Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Эта Варшава - уже дом родной.
- Жалко, что снега нет, я так рассчитывал, что у нас будут картинки со снегом, - говорит Радек.
- Можно купить искусственный снег.
- Нет, это не то. Смотри, что я нашел, - демонстрирует он мне отличный розовый хвост для русалки, - ты же знаешь, что символ Варшавы - русалка. Я еще купил вот этот вот щит, надо будет прикупить пару-тройку детских мечей, - щит чудесный. Сине-серый из поролона.
- О, после съемки ты можешь его отдать племяннику.
- Ага, так и сделаю.



Я внезапно вчера решила проверить билеты. Была уверена, что самолет в три часа дня. Оказалось, в двенадцать. Спать удалось лечь в два. Проснулась как-то не то, чтобы вовремя, а несколько позже. Пришлось не завтракать, нестись на остановку к Боу, чтобы не пропустить экспресс в аэропорт. Экспресс все не шел и не шел. Я нервничала, думала, что все пропало и я сейчас точно опоздаю. Вернусь тогда обратно. Все равно Мортен улетел в Норвегию. Комната свободна. Как раз до Рождества можно продержаться. Но все-таки повезло. И экспресс пришел. И дошел весьма быстро. Правда, в аэропорту объявили пожарную тревогу, просили всех выйти. Непонятно куда. Потом меняли выход несколько раз.
Опоздали на час. И как хорошо, когда некуда торопиться. Подумаешь, всего на час задержали. Потом еще один самолет до центральной Варшавы.

- Э, я у дома Техники, - говорю я Радеку в телефон.
- Ты почему звонишь на мой польский номер? - обнимает он меня сзади за плечи.

Не выдержала, выдала ему книгу до Рождества. Надо было, конечно, подождать. И так предсказуемо, критиковал и тут, и там, и вот это вот: "У нас с тобой столько отличных картинок, а ты выбрала самые случайные."
Впрочем, пересмотрел раза четыре. Внимательно так. Мысль заработала. Теперь будет думать, что с этим дальше можно сотворить. Что уже хорошо.
- Спасибо, - говорит в итоге, - я не ожидал такого подарка.

У нас в комнате маленькая елочка. Блестящие яблоки, мишура, шар с портретом племянника внутри.
- Мы должны сделать картинку, когда поедем к твоей бабушке, чтобы ты в халате на фоне елки.
- Нет, чтобы я и под мышкой такая вот светящаяся елка.

И еще к нам приехал Конрад. Ремонт движется к завершению. Конраду демонстрировали квартиру. Самое лучшее, конечно, в квартире сейчас, это - гардероб. Огромная комната с полочками и вешалками. Теперь хорошо видно, что у Радека есть. Раньше, чтобы откопать что-то, надо было открывать бесконечные мешки и смотреть. Теперь, все, как на ладони.
- Да, Радек, ты достоин такого гардероба, - сказал Конрад. Ну и тут же понеслось, - что привез из Лондона, - это когда Радек ездил в Лондон. И там и штаны за пять фунтов, охрененные штаны, и свитер - огромный белый, как будто форма хоккеиста. И новое панчо со Спитафильд маркета.
- Смотри, какие туфли, Оливер их специально для меня оставил, - Оливер - стилист, - они, как будто из семидесятых, но совсем другие.
Туфли коричневые на платформе и каблуках. И еще один на высоком сплошном каблуке. И такой обычный вечер. Они примеряют туфли, ходят по комнате. А я хлопаю в ладоши. Практически, наш Лондон. Только комнаты в три раза больше. И ремонт хороший. Ни тебе мышей, ни тебе клопов. Персонажи все те же.

Конрад вдруг работает. Ассистентом у одного крупного дизайнера. С восьми до десяти. Нон-стоп. Это тяжело. Но так здорово, что у него наконец-то есть работа. И еще он купил новую машину. Пусть поддержанную, но в хорошем состоянии. Старая совсем развалилась. И мы договариваемся завтра куда-то там идти, с ним и его новым другом, и парочку друзей, которые приехали из Лондона.
И заодно обсуждают селебсов, с которыми нынче Конрад работает, а кое-кто, не будем называть поименно, спит время от времени. И поэтому все просят друг друга не рассказывать об этом другим. Я все равно никого не знаю и даже имен не знаю, так что меня даже бессмысленно об этом просить. Все равно не расскажу.

У Радека разложены на столе его работы. И много нового. Но он тут же говорит, что ничего не доделано. Мне нравится направление, в котором он двигается. Пусть на Рождество ему кого-нибудь подарят, кто вдруг это оценит и поможет стать моему малчику большим малчиком.

В ночи с Тимом пошли в местное кафе, которое пару лет назад на Роман роуд открылось. Почему-то оно работает только три дня в неделю, ближе к выходным. Оставался еще винный бутик. Француз один открыл. Они еще и еду стали подавать.
Длинная узкая комната, с рядами бутылок по бокам. Дегустация. Местные соседи, англичане, судя по всему. Тут же большая собака. Лежит, ждет своих хозяев. Миска с водой рядом. Хозяева пьют и болтают громко.
У нас бутылка вина, сыр, оливки, хлеб большими ломтями, миска с маслом оливковым и бальзамическом соусом, таким густым. Все как я люблю. Никто кроме Тима со мной не хочет ходить в такие места. Все экономят деньги.
И такой спокойный, чудесный вечер.
Утром написал Рис. С которым мы года четыре назад познакомились на неделе мод. Написал, что он сейчас в университете, но очень все равно надо встретиться.
- Ок, - отвечаю. Вроде как бы надо было брести по округе, делать миллион картинок, чтобы было что потом постить в жж. Вместо этого сначала садишься в автобус номер восемь, смотришь в окно. Выгружаешься на Бриклейне, бредешь лениво по улице, заходишь в шоколадный бутик и обязательно пару шоколадных трюфелей с апельсином. И дальше тормозишь у каждой витрины, рассматриваешь, какие новые торты появились в соседней лавке, что нового в лавке старьевщика. Два часа и я на Ливерпуль стрит. Сообщение от Риса:
- Ты где?
- Ливерпуль стрит.
- Буду через двадцать минут, - и через двадцать минут, - я напротив KFC, где ты, - я ни разу не ела в КФС и даже не знаю, где это. Как-то находимся. К нам тут же подходит какой-то гражданин:
- Эй, - говорит он Рису, - можно я тебе задам пару вопросом, у меня исследование. Ты вот используешь айфон или андроид?
- Айфон.
- Сколько тебе лет?
- Семнадцать.
- Ты хорошо знаешь этот район?
- Тебе разве семнадцать? - удивляюсь я.
- Нет, двадцать два.
- А почему ты сказал, что семнадцать? Я уже успела себя ощутить большим педофилом.
- Думала, что он собирается что-нибудь продать, на всякий случай сказал, что я - несовершеннолетний.

И мы опять бредем в сторону барчика под мостом, который закрыт, дальше в сторону Хокстона, выходим где-то у Олд стрит.
- Давай кофе выпьем? - предлагаю.
- Хорошо, - отвечает.
И тут же в кафе сообщает мне, что ничего не хочет, но с удовольствием посидит со мной.
- Не, так не пойдет, мне будет неловко пить кофе без тебя. Возьми себе что-нибудь, я плачу. Я тут как раз заработала немножко. И он начинает дурацки отказывать. Ох уж эти студенты, - устроишься на работу, будешь за меня платить, - говорю.
- Хорошо, - и он заказывает себе апельсиновый сок. И я его немножко фотографирую. И мы договариваемся, что он мне будет писать почаще, чтобы у меня была возможность практиковать письменный английский. Когда мы встретились первый раз, он был таким серьезным. Никогда не улыбался. Теперь демонстрирует мне свою улыбку, - видишь, - говорит он, - теперь я улыбаюсь.
Для аутичного малчика - это не хилый такой прогресс.
- Прости, - говорит он, - я не спал ночью. Я вчера обнаружил, что сегодня экзамен. Надо было сделать скетчбук за ночь.
- То есть надо было изобразить, что ты делал эти наброски в течении всего семестра, да?
- Ага, - говорит.
- О, у меня тоже такое было, - говорю

Потом он борется со сном и собирается болтаться со мной до вечера.
- Знаешь, едь домой, давай в следующий раз, я тебе напишу, когда я приеду.

И потом от него приходит смска:
- Прости, что я был таким усталым. В следующий раз будет по-другому.

Ну и потом в центральном Лондоне толпы туристов, вперемешку с офисными работниками, спешащими домой. Тим пишет, чтобы я ждала его у Найка на Оксфорд стрит. И там такие толпы, что я не понимаю, как мы можем встретиться. Появляется довольный и счастливый, танцует и поет. У него был кастинг. Если повезет, это будут хорошие деньги. В Израиле. А потом он еще волонтерил, танцевал с детишками из бедных семей. Он поет и танцует. Нас обтекает толпа.
- Дорогой, кастинг закончился, пойдем где-нибудь выпьем, - говорю.
После этого французского бутика, мы прилипаем носами к пабу за углом. Там - живая музыка. Ведущий машет нам рукой. Типа, давайте, заходите.
- Пойдем? - спрашивает меня Тим.
- ЭЭЭ, нам разве не достаточно?
- Там весело.
- Спасибо, что присоединились к нам, - приветствует нас ведущий. Все поют по очереди. Я гнусно морщусь.
- Нет харизмы, нет энергии, - критикую я, - почему, почему он здесь голосом так однотонно тянет, может быть ты споешь?
- Нет, спасибо, - говорит Тим. И мы еще немножко болтаем с парочкой, сидящей рядом с нами. Молодой человек идет на сцену петь, девушка хлопает в ладоши.

А сегодня уже Лондон. Радек, который на кухне жарит мне котлеты и подогревает гречку. Типа, у нас Рождество приближается. Может быть еще и со снегом повезет.
Subscribe

  • Alice van Kempen

    Фотограф вместе со своей собакой путешествуют по Европе в поисках заброшенного жилья. Алиса говорит, что Клэр - прирожденная модель, с удовольствием…

  • Valentina Loffredo

    Смотрите, какого интересного фотографа на просторах инстаграма нашла - https://www.instagram.com/thatsval/ Геометрия и цвет.…

  • Astrid Kirchherr

    Она считает, что просто оказалась в нужном месте в нужное время. Она первая фотографировала Битлов, когда они еще не были так знамениты. Она снимала…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments