Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
C утра бежали, быстро бежали. Еле-еле успели на поезд. Ненавижу бегать, не умею бегать.
- Знаешь, что? - говорит Радек.
- Чего?
- Я тебя люблю.
- Ага.
- Поэтому побежали.
Ненавижу бегать стометровки. С тяжелым рюкзаком за плечами, без рюкзака. Это не важно. Но успели.
Бабушка накормила супом.
Ушли в лес за болото. Подморозило все. Идешь, лед трещит и нога опускается в болотную жижу.


- А флаг мы взяли, - объяснял Радек, - чтобы на него одежду вешать.
В лесу на тропинке мой герой слегка обнаженный шел торжественно с флагом.
- Отличная задница, - хвалю я.
Он нервно оглядывается:
- Соседи могут полицию вызывать, если нас кто-то увидит.
- Да ладно, мы вроде никому не мешаем.
- Ну да, только я голый и с польским флагом, а так ничего.
- Я спрячу флешку, не бойся.

Малчик мой даже не замерз от этих бегов. Вернулись, съели котлету с картошкой, запили вкусной бабушкиной наливкой. Чуть-чуть посмотрели прыжки с трамплина.
- Это единственный вид спорта, в котором поляки побеждают, - сообщил Радек, - поэтому сейчас вся Польша прилипла к телевизору.
Бабушка спрашивала у меня знают ли русские, что такое квашенная капуста.
Отвечала утвердительно. Обсудили толстый четверг.
- У нас это называется масленица, у нас блины все жарят.
- А Польша - особенная, у нас много традиций, которых нет нигде.
Поумилялись с Радеком ей.
- Было бы здорово их с Мартиной бабушкой познакомить, если бы они разговаривали на том же самом языке.

Опять бежали на поезд. Радек катастрофически не умеет выходить вовремя. Успели.
- Может кино посмотрим? - спрашиваю.
- Ты что, сейчас мои друзья придут. Пойдем куда-нибудь.
И тут я подумала, что они все пойдут, а я так хорошо посмотрю кино и еще картинки скину. И много чем полезным можно позаниматься. Пришел Роберт, сто лет не видела, последний раз мы в квартире Адама на балконе пытались оторвать веревку. Роберт привязал веревку, чтобы балконная дверь не открывалась. Потом же не смог развязать обратно. И еще Кэрол с кучей вина зачем-то. Конрад и Магда. Конрад вчера обидел Радека.
- Забей, - говорю, - это же Конрад. Он часто тебе такое говорит. Сколько мы уже друг друга вместе знаем. Это ваши взаимоотношения.
Конрад сказал Радеку, что жить без Радека в Лондоне было куда как приятнее чем с Радеком. От Радека одни безобразия. Конрад сказал Радеку, что дом наш был вшивым, ужасным клоповником. Это было не очень честно.
- Знаешь, я все время вспоминаю время, когда мы жили вместе, как что-то значимое в моей жизни и тут вдруг Конрад так говорит.
- Помнишь, Радек, как мы с тобой ругались и не разговаривали по три месяца? Заходили на кухню одновременно, Конрад курил в дверь и такой, сразу морщиться, "Народ, давайте вы не будете сейчас опять начинать орать друг на друга?" А мы тогда с тобой совсем не общались.
- Нет, три месяца - не может быть.
- Может, может.
- И из-за чего?
- У тебя было плохое настроение, ты цеплялся. Тогда была песня, что я не хочу тебе картинку в фотошопе поправить. Ты тогда орал, что все сам, все сам, никому нет дела, ты думал, что у тебя команда, а тебя даже с фотошопом посылают.
- Я изменился, - говорит, - я сейчас на все это по-другому смотрю.
- Ну да, выкурив косяк, запив идиотским алкоголем, можно смотреть на все по-другому, проживая в Варшаве.

На пару с Радеком рассказывали Роберту, почему мы за легализацию проституции и наркотиков.
- А как же? - говорил Роберт.
- А вот также, - отвечали мы. Заодно про беженцев и про вот это вот, когда сначала одни страны собираются, продают оружие другим странам, разжигают там войну, которая стирает с лица земли целые города. Потом эти же самые страны, которые активно поучаствовали в уничтожении целых народов, кричат - эй, не надо нам беженцев, уходите, гадкие беженцы отсюда. Вы все козлы и не разделяете наших европейских ценностей.

Но все закончилось клубом. Как вот я не собиралась никуда идти. Почему-то оказалась в клубе. В который мы всегда ходим. Там было настоящее столпотворение. И в туалетах тоже. В женском - мужская очередь.
- Чуваки, - вопрошаю я к толпе, - это женский туалет?
- Ну да, - говорит один из них.
- Значит это подразумевает, что женщины без очереди, да? - они начинают улыбаться, я продолжаю, - а обычно все наоборот, в мужских туалетах очередь, а в женских нет, - тут еще Конрад заходит, - вот, - говорю я, - он со мной. Правда, детка?

Была вчера обцелована каким-то огромным количеством юных граждан, которые подходили, обнимали, говорили что-то типа - как круто ты танцуешь, как раскована ты, и все такое. Еще Конрад целовал в лоб, с высоты своего роста, наклонялся и целовал. Типа, соскучился. И Роберт тоже.
Пошла искать Радека, он стоял и разговаривал с Павлом.
- Я тебя знаю? - спрашиваю.
- Я - Павел друг Калины.
- Значит я тебя когда-то снимала на Бриклейне, когда вы с Калиной продавали шмотки на улице.
Павел когда-то жил в нашем доме. И был лицом Топ-шопа. И много еще какие бренды заключали с ним контракт. Сейчас он топ-модель в Китае.

И потом опять бежали на последнее метро, которое в три часа ночи уходит. Не успели. Оставался ночной автобус.
- Мне надо возвращаться в Лондон.
- Эту песню я уже слышала.
- Понимаешь, я сижу в Варшаве, фактически, жертвую собой ради искусства. Но это путь в никуда. Ничто не вдохновляет здесь больше. Пора возвращаться. Жизнь здесь комфортно, но я, итоге, потерял деньги, вернувшись, Риса и время. Ради чего все это?
- Ну, Риса ты еще можешь вернуть. Но ты же сам говорил, что взаимоотношения - это не для тебя. Что-то изменилось, старость подступает? Деньги? Когда деньги для тебя что-то значили? Время потерял? Я вижу прогресс, твои работы вышли на другой уровень. Растешь. И идеи, эти сумасшедшие идеи. Ты все это забросишь разом? Что-то мне не верится, что ты сможешь.
- Я буду искать другие средства самовыражения. Только в Лондоне. И другой материал, с которым я могу начать работать.

- И еще мне грустно это все слышать, потому что ты можешь вернуться в Лондон, а я нет.
- А ты жертвуешь семье. но семья - это твое вложение, которая в итоге будет за тобой присматривать. За мной некому будет присматривать.
- Я, я буду за тобой присматривать.
- Уж скорее я буду за тобой присматривать, - смеется, - наряжать тебя красиво, фотографировать. Выводить в свет.
- Уже выводишь.
Как-то так.
Subscribe

  • Йоко Каватуги и Александр Смирнов, фигурное катание

  • (no subject)

    Cнимала как-то Александра для все того же Льда Собственно, выглядело это так. Приехала на студию. Вышла пиар-агент, сообщила, что надо ждать,…

  • (no subject)

    Снимала по весне прекрасных фигуристов Таню и Макса для все-того же журнала Идей ни у кого не было. Из серии - ну ты же снимешь как-нибудь. Но все…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments