудь скажешь эдакое и сразу в ответ - ну не надо обесценивать, ну правда. Так что я теперь на упреждение -…

  • (no subject)

    Варя вернулась из деревни. Волосы пахнут дымом. Лежит в ванной, ест арбуз, смотрит сериал по компу. Иногда что-нибудь говорит - мам, а можно мне…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments