Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
- Вот, - говорит Варвара, - смотри, - и сует мне под нос коробку с бордовыми кроссовками.
- Ага, - говорю я рассеяно. Я только что вошла в дом. У меня был длинный день. Съемка в Подольске. Еще Курский вокзал вроде как заминировали, поэтому я чуть не опоздала на съемку.
- Ну?
- ЭЭЭ, - говорю я, - ну нормально. Зимой, говоришь, в них ходить будешь, да? - поднимаю глаза. Деточка моя гордо трясет головой и что-то не то. И еще минута промедления и будет дикая обида, - о, ты подстриглась, да? Было время когда я так стриглась, - помните, кстати, в Терминаторе юноша тот, который лет двенадцати был, так подстрижен был. На меня с такой стрижкой все оглядывались, - хорошо тебе, - говорю я, и деточка выдыхает.


- Это у меня было плохое настроение, поэтому я сначала хотела покраситься в серый. Но шесть тысяч рублей мне показалось чересчур за покраску.
- Варя у нас же есть Султан - за полторы тысячи отлично покрасит.
- В итоге, я просто пошла и подстриглась.
- То есть ты купила кроссовки и тут у тебя испортилось настроение?
- Так и было. Я просто звонила Е., советовалась. Е. говорила, что хватит уже покупать найки в дисконте, что надо пойти и купить нормальные, которые сейчас модны. И что она в таких ходит и С. в таких ходит. Я отвечала, что я не хочу быть как все. На заднем плане еще В говорил, что мне пора повзрослеть и купить себе нормальную зимнюю обувь.
- То есть наш вечно четырнадцатилетний подросток нудил?
- Ну да, я вот прямо представила, как Е напивается, а В, тоже вечно молодой, вечно пьяный идет за ней и нудит: "Опять ты напилась, ну сколько можно!", еще хуже меня. Представляю, когда он будет взрослым, каким он будет занудой.
После этого всего у меня испортилось настроение. И я решила покраситься. Если честно я об этом начала думать еще на немецком, когда оставалось тридцать минут до конца урока. Так трудно было сконцентрироваться. Я думала, как я буду идти по Вене, - и тут деточка перешла на английский, - навстречу мне НикОла, всматривается и говорит: "уou look different - ты выглядишь по-другому, впрочем нет, ты все такая же, по-прежнему бутылка вина в руке, ничего, крейзи рашен герл не меняется". А вчера я сидела в кафе между репетиторами. Вдруг в кафе зашел бывший лицеист. Когда-то он был фанатом лицея. Ездил во все поездки, заменял разных учителей, в случае чего. И тут его выгнали, не знаю за что.
- Он же тебе никогда не нравился.
- Ну да, он какой-то, ну знаешь, такой был, который на младших девочек обращал внимание. Но тут вдруг изменился. Спросил, куда я делась. Я ему рассказала про Вену, экстернат и планы на жизнь. Он слушал с интересом. Сказал, что да, с лицеем что-то случилось и это похоже на агонию. И что я - молодец. И он тоже думает о том, чтобы выучить пару-тройку языков. Потом он ушел. Со мной за столиком сидела женщина. Когда он ушел, она спросила сколько мне лет. "Шестнадцать, - говорит удивленно, - моему сыну двадцать четыре, я даже подумать не могу о том, чтобы его сейчас куда-то отпустить. Я за него так волнуюсь. Даже когда он с девушкой, я ему всегда звоню и спрашиваю где он, куда он дальше собирается. Мне кажется, ему еще рановато из дома уходить. А ты значит собираешься покинуть родные пенаты?" Она еще мне показала его фотографию. Сказала с удовлетворением, что он девушек меняет как перчатки. И они все-такие милые, эти девушки.

Я сегодня была молодец, я приехала пораньше на Курский. Потому что в Подольске была забронирована студия. И мне надо было успеть. Вокзал был оцеплен. Грустные люди толпились вокруг. Злобные охранники орали: Женщина, куда пошла! Минут тридцать пыталась понять, с какой платформы надо ехать в Подольск и где покупаются билеты. Добрые люди указали на двух женщин, которые стояли со специальным маленьким кассовым аппаратом и продавали билеты. Так что в Подольск я успела. Снимала там большую и дружную семью, в которой восемь детей. Часть усыновленных. У нас было два часа. Но я все равно не сделала все, что задумала. Когда так много детей и все не очень взрослые, и все моргают по очереди, не успеваешь до конца осуществить план. Но сейчас смотрю на картинки и радуюсь. Красивые все.

Вчера по пути домой зашла в Перекресток. Офисные шли по домам. Часть из них покупала спиртное, чтобы распить с коллегами.
- Ну сейчас, подождите, - говорил один из них, все время убегая, возвращаясь с очередной бутылкой коньяка, - ну простите, что я так долго, - посмотрел он на очередь, все устало молчали, - вы что не русские что-ли? - засмеялся он. Выглядел он татарином, - ну что вы молчите? Это я так шучу, впрочем, он-то здесь не русский! - ткнул он пальцем в азербайджанца, сидящего за кассой, - ну ладно, ладно, я тоже не русский. Но я же могу сказать - вы что здесь все не русские, стоят, молчат, даже поговорить не с кем. А вот если бы ему можно было бы голосовать, - он опять ткнул пальцем в юношу-азербайджанца, - так ведь он бы пошел и проголосовал бы за батюшку царя Путина! Но кто же ему позволит. Какие-то вы все-таки грустные, - обвел он нас взором. Хорошего вам вечера, - и весь этот монолог был на той самой грани, когда если вдруг ответишь что-то или посмотришь немножко не так, взорвется пьяной агрессией. Он ушел, и тут вся очередь расслабилась, разулыбалась и посмотрела друг другу в глаза.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments