Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Даже не неловко, что тут поделаешь, если не такой как все. Уже успел себя полюбить и принять за долгие годы то жизни с самим собой. Если все еще ребенок, так себя ощущаешь, но оболочка как-то постарела и опыта много жизненного, и все вокруг тебе все время объясняют, что ты давно уже не ребенок.
А у меня все те же самые восторги, которыми не всегда есть с кем поделиться. Сосед, который сидит передо мной в самолете, уронил свой айфон под сидение. Пытается достать. Но он такой длинный, что не складывается правильно, сосед этот. И я так по чуть-чуть двигаю этот айфон своей ногой. Подвигаю ближе, ближе и почему-то такой восторг внутри. И этот сосед вдруг наконец-то дотягивается и хватает свой айфон. И он точно не видел, что я ему ногой айфон двигала. И другой сосед, который сидит впереди сбоку, у него такие волосы - то самое серебро седины. Никогда такого не видела. Правильный свет и у него серебряная голова, так отливает. Я любуюсь, и так жалко, что нельзя ткнуть соседку сбоку и сказать - нет, вы только посмотрите, это чудо чудное. И еще он отказался от алкоголя. Совсем. Так и сказал - нихт.
И еще все время в иллюминаторе такие облака несутся. И кусок голубого неба, и перистые облака, и мелкие, и разной плотности и оттенок то голубой, то голубой с серым. Это так удивительно. Весь полет носом к иллюминатору.


В самолете не Вену вино смели в один момент. Нам в хвосте еще досталось красное. Повезло. Типа. В самолете на Лондон, я, как настоящий алкоголик, выпила целых два бокала. И это ничего, что в последнее время у меня от всего, особенно от вина, сразу расстройство желудка. Самолет, вино, девушки в красном, красивые девушки в красном, и юноши тоже в красном. И все такие улыбчивые. И так отлично говорят по-английски.
А соседка сбоку, с поджатыми губами, сначала с ними говорила по-немецки, чуть-чуть, потом по-английски. И как-то знакомо говорила она по-английски. А потом попросила вино красное и томатный сок. И сразу стало все понятно. Ну кто еще просит томатный сок в самолетах.
Из Луганска летела. В Лондоне больше тридцати пяти лет. Отца перезахоронила. Интересное рассказывала, как она до Луганска добиралась. Про воров местных. О том, как старушки от голода умирают. Что пенсии в Луганске около двух тысяч. Как люди сплотились, соседи друг другу помогают. Но тоска смертная, конечно. И жалко их всех ужасно. И, видимо, поэтому у нее губы были поджатые, потому что ну кто еще из русских может лететь в Лондон - чаще всего те, кто Крым-наш. Но вот это вот, конечно занятно, когда человек просит в самолете томатный сок и ты сразу понимаешь, что человек точно говорит по-русски.

И еще в Домодедово сегодня юная мама, за одну руку малыша лет двух держит. В коляске - три сумки. Спускаются по эскалатору, а я поднимаюсь. И вижу, как у нее все эти сумки вдруг летят вниз, упираются в какого-то мужчину. Мужчина недовольно смотрит вверх. Женщина, которая стоит за юной мамой, успевает подхватить за руку малыша.
Через какое-то время я спускаюсь вниз, граждане уже успели все сумки поднять и положить на коляску. Юная мама, обняв своего малыша, в него рыдает. Слезы градом. Видимо, последняя капля.
- Не плачьте, - говорю я, - давайте я вам помогу. Вы берите малыша. А повезу коляску.
- Нет, не надо, - рыдает она, - я справлюсь.
- Пойдемте, пойдемте, - говорю я решительно, хватаю коляску. Тут молодой человек двух лет от роду начинает махать на меня руками, отбирать коляску и, видимо, пояснять, что коляску он не доверит мне. У мамы от удивления слезы высохли. И она начала улыбаться. Мы с ней до паспортного контроля вместе дошли.

- Цель визита? - спрашивают у меня на паспортном контроле. Я уже пару лет как говорю, что шоппинг.
- Стыдно признаться, - говорю, - моя дочь очень захотела сыра. Пришлось лететь за сыром. У нас, знаете ли, нынче сыр запрещен. Даже большой чемодан в этот раз взяла, чтобы побольше сыра купить.
- Идите отсюда, - говорит он, шлепая мне штамп и нежно улыбаясь.

Стою на нашей кухне, много-много говорю про сегодняшний день. Тим пирог купил, яблочный. Вино. Мортен пьет безалкогольное вино. И оба с таким умилением на меня смотрят. Минут через десять останавливаюсь, в смысле перестаю болтать, и говорю:
- Ну да, возрадуйтесь, я дома.
И они такие:
- Ну да, мы уже поняли. И мы рады.
- Как будто и не уезжала.
- Как будто ты здесь живешь всегда, - говорят мои зайки.
Только этот Лондон какой-то собирается быть очень плотным по занятости. И коротким.
И знаете, платаны еще не облетели, такое счастье.
Subscribe

  • (no subject)

    Москва октябрьская чудесна. Если только заставить себя выйти из дома. В центре - суета сует. Тыквы украшают входы в кафе. В ГУМе интересные…

  • (no subject)

    Когда твой собственный уже почти взрослый ребенок, с которым часто бывает непросто, вечные проблемы - отцы и дети, рассказывает тебе про своих друзей…

  • (no subject)

    Почему-то посмотрели какую-то ну совсем, мне не нравится слово тупая, но как бы ну такое, комедию - Мы — Миллеры. В смысле, сойдет. Варин папа…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments