Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
У нас с Вариным папой каникулы. Только что пиццу не заказали и не курит никто больше. В том числе и в постели.
Смотрим кино.
Вчера посмотрели Carol. Мы как-то с некоторым опозданием смотрим то, что разные приличные люди посмотрели давным давно. Как это говорится - божечки мои, какая великолепная операторская работа. Зависать над каждым кадром и больше ничего не надо. И команда стилистов поработала на славу. Только все время хотелось попросить Терри не сжимать так плотно губы. Это то, о чем я прошу всех на съемках.


Сегодня же прошел на ура «Чунгкинский экспресс» Вонг Карвая. 94 год, пейджеры, забегаловки, наркота, стюардессы, любовь, полицейские без имен и странные-дурацкие-красивые-девушки-которые-любят-громкую-музыку-и-вести-себя-странно-потому-что-они-дурацкие. Чудесный, абсолютно чудесный фильм. Впрочем, Варин папа сказал, что он такие фильмы только со мной смотрит.
- Почему? - спрашиваю
- Потому что без тебя я смотрю что-нибудь простое, - говорит.
- Типа, выпил, уснул, проснулся и не жалко, что не досмотрел?
- Типа того, и вдруг обнаружил, что фильм уже удалил, потому что, видимо, вчера решил, что его досмотрел. Начало помню, дальше ничего не помню.

Только вот режиссерские находки, когда эта размытость и нерезкость, слегка раздражало. Но в девяносто четвертом это было правильно так снимать. Небрежность свойственная гениям.

Деточка звонит с чужого номера. Деточка говорит:
- Я у Моти остаюсь ночевать, но не у того, которого ты знаешь.
- Ага, а ты этого Мотю сама-то знаешь?
- Ну виделась пару-тройку раз, тут еще Варя и Ольга, ну я с ней тоже пару раз виделась. Денег у меня на телефоне нет. Я завтра постараюсь к часу приехать. Ничего, что я твои ключи забрала?
- Как-нибудь выживу, - говорю.

Мы смотрим с Вариным папой кино. В двенадцать он вдруг решает, что надо позвонить деточке. Деточка не берет трубку.
- А давай позвоним другой Варе, - говорит Варин папа, - у меня есть желание - позвонить и сказать: это папа **ядского тормоза звонит.
- Давай, - говорю я.
Пару недель назад другая Варя ожидала нашу Варю в коридоре нашей же квартиры. Я еще, видимо, была в Варшаве. Девочки опаздывали. Наша деточка никак не могла решить, чтобы ей надеть. Ей надо было выглядеть сногсшибательно, она собиралась в бывший лицей на праздник. Собиралась быстро бегать от некоторых бывших учителей и обниматься с некоторыми, ранее любимыми, одноклассниками. Наша Варя открывала шкаф, смотрела в него задумчиво и говорила:
- Совершенно никакой одежды, нечего надеть, абсолютно нечего.
Другая Варя в верхней одежде, стоя у двери, уверенная, что в квартире кроме них с нашей Варей никого нет, говорила:
- **ядский тормоз...

- Догадайся, что хотел твой папа сказать другой Варе, - говорю я нашей Варе.
- Родители, я вас очень люблю, но не надо так делать.
- А чем вы там занимаетесь?
- Веселимся как можем, - говорит наша деточка, - вот сейчас варим пельмени и уже допили вино. Э, я тоже хочу колбасу, - кричит кому-то деточка. В нашем доме колбасы не бывает.
- Не надо есть колбасу, - кричим мы в трубку хором, - у тебя может быть аллергия.
- Родители, я вас люблю, увидимся завтра.
- Варя, у меня вдохновение, мне надо много красивых тинейджеров. Я хочу портреты снимать. Приводи своих тинейджеров. Приводи Варю
- Хорошо, мама, - говорит деточка, которая уже научилась говорит - хорошо, а потом как получится.

Что касается меня, я сегодня красивого, умного малчика снимала, который опоздал на сорок минут, потому что так получилось. Я взяла с него половину суммы, потому что у него были трудные жизненные обстоятельства.
Еще сегодня меня пытались развести на деньги - стоимость проезда в метро. Я очень торопилась. Но похвалила молодого человека за хороший сценарий и хорошую работу лицом и таки выдала ему сырок творожный и деньги на один проезд.
Сейчас расскажу, вдруг он вам встретится или кто-то еще такой же талантливый.
В районе Курской хорошо одетый молодой человек в длинном черном пальто, с длинными волосами, интеллигентных очках, спросил у меня как пройти пешком к Киевской.
- Прямо, лучше идти прямо, - сказала я ему, выйти на Маросейку, там мимо Кремля. И спрашивать, спрашивать.
- Да я пытался, - сказал молодой человек, - но заблудился. Сказали, лучше идти по Садовому, тогда меньше шансов потеряться. В метро у вас, к сожалению, такие жесткосердные работают, не пустили бесплатно.
Далее он рассказал мне, что деньги должны были бы быть переведены на карточку, но что-то пошло не так. Он прибыл из Питера. Взят под опеку был в Железнодорожном, поэтому в Железнодорожном полагается квартира. Я спешила на съемку. Но мы с ним успели выяснить еще миллион подробностей.
- Красиво заливаешь, - говорю, - отличная история, чтобы разжаловать добрую тетеньку пятидесяти лет.
- Нет, ну что вы, - сказал он скорбно, - это все правда.
В общем, зашли мы с ним в магазин, я разменяла тысячу рублей. Выдала ему на билет в метро и один сырок творожный, на всякий случай. От сырка он не отказался. Вел себя скромно.
Жалко, что я торопилась, я бы все-таки не отказалась бы узнать, что стоит за всеми этими историями с малчиками и девочками с чемоданами - прокачка коммуникативных навыков, спор с друзьями, чисто детское - а сколько мне сегодня удастся заработать путем разведения граждан на билеты в метро?

А еще я похоже заболела сегодня же. Зачем-то. Горло болит.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments