Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Мне сегодня колючка в ногу впилась. Я на нее наступила. Такая, миллиметров пять. Шип от розы. Я из бассейна шла, наплававшись до одури. Как раз сиеста. Пустота. Ветер трясет пальмы, пальмы роняют листья в бассейн. И я между этими листьями. Иногда мимо идет садовник, весь в своих мыслях.
Как вчера рассказывала Варвара про свою соседку по блоку:
- Мама, ты представляешь, у них, у испанцев, правда, сиеста. Она спит днем. Потом просыпается и мы идем в музей. А я так спать хочу. Так мало сплю.
- Может тебе тоже устраивать себе сиесту? - спрашиваю. Видимо, Варвара не испанка, не может спать днем. Вдруг столько всего пропустит.


Жара, которая пришла из Африки, ровно также и ушла. Сегодня было нормально. Только море штормило. Залезли контрольно и тут же вылезли. Холодное.

Мне тоже очень хотелось сиесты. Вместо этого я плавала в бассейне, гладила платье, думала про жизнь и ела что-то вкусное. Впрочем, на тридцать минут успела прикорнуть. И тут уже мне позвонили.
Ох уж эти трехлетки. Мой любимый возраст. Это когда:
- Ну нет, я так не буду. И так тоже не буду, и вот так тоже не буду. А лучше я буду читать книжку. Давай мы будем читать книжку, убери это, ну то, что у тебя в руке. Мне это не нравится. Не надо больше фотографировать, мы будем читать книжку. Нет, я не хочу фотографироваться с Филиппом, я хочу шоколадный йогурт. Я хочу шоколадный йогурт, я хочу шоколадный йогурт и книжку читать. Убери эту штуку, которая у тебя на руке. И тут же еще маленький Филипп, который точно устанет минут через двадцать, ему уже пора есть, купаться и спать. Срочно. Четыре месяца, такая крошка. И мой любимый трехлетка - нет, я так не хочу, нет, мы так не будем.
- Однажды один малчик встретил слона, - говорю я, - и решил привести домой его. Только мама сказала, что слон не может с ними жить, он слишком большой этот слон, ты меня слышишь, эй, смотри, смотри, так вот этот слон.
- А дальше? - спрашивает меня мой любимый трехлетка. Я пытаюсь придумать, что дальше, я пытаюсь поймать их всех в камеру.
- Так вот. Малчик очень расстроился. Он не мог уже себя представить без слона. И тогда ему пришлось найти волшебника. Понимаешь, настоящего, можешь вон туда отойти.
- А дальше, что было дальше?
- А дальше, волшебник дал ему две таблетки, просил очень осторожно к ним отнестись. Если съесть красную, можно стать маленьким, зеленую - опять большим.
- А дальше, что было дальше?
- Ну так вот, у тебя, кстати, есть здесь друзья в садике?
- Нет, нет совсем, что было дальше?

И дальше я складываю словечки, пытаясь удержать внимание и поймать в кадр всех. И это так сложно. И так увлекательно.

Потом мы еще собираем шишки, прячем веточки под розовыми цветами, рассматриваем уток в пруду, пытаемся купить мороженное, но слишком поздно, ищем качели, находим детскую площадку, где папа моей любимой трехлетки случайно узнает своего одноклассника, которого не видел лет двадцать. У одноклассника как раз деточка падает со всей дури. Падает и молчит. Суровые английские дети. Мама деточки усаживает деточку на скамью, достает какую-то жидкость: its all right, - говорит мама.
- Ваша деточка очень смелая, - поддерживаю я деточку. Потом они еще обмениваются вот этим вот - живу в Швейцарии, трое детей и жена - сам видишь, и он показывает на своих английских детей и жену. И мне вдруг интересно, он - англичанин или швейцарец.
- Ну да, у меня двое детей, - говорит папа трехлетки.

Ровно сегодня я вдруг вспоминаю, что ключи от нашего лондонского дома я благополучно оставила дома. И это не есть, конечно, хорошо. Я пишу Тиму, потому что Марта проверяет фейсбук раз в неделю, я пишу Тиму - дорогой, будет ли завтра кто-нибудь дома между тремя и пятью. И только я нажимаю на кнопочку отправить, мне приходит сообщение от Марты.
- Дорогая, ты во-сколько приезжаешь завтра? Впрочем, я буду целый день дома. Сегодня у нас сильные ливни.
Я думаю, что они там где-то на нашей кухне вместе с Тимом прямо сейчас. Но Марта никогда не проверяет фейсбук на телефоне, у нее никогда не бывает с собой телефона.
- О, кул, отвечает она тут же, прочитав мое послание, Елена - это счастье! Ура-ура.
- Я тоже тебя люблю, - пишу я ей. И через пару минут понимаю, что Тим так еще и не прочитал мое послание. Он отвечает мне через пару часов. Что все еще работает, что наверняка кто-то будет дома. И лучше все-таки написать Марте. Мне всегда интересны эти совпадения. Это также, как когда смотришь на часы, а там обязательно, к примеру - 11:11 - мое счастье или 12:12

сегодня же два подряд поста сообщали мне о разных странных поворотах судьбы. Вот ровно так - думала ли я, простая русская девушка.

Вот ровно сегодня лежа на спине в бассейне, рассматривая кружащийся листок, который летел прямо на меня, размышляла на эту тему. Могла ли я в свои лет десять, а потом пятнадцать, а потом шестнадцать лет где-то там в Набережных Челнах, представить, что однажды весь мир будет доступен. Что вот как-то так через миллион лет я буду лежать в бассейне где-то в семидесяти километрах от Малаги, а вокруг будут пальмы и испанская речь. А потом я просто сяду на автобус, доеду до аэропорта и полечу в Лондон. Просто так. И потрачу на все эти свои поездки минимум денег. А еще я буду говорить на английском и понимать миллион людей вокруг. Как сильно бы я изумлялась, если бы кто-нибудь мне тогда озвучил, что побег из курятника возможен.

А потом мы еще сидели в придорожном кафе.
- Ты не сильно торопишься? Может выпьем по кружке пива, а потом я отвезу тебя домой.
- Я только пиво не пью, давай по стакану вина.
Она "Corona", я вино. Официантка с хриплым голосом. И такие смешные люди вокруг. Сидеть, пить вино и рассматривать. Как будто я в каком-нибудь Бенидорме, там где жизнь кажется как в этом самом фильме "От заката до рассвета". Сбоку гражданин в желтой майке с татуировками везде, рассматривает нас, провожает взглядом, всех проходящих мимо. Перекидывается парой фраз с официанткой. Тут же больших размеров butch, очень даже симпатичная. Волосы правильно уложены, короткая стрижка и такой хохолок. Бокал вина и сигарета. Штаны где-то там до середины икры. Красивая. Что-то говорит этому в желтой майке, идет к своей даме. И тут же семья. Он похож на моего куратора из Лондонского универа, трое смешных детей и стареющая задумчивая жена. И они так вот все идут один за другим. Сплошные англичане из, как-будто бы Манчестера, и мы такие, как будто бы не из этой оперы, чужеродные залетные с разговорами про Собянинова и Москву, суету и все тщетное, искусство и фотографию.

А по ночам ко мне ломится кот. Этот наш красавчик бенгальский. Все еще не теряет надежду вломиться. Нейт, наша милая собачка уже потеряла всякую надежду съесть мой паспорт. Но кот хитрый, он умеет ждать и зачем-то ломится по ночам. А потом просто разваливается вдоль двери, вполне справедливо полагая, что ночью мне надо будет вползти в туалет, а тут, упс, а тут он такой поперек.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment