Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
Когда в полтретьего мы вдруг деремся с Конрадом.
- Эй, - говорю я ему громким шепотом, следи за своей башкой, глупый бейб, осторожнее, сейчас башкой лампу снесешь, stupid one. И мы разбудим твоего брата и маму заодно.
- Это ты осторожнее, - пытается отбиваться Конрад. Я осторожно сползаю по лестнице с его кровати, которая под потолком. Я сегодня буду спать на крохотном матрасике внизу. Наверняка ко мне потом присоединится Пампушка. Помните нашу кошку в Боудоме? Мы почти все вместе опять.


Мы смотрим какой-то странный долбанутый фильм. Пампушка между нами. Потому что сезоны про драгквин закончились. Обычно мы с Конрадом смотрим американские серии про драгквин. Ага посоветовала посмотреть этот вот. Она его в Каннах смотрела. Ага когда-то тоже жила в Боудоме. Лондон выжал ее как лимон, Лондон не полюбил ее, этот равнодушный город остался за бортом. Ага вернулась в Варшаву и работает в киноиндустрии. Однажды тебе надоедает работать официанткой.

В этом долбанутом фильме женщина-бизневуман-робот ведет жизнь робота-феминистки в крупной корпорации. Ее преследует ее же папа, который абсолютно долбанутый на всю голову, пытается вернуть женщину-робота к обычной человеческой жизни, пробудить в ней эмоции. Мы хохочем, как это обычно бывало в боудоме. Дурацкий папа женщины-робота приковал ее к себе наручниками и потерял ключ. Обычная такая история, столько раз обыгрывалась. А ей, женщине-роботу, на встречу надо.
- Прямо Агина линия, - говорю я, - помнишь, как она себя наручниками к батарее приковала в комнате. которая потом была моей, а сейчас Тима. И батарею оторвала, она потом еще протекала. У кого-то был слишком бурный секс.

И тут нам вдруг пишет Марта. То есть мне пишет Марта. Месяц назад я ей написала несколько посланий. И Конрад тоже. Конрад сказал, что ее мама умерла две недели назад.
Мы сегодня обсуждали, как бы нам позвонить завтра Марте в Барселону. И просто про Марту. И что надо к ней съездить.
Марта пишет, что она стащила интернет у соседей, разбирает пустую мамину квартиру, живет у бабушки. Про деньги нам не надо беспокоиться, она сама разберется.
- Марта, - пишу я ей, - я знаю, что она теперь не скоро это прочитает, может быть через месяц, - я у Конрада, мы говорили о тебе весь день сегодня, и ты это почувствовала, ты наконец-то мне ответила, - И еще пишу ей про любовь, и прочие глупости. Я хреново умею выражать соболезнования.

Пока я была в Москве, мы полночи переговаривались с Конрадом. Радек написал:
- О, Боже, у меня уже голова закружилась от твоей смены решений. И вообще, я очень занят на этой неделе. Давай все-таки на Рождество приезжай.
- Это потому что я - женщина, - пишу я ему, - its ok to be a woman. Женщины всегда меняют свои решения по сто раз на дню, - а Радек на это мне уже ничего не ответил.
В одиннадцать Варвара засунулась в комнату:
- Ну, - говорит, - во-первых, мне все-таки нужно сдавать ЕГЭ по физике или как? И можно надеть твои черные штаны?
- Не знаю, - говорю, - сама придумай. А штаны - нет. Вдруг я поеду в Варшаву.
- Ну, - в двенадцать дня пишет мне Конрад, - что ты решила?
- Радек не хочет меня видеть.
- Фигня, я ему звонил, мы договорились, что ты будешь жить то у меня, то у него. И теперь у него есть еще одна квартира, так что давай, приезжай.
- Сейчас, - говорю, - посмотрю, что там по билетам
- Во-сколько тебя встречать?
- В семь в Шопене.
- Отлично, я тебя встречу.

- Ну что, можно начинать отдыхать? - звонит мне Варин папа, ему на почту упали мои билеты. Ему пришлось синхронизировать мою почту со своей после того, как я несколько раз по рассеянности не увидела письма от крупных клиентов.
- Конрад, - звоню я Конраду, - что нужно надеть? Теплое и практичное или элегантное и бестолковое.
- Теплое и практичное, но нам же еще на выставку. Возьми что-нибудь красивое.
- Ну к Паулине можно идти в нижнем белье, она заценит, - говорю.
В Варшаве, кстати, оказалось шесть градусов.

Из самолета я вышла последняя. И была в середине толпы на паспортный контроль. Но почему-то два раза прямо передо мной приходила суровая женщина пограничник и говорила, что будка закрыта, идите в другую. А я ей вслед по-английски плохие слова произносила. Но она на меня не реагировала. Она была такая, по менталитету, русская и суровая. Поэтому паспортный контроль я прошла последней. Конрад вышел из толпы. Так приятно, когда тебя встречают.

А потом мы загрузились в тарантайку Конрада, не знаю, как он там свои ноги размещает и поскакали. Подпрыгивая на каждой кочке. Хорошо, когда у твоих друзей есть машина, доставшаяся от дедушки по наследству.
Доехали до ресторана.
- Что будешь? - спросил Конрад, - какую тебе пасту отварить? - там такой ресторан, где надо выбирать, из каких продуктов тебе будут готовить.
- Я отсюда не вижу, реши сам, - говорю.
Сначала съели спагетти болоньезе. Катя бы заценила. Потом приехали к Конраду, выпили два чайника чаю, и смотрели кино полночи.
Он бреется, а я его снимаю.
- Елена, - говорит он строго, - перестань.
- Что? Я в городе, ты просто забыл, что это такое, когда я в городе. Не могу остановиться и перестать тебя снимать.
Subscribe

  • (no subject)

    Посмотреть эту публикацию в Instagram Публикация от Elena Rostunova (@erostunova) 1 Дек 2018 в…

  • (no subject)

    фотосессии новогодние полным ходом. Сбоку картинки есть стрелочка, можно полистать. Посмотреть эту публикацию в Instagram…

  • (no subject)

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments