Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
В бассейне сломались весы. И это горе, конечно. Я так к ним привыкла. Теперь они показывают чудесные тридцать восемь килограмм. Встаешь на весы и понимаешь, что ты - дюймовочка.
В бассейне сегодня многолюдно, по два человека на дорожке. А на одной целых три. Итого - семь. Там где три, они плавают хаотично, высунув голову из воды. Медленно, чинно, важно. Три черепахи. Хотя черепахи под водой очень изящны. Если честно. Там где два с другой стороны, один чувак плывет баттерфляем, так себе плывет. Но бассейн выходит из берегов. Он очень большой. Кролем я его делаю. Но что-то сегодня не соревновательный день. На моей дорожке какая-то юная красивая барышня, не знакомая с этикетом в бассейне, уж простите, плавает посередине дорожки и каждый раз, ждет, когда же я доплыву до конца дорожки, чтобы прямо у меня перед носом стартануть неуклюже и по самой середине дорожки. Я, впрочем, тоже молодец. Из серии - учу на дорогах. Я сразу кролем, обгоняя со всей дури, так что с четвертого старта, она все-таки решает благоразумно ждать, когда я развернусь, и только тогда можно плыть за мной. И по часовой стрелке, а не посередине. Чувствовала себя сегодня монстром, конечно. Не воспитанным. Но что делать, что делать.


С утра ходила в больницу. На всякий случай. Из серии: "Вы знаете, доктор, я когда выпью алкоголя, у меня потом сердце или не сердце, что-то там в груди, так бухает, так бухает, что тяжело жить становится".
- Ну ладно, - говорят мне, - давайте вот на кушетку, по пояс раздевайтесь, - а это хоть и платная, но такая совковая больница. Доктор сам хороший, но манеры у медперсонала все еще совковые. И вот большая зала, дореволюционный дом, разделена ширмой. С той стороны ширмы гражданин лет шестидесяти, то есть лет на десять старше. Раздевается. Я вижу, как он раздевается. Поплывшая фигура. Люди в раздетом виде очень беззащитны. Отвожу глаза. Он наконец-то скрывается за ширмой.
- Ну, раздевайтесь по пояс, чего же вы медлите, - торопит меня медсестра.
- Можно дверь в коридор закрыть? - спрашиваю.
- И что вы сегодня ели? - спрашивает другая медсестра шестидесятилетнего гражданина.
- Яблоки, - отвечает он.
- Хорошо прожевывали?
- Чем? - изумляется он, - у меня и зубов-то нет.
Тут и мы с моей медсестрой слегка офигеваем. Действительно, как он может есть яблоки без зубов.

У меня еще было много кабинетов. В очередном, где надо было раздеваться по пояс, вбежал молодой человек в белом халате.
- Давайте, давайте, раздевайтесь, - торопит меня девушка
- А можно мы подождем, пока этот мужчина уйдет? - спрашиваю я. Мужчина с врачом узистом обсуждают чудесный рисунок внучки врача- узиста. Врач-узист складывает так ручки и говорит: "Да, Соня чудесно, чудесно рисует.
- Ну что вы? - удивляется медсестра, - это же наш заведущий. Раздевайтесь.
- Нет, спасибо, я подожду когда он уйдет. Он же не собирается меня осматривать? Он же не тот самый врач, который должен меня осматривать.
Спасибо гражданину-заведующему, он все-таки услышал, что мне неловко раздеваться перед такой толпой народа. Он все-таки ушел.

- Так вот, - говорит Варвара, - мы сидим на диване в школе. Перемена. Молодая учительница отловила двух семиклассников, буквально держит их за шкирку и вопит: "Как, вы не сделали домашнее задание!", ну и в таком духе. Потом ей это надоедает и дальше она начинает цепляться к форме: "И почему вы не в форме, разве это форма?". Мимо проходит другой семиклассник. Она останавливает его и говорит: "Вот он в форме! А у вас что? Это разве форма?". Семиклассник останавливается. Смотрит на это все и говорит внезапно: "Подождите, я вчера тоже был в джинсах и вы мне не сделали замечание. А сегодня ругаетесь на моих друзей, почему?" . Учительница вдруг игнорирует его, продолжает ругаться на этих двух. Семиклассник ходит вокруг них кругами. Останавливаясь иногда и спрашивает: "Вы не ответили на мой вопрос". "Иди отсюда", - говорит ему учительница. Мимо бежит директор. "о, - восклицает учительница, - вот скажите им, что они не в форме!". Директор непроизвольно расстраивается. Но быстро берет себя в руки, смотрит на учеников, говорит неубедительно: "Да, почему вы не в форме!", - и быстро убегает. Семиклассник, тот самый, на которого не ругались, бегает кругами вокруг учительницы и двух других семиклассников, засунув руки под подмышки, изображая курицу, кудахча. "Что ты делаешь?" , - изумляется один из семиклассников, учительница продолжает орать. "Тебя спасаю, идиот", - отвечает семиклассник. Учительница продолжает орать, не обращая внимания на семиклассника, спасающего семиклассников. Семиклассник начинает биться головой об батарею. Но никто не обращает на него внимания. Учительница орет на его друзей по поводу формы, они делают виноватый вид.
Что касается Варвары, в экстернате они могут ходить в чем угодно, только не в синих джинсах. Также учительница по математике злится, если дети задают ей вопросы по существу. Она закатывает глаза, говорит, что все тупые, что вот как можно было не понять вот эту вот задачу. Думаю, что нам надо побеседовать на эту тему с директором. Возможно, он проникнется этой темой.

На самом деле, ноябрь, депрессии, много смертей, которые случились в ноябре, вдруг обнаружила, что девятого умерла бабЖеня в 2009. ЖЖ любезно сообщил. Мне страшно было поднимать архив в жж. Это было так долго и мучительно. Двадцать пятого будет год, как Коля ушел. И чуть дальше тетя Алла. А между ними дед. Та еще радость, конечно. Скучаю, сильно. По всем.

Варвара сегодня по пути домой встретила одноклассников. Как обычно страшно радовалась, что вовремя ушла из лицея.
- Как, - говорит, - все-таки хорошо, что я больше не там. Вот это все услышать от одноклассников: "Ты оделась как бабушка, ужас какой!". Некоторые учителя объясняют Яне, что она - женщина-вамп, а черная помада - это пошлость.

- Надо, - говорит Варин папа, - упирать на вот это вот - волшебная атмосфера лицея заканчивается там, где конкретно конкретному учителю не нравится конкретный ученик. Вот ровно там вся эта волшебная чудесная атмосфера заканчивается и вступают жесткие законы - кто не с нами, тот против нас. Как-то так, да. И это, конечно, ужасно, когда твой ребенок вдруг говорит - а про учителей я просто не хочу вспоминать.
Пока весы еще работали, удалось выяснить, что два дня фотосъемки на выходных - это минус три килограмма. И это занятно. Хотя и совсем не важно.
Subscribe

  • (no subject)

    У деточки в Вене похмелье и плохое настроение. У меня триста картинок на обработку. Красивых людей, которые себя не очень любят. Убираю двойные…

  • (no subject)

    Часть восемнадцатая. Все еще не последняя. В тот день, когда Алену с Аревик возили на апелляцию, полицейские обсуждали премию за их работу во время…

  • (no subject)

    Деточка Варя сдавала сегодня экзамен по химии. Видимо, как-то не очень. Видимо, кому-то не хватило времени. В чем-то хорошо быть мамой, которая такая…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments