Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
- Хей, отличный букет, - говорю я девушке, которая неосторожно села напротив меня. Почти двенадцать. Я как-то даже не слишком трезва. Крошечный букет - фиолетово-белая гамма.
- Ага, - отвечает мне девушка, - мне тоже нравится.
- И главное, гамма, ты только посмотри, как этот букет отлично подходит под твои колготки и ногти. Чудесный абсолютно.
- Не то слово.


Мы выходим вместе на следующей станции.
- Прости, не подумай, что я к тебе пристаю, просто я не очень трезва и надо с кем-нибудь поговорить, - объясняю я ей.
- Какая фигня, - говорит она мне, - тебе куда? На красную линию. Отлично, пойдем вместе. Мне в Стратфорд.
- А мне на пару станций раньше, моя зона несколько дороже чем твоя. Но при этом мои билеты дешевле, что естественно. Как тебя зовут?
- Ты не сможешь выговорить.
- Да ладно, я могу все. Мы сейчас на троих бутылки четыре выпили где-то в каком-то пабе, где Кейт Мосс обычно тусит.
- Кассен. Я - Кассен.
- Ты - Кассен.
- Вау, ты можешь сказать мое имя без акцента.
- Я же тебе говорила, я все могу, особенно в нетрезвом виде.
- А тебя как зовут?
- Ну ты то мое имя точно не выговоришь. Е-ле-на.
- И-ли-ана.
- Ну и отлично, пусть будет Илиана, как всегда. Ты откуда.
- Из Парижа.
- А что тебе нравится в твоем городе больше всего?
- Ну не знаю. История, наверное. И как мой город выглядит. Все эти памятники, старые здания.
- Ты - красивая.
- Спасибо.
- И смотри, напротив наш сидят люди в черном, и туфли у всех черные. И все слушают свою музыку. И не смотрят на нас. Делай как я, давай будем вот так вот руками делать волну, как будто мы танцуем. Только на встречу им, смотри, они не смотрят на нас, совсем. Как будто мы невидимки. Смешно, да? Ну ладно, давай обнимемся что-ли. Мне выходить на следующей. Увидимся в следующей жизни. Ты не думай, я нормальная, просто так часто хочется праздника. Увидимся, да, в этой самой следующей жизни. Может быть даже будем любовниками. Я мужчиной, а ты женщиной. Или наоборот. Или еще раз наоборот. Окей? Только узнаем друг друга. Это все булшит. Но тем не менее, прекрасный булшит, да?

Утром я слушала, как кто-то стремительно бежит по ступеням. "Наверное Радек убегает в аэропорт", - думалось мне.
В десять заглядываю в комнату Брендона-Радека. Лежит сиротинушка, в телефон смотрит.
- Что надо? - спрашивает недружелюбно.
- Обнять и сказать теплые прощальные слова.
- Не надо так хлопать дверью, у меня голова болит.

И минут на десять он вдруг излучает некоторое дружелюбие. Потом мы опять ругаемся уже по мессенджеру. Мне звонит Весли, спрашивает, не могу ли я прямо сейчас приехать к нему, потому что он соскучился.
Таня у Весли уехала в Рим. Дома только я, Весли и штук шесть котов. Если подниматься на второй этаж дома, коты раскиданы повсюду. Некоторые спят на спине, храпят во сне. Четверо из них абсолютно черные.
- У тебя камера с собой? - спрашивает Весли, - поснимаемся.
Не то, чтобы мы очень креативны. Мы рассматриваем танин гардероб, выбираем платья. Весли их меряет. Коты сидят рядами и оценивающе смотрят.
Еще Весли демонстрирует мне огромные вздутия под мышками. То ли это гепатит дал такой чудесный результат. То ли та самая фигня, от которой его будут оперировать в октябре. Он живописно рассказывает мне, как ему разрежут таз и что с этим будут делать.
- Перестать курить траву, - говорю я, - и курить тоже. Пусть все обойдется, только живи.
- Фигня, - говорит он, - все обойдется. Впрочем, моя мама умерла от этого же в том же самом возрасте. И я больше не потребляю тяжелые наркотики и алкоголь.
- Хороший малчик.

Я еду в центр. Высаживаюсь на Оксфорд стрит. Бреду по знакомому маршруту. В Гэпе покупаю рубашки вариному папе. Вдруг распродажи. Пятьдесят процентов скидки.
- И мне нужен ваш емейл, - говорит продавщица.
Я пишу яндекс-мыло, которое я не пользую в реальной жизни.
- Это какая буква? - спрашивает меня продавец.
- Янедкс.ру, - объясняю я.
- Вы откуда?
- Из России.
- ой, - она переходит на русский, - а я и не узнала. У вас такой акцент совсем не русский.
- Мои соседи все время передразнивают мой акцент, я обижаюсь.
- У вас его почти совсем нет, - говорит она.

И потом Ковент Гадерн. Сержио, собравший большую толпу вокруг.
- Хей, чуваки, сейчас мы будем хлопать и смотреть вверх, а все проходящие мимо, тоже будут смотреть вверх и недоумевать.

И толпа послушно хлопает, смотрит вверх, а все проходящие мимо смотрят вверх и недоумевают.
- А сейчас мы будем смотреть вверх и кричать:
- Прыгай, прыгай, прыгай!

И толпа послушно кричит. Мимопроходящие смотрят вверх и недоумевают.
- Эй - это мой персональный фотограф, - тыкает Сержио в меня пальцем, толпа рассматривает меня, я фотографирую Сержио.
Потом на эмбанкмент и через Темзу. И смску Тиму:
- Ты на работе? Могу ли я рассчитывать на бесплатный кофе в Национальном театре?
И смску Радеку:
- Козел, я тебя люблю, а ты кусаешься.
- Нет, я не на работе, сейчас в джиме, потом встречаюсь с другом. Потом иду на лунную медитацию в Маейфере, хочешь со мной?
- Я в тебе разочарован, - отвечает Радек, - у меня были такие огромные планы на наше совместное будущее, а ты, ты, ты так разочаровала меня!!!
- Нет, не хочу, - пишу я Тиму, - хорошего полета, - пишу я Радеку, - и люди не меняются, ты меня совсем не разочаровал. Все тот же Радек - человек настроения. Сегодня люблю, завтра ненавижу, а послезавтра опять люблю.
- Эх, ты такая скучная, - отвечает мне Тим.
- Ты всегда хочешь, чтобы было по-твоему пишет мне Радек.
- Да, я такая скучная, даже Радек это говорит, - пишу я Тиму, - да, я всегда хочу, чтобы все было по-моему.

И потом вдоль Темзы, до Лондон бриджа. На метро до Арчвея. И в тот самый паб, в котором вроде как якобы, любит тусить Кейт наша Мосс.
Два года не видела Джая. Теперь это не малчик, а девочка. Только по-прежнему выше на две головы. Мексиканская девочка.
- Сиди, я куплю вина, - говорит Джай. Не берет денег.
За вечер в пабе мне два раза приходится объяснять, что я имею к Путину ни малейшего отношения, и что-таки да, Навальный мне симпатичный. Обычные такие английские чуваки вдруг страшно интересуются политикой в России, Путиным и Навальным. Кто-то спрашивает у меня, не проект ли это Кремля. Кто-то просто спрашивает, что я об этом думаю. Кто-то говорит мне, что в Россию, где президентом Путин, они никогда не поедут.
- Комон, - говорю я, - Путин и Россия - это разные вещи, ну правда, также как терроризм и беженцы, а также иммигранты.

Ну это не очень понятно. Большинство людей не приучены думать своей головой, что им в уши надуло, то и на устах. Нет бы заниматься своим делом, нет бы не лезть туда, где думать не приучены. И вдруг вот это вот:
- Ах, из-за этих беженцев-понаехали-тут-в-европы теперь и по Европам нормальным туристам невозможно ездить. И еще насилуют все, и убивают.
Сразу хочется спросить - а вас там лично сколько раз изнасиловали? И зачем же вы туда ездите, если там теперь нормальным туристам никак. А также еще хочется рассказать, что в Барселоне, к примеру, вдруг сильная волна ненависти к туристам, потому что в уши надули. Марта регулярно рассказывает, что из-за туристов у них цены взлетели и надо туристов ограничивать. Или что намедни толпа юнцов в автобусе, а потом и в метро скандировала - туристы, геть хом, валите домой, вы нам не нужны. И беженцы вроде тут даже не при чем.
Это меня одна дискуссия задела. Я все никак не могу остановиться. Когда работаешь с беженцами, у которых никакого будущего, задевают эти все, которые, типа - европа, остановись, не погибни под потоком факинг иммигрантов. Мы это уже и с Юсефом-Юсефом обсудили. Он сам египтянин, пять языков, швейцарское поданное, волонтерит в легере сирийских беженцев.
- Ну да, пара процентов у нас очень криминилизирована, но мы с ними работаем. Все остальные - нормальные абсолютно. И пока, даже непонятно, есть ли у них будущее. Европа их не хочет принимать.
И хочется, конечно, этим всем нежным, которые вроде как и не расисты, но им в уши надули, поэтому они - запретить и против всего, чтобы они никогда не попали в ситуацию беженцев. Когда твою собственную страну уничтожили, идти некуда, а на Западе закидывают камнями, потому что западу страшно, им же рассказали, что беженцы и иммигранты - это сплошные террористы.

- Ты поедешь со мной в Мехико?
- Не знаю. У вас же там страшно.
- Если будешь со мной, и не будешь лезть куда не надо, не страшно.
- Ты связан с мафией?
- Должен?
- ну так, интересно, откуда тогда у тебя деньги?
- У меня отец умер полгода назад. Наследство.
- Ага, а раньше ты мне говорил, что у тебя нет отца, а есть шугадеди.
- А теперь я говорю так, поедешь со мной в Мехико, моя дорогая Елена, я тебя познакомлю с клевыми чуваками, тебе понравится. Правда. Поехали сегодня ко мне ночевать? Зачем тебе ехать к Марте.

Как-то так. Такое тинейджерство.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments