Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Катя говорит:
- Давай, пиши в блог про круиз.
Вернее так, я в каюте под номером четыреста тридцать, около панорамного бара. А она в каюте 418 где-то посередине нашего этажа. Я пишу ей, что за дверью разные русские голоса переговариваются, видимо, бухло покупают. Она пишет мне в мессенджер: "Давай лучше пиши в блог про круиз".


- Не, - отвечаю я, - я для этого недостаточно пьяна.
Кстати, можно было бы ей позвонить по телефону. Поднимаешь трубку, набираешь номер и Катя поднимает трубку. Но я этого не делаю, мы полчаса назад расстались, допив бутылку белого. И залегли каждый в свою большую кровать под белоснежные одеяла на мягкие подушки.
За окном ветер задувает. Если выйти на балкон, там такие "Вечера на хуторе близ Диканьки" дают. Вот это вот небо "сквозь волнистые туманы пробирается луна", хотя я бы написала по-современному "продирается луна". И еще волны такие. И берегов не видно, потому что темно. Погоды сегодня были хороши собой. Солнце весь день. И эта листва золотисто-красная. И облака в высоком небе. Шли до четырех. С утра, после завтрака, когда я решила еще немножко вздремнуть, англоязычные учили русский. У нас тут немецкоязычные, англоязычные и испаноязычные. Ну и мы, конечно.
- А, Б, В, Г, Д, - говорил приятный женский голос.
- А, Б, В, Г, Д, - вторил ему хор наших англоязычных пенсионеров.
- Река Волга, река Волга, - говорил приятный женский голос.
- Река Волга, - повторяли пенсионеры.
Под это я как раз и уснула. На завтрак я ела сыр, яйцо, овсянку. Заедала салатом из фруктов, а также на десерт у меня шли консервированные персики из банки. Очень уважаю это. Катя даже решила попробовать, сказала, что я с таким аппетитом это ела. Но Кате не понравились мои персики из банки. Очень зря.
Проснулась под бодрый немецкий голос из репродуктора. Сразу стало понятно, что вот прямо сейчас будет Калязин и колокольня, которую не взорвали, когда затопили округу, чтобы с навигацией проблем не было. Так и стоит прямо в небо. И вокруг люди на катерах кружатся. Которые частные экскурсии оплатили. И опять, как и в прошлом году, свет был не самым удачным.

На обед был салат из морепродуктов, не ем такое. Крем-суп из шпината с сухариками зеленого цвета. Нормально пошел. Ну и спагетти-болоньезе. На десерт давали кусок торта. Но я не осилила. Съела одну ложку и сломалась.
Потом мы еще традиционно разные шлюзы проходили. И думали о зэках, которые все это строили. Мы в том году на экскурсию на Угличскую ГЭС ходили. У них одна комнатенка была, заключенным посвященная. Кровь стынет, каждый раз, когда думаешь об этом.

И тут мы как раз пришли в Углич. Золотые купола перекликались с золотом листвы. На пристани традиционно бодро играла Катюшу группа местных граждан, которые "он играет на похоронах и свадьбах". Бабушки продавали разные разности и жалобно голосили:
- Купите, миленькие, вареньице, помогите бабушке, - сердце кровью, конечно, обливалось, но бабушек было слишком много. В торговых рядах бодро шла футболка с гарантом нашим, голым по пояс, скачущем на медведе. Также были популярны шерстяные носки и свитера в оленях.
Мы с Катей не пошли на экскурсию. Мы в том году на нее ходили. Мы пошли самостоятельно. У нас было то всего пару часов. Посетили пару сувенирных лавок, где давали мастер-классы по керамике. Зашли в один симпатичный, но очень сиротливый по-русски монастырь. Пробрались по грязи, сфотографировали рябину красную и странных черных птиц, которые в ней копошились. Вышли на соседнюю улицу, набрели на антикварную лавку. Закрытую.
Прильнули к воротам. Увидели продавца, чай пил.
Он тут же нам открыл ворота. И чего там только не было. Нет, ну правда. Мини Спиталфильдс. И он нам открывал все новые и новые комнаты, рассказывал про разные штучки, а у нас теплоход вот-вот отправится. В итоге купила я у него четыре бутылочки зеленого стекла.
- Вот, - говорю, - Катя, буду эмигрировать и куда я все это барахло дену?
- Мне отдашь, - говорит. Как будто она раньше меня куда-нибудь не эмигрирует или со мной не уедет, на крайняк.
А потом мы возвращаться стали, по дороге в Пятерочки воды купили. На теплоходе она по двести двадцать пять рублей продается. А мы ровно такую же за тридцать восемь купили.

Стоим позже на палубе нашего чудесного кораблика, дождь накрапывает и музыка, прямо как из Титаника. У нас, типа, отправление. Мы под музыку уходим. Из Москвы, кстати, под "Прощание славянки" уходили. В самый раз музыка для немцев, которые у нас на кораблике в большинстве.

А из соседнего "Радищева" нам все руками машут. А мы им. Такой праздник.
На ужин сначала был салат из цветной капусты с грецким орехом. Такое пюре из цветной капусты. Луковый суп.
- Это вкусно? - спрашиваю у народа.
- Если правильно приготовлен, то да, - отвечают. Но я, оказалось, не самый большой любитель лукового супа.
Рис желтый со специями и шашлык из курицы. А на десерт мороженное с ананасом. Ну и некоторые за нашим столиком отсутствовали, но заказали перед этим сырную тарелку. Так что у нас еще две сырные тарелки были. Как раз хорошо под вино пошли, которое на балконе остывало.

Завтра встать надо в семь. Потому что завтрак в семь тридцать. А в восемь уже экскурсия по Ярославлю. До обеда. А после обеда - Ростов великий. Думаю над этим. Потому что я не умею так рано просыпаться. Впрочем, завтрак - это отличный стимул, чтобы проснуться пораньше.
Subscribe

  • (no subject)

    У деточки в Вене похмелье и плохое настроение. У меня триста картинок на обработку. Красивых людей, которые себя не очень любят. Убираю двойные…

  • (no subject)

    Часть восемнадцатая. Все еще не последняя. В тот день, когда Алену с Аревик возили на апелляцию, полицейские обсуждали премию за их работу во время…

  • (no subject)

    Деточка Варя сдавала сегодня экзамен по химии. Видимо, как-то не очень. Видимо, кому-то не хватило времени. В чем-то хорошо быть мамой, которая такая…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments