Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Длинный хороший день.
Немножко побродила по городу.
- Простите, где здесь Apple store? - спросил меня какой-то гражданин на Ковент Гардене.
- Идете право, потом поворачиваете за угол, еще немножко прямо и сразу наткнетесь, напротив Magican corner, там где фокусники выступают.
- А вы уличный фотограф? - спрашивает.
- В каком-то роде, да, - говорю
- Я тоже.
- А чем вы зарабатываете? - интересуюсь.
- Коммерческой фотографией.
- Я тоже, - говорю.
- У вас есть визитка? - спрашивает.

- Нет.
- И как у вас тут дела идут в Лондоне? - спрашивает.
- В Москве не плохо, и здесь ничего, - говорю.
- То есть вы из Москвы? Как дела, меня зовут Кори, - говорит он на ломанном русском.
- Как дела, меня зовут Кори, - повторяю я за ним, - а ты откуда?
- Из Америки, - говорит
- Значит у тебя есть визитка и ты можешь мне ее дать, я тебе напишу и мы будем друзья на фейсбуке. А так мне пора.
- Да, напиши мне, я хочу посмотреть как ты снимаешь.

Потом был Весли. Больной, но как всегда очень оптимистичный. Его австралийка соседка Таня, а по совместительству - единственный член семьи, на данный момент, полировала пятки в саду. Четыре черных кота крутились вокруг. Весли похудел в два раза. Его ждет операция в сентябре. Он уже почти записал сингл. Удивилась, узнав, что он еще и поет. Когда-то он танцевал хип-хоп, до травмы.
- Ну что, давай я тебе такого худого тоже сниму, - говорю.
- Я все собираюсь добавить татуировок, - говорит.
Весли надел металлическую капу на зубы, изобразил редкостного негодяя. Коты бродили кругами. Договорились с ним на пятницу поехать в Брайтон и снять ему обложку на его сингл. Типа - плавающий в океане Весли, весь в татуировках, который поет о суициде.
- Весли, я что-то себя такой старой чувствую, - пожаловалась я.
- Да ладно, какая же ты старая? Нет, ну правда. Возраст - он же внутри. Или ты его чувствуешь или нет. У тебя еще старость точно не наступила.

На обратном пути написала Домасу, типа, привет, как дела. Хочу в гости.
- Я только что пришел с работы, - ответил мой малчик, у нас тут вечеринка after party, еще с пятницы продолжается, если тебе нормально, то приходи. Я на Canary Wharf нынче живу. Он прислал пояснения, как найти их дом. Они живут нынче в пустых домах за небольшую плату, типа, охраняют пустые дома от тех, кто пытается их заселить незаконно.

Сижу напротив отеля. Домас выглядывает с балкона, кричит:
- Эй, я сейчас спущусь.
Пустое офисное здание. Но такое, очень фотогеничное. Лифт не работает. Поднимаемся на третий этаж. Большой холл, где человек десять уныло танцуют.
- Не переживай, у них еще наркотики не закончились, - говорит мне Домас.
У моего малчика теперь такая большая чистая красивая комната с балконом. Ближайшие девять месяцев он обеспечен жильем. И мы не виделись, наверное, с декабря. И так приятно его видеть.
Мой малчик вдруг повзрослел и поумнел. Чуть-чуть. Но это так бросается в глаза. Он по-прежнему работает много-много. С сентября опять начнет учиться. И на вечеринки нынче совсем редко ходит, потому что это все пустая трата времени, если каждый день.
- Когда я только приехал в Лондон, - говорит мой малчик, - я очень хотел жить такой богемной жизнью. Чтобы вечеринки с утра до вечера, чтобы вокруг толпы вдохновляющих людей. Как в Америке восьмидесятых в богемных кругах. В итоге, как-то оно получилось совсем по-другому, совсем не так, как я себе представлял, еще более ярко и страшно. Так что нынче смотришь вокруг и как-то мало что уже вдохновляет. Опять хочется шить, много шить, создавать.
- Как А. поживает? - спрашиваю, - в своем Париже? Она говорит по-французски? Писала мне намедни, хотела каких-то картинок для какого-то журнала. Надо ей будет ответить.
- Все также бурно, подрабатывает стриптизом, денег не особо. Но уже обросла толпой знакомых. Французский пока не выучила.
- А как наш малчик А. поживает?
- Родители у него хорошие. Он так и не устроился на работу, живет за счет родителей. Тоже поступил в Сант-Мартинс. Из нашего дома нынче из восьми пять поступили в Сант-Мартинс. Видимо, будет сумашествие.
- Ты обрадовался, когда увидел свою фамилию в списках?
- Скорее испугался. Там придется много пахать. Вдруг не справлюсь. Учиться и работать. Иначе денег будет не хватать.
Мы поднимаемся на террасу, у них на крыше терраса.
- Садись на стол, Доми, - говорю, - смотри на меня, буду тебя снимать.
И мы его чуть-чуть снимаем. Потом еще заходим к Алексу, у которого огромная комната и как всегда бардак. Этажом выше. У Алекса - огромная библиотека и огромный хаос внутри головы. Алекс опять блондин, вернулся к своему натуральному цвету. Алекс в красном платье в шотландскую клетку и высоких армейских ботинках.
- Ты опять живешь в Лондоне? - спрашивает Алекс.
- Нет, я опять турист в Лондоне, - говорю. Заходят разные соседи. Малчики в юбках и прозрачных футболках. Красивые девочки в черном. Смотрят так странно. Что когда мы выходим с Доми на улицу, он покатывается от смеха.
- Ага, вот ровно также ты тогда на меня смотрел, помнишь, на кухне. Ты пил вино, я зашла и сообщила тебе, что буду шерить комнату с тобой. Мы еще с тобой тогда твое вино пили. А через пару месяцев ты мне сказал, что в тот момент ты подумал: "Что эта старая женщина делает в нашем доме?"
- Да ладно тебе, просто они под наркотой плохо соображают. Но это да, очень смешно. Бери Радека, приходи к нам в гости в субботу утром. Я его тоже хочу увидеть.
- Жалко, Домас, что мы больше не живем вместе. Тогда было так весело вместе, я скучаю по тебе.
- Я тоже по тебе скучаю.

Дома граждане-сожители устроили небольшую вечеринку в саду. Бедный Тим решил не присоединяться. Я бродила взад и вперед. У меня сегодня было все хорошо. Общества было предостаточно. Сожители кто-то что-то курил, кто-то пил водку с колой и веселились. У меня были свои дела.
- О, - сказал Брендон, - я же мог выпить с тобой. У меня уже все закончилось.
- Да, ты, наверняка, мог выпить со мной, - говорю.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments