Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Ничего не успеваю. Чем старше, тем быстрее темп. И сны такие же. На старый фон накладываются новые события. Вот мы мчим с Конрадом по двору старой школы, где когда-то мой дед был директором. Где-то там посередине спортивной площадки Радек переодевается.
- Это Радек или нет? - спрашиваю я
- Похоже на то.
Вдруг мы уже с Радеком на этой же самой машине, он за рулем, выезжаем с нашей улицы Школьная вниз на основную дорогу. Радек, такой Радек, оглядывается на кого-то, кто проходит мимо.
- Радек, - кричу я ему, - смотри на дорогу, здесь очень сложный выезд.
Радек не обращает на меня никакого внимания. А я все думаю, умеет ли он управляться с ручной коробкой передач. Деточка сидит дома, много учится, много смотрит сериалов каких-то английских, что-то там читает и все время мне рассказывает.
- Вот, - говорит деточка, - жизнь проходит мимо. Все пропускаю. Сегодня такая тусовка, такая тусовка у одного гражданина. Ну помнишь, я тебе рассказывала. Которому родители все время обещают сдать его в детдом? Ну он живет один в большущей квартире в центре, деньги они ему переводят. Папа где-то заграницей, мама с новым бойфрендом в другой квартире.
- Ага, обычная история, - говорю, как будто это обычная история.
- Он раньше сидел на фене, ну нюхал, короче. Потом его сдали в дорогущий реабилитационный центр. Он теперь это только продате. Но пьет каждый день. Реально каждый день. На школу забил совсем. Мне кажется, его выгнали.
- Пойдешь?
- Ну чисто теоретически, я бы пошла. Но тут учеба и все-такое
- Признайся, гораздо интереснее прямо сейчас сидеть на диване, хлопать в ладоши и наблюдать все это шоу со стороны.
- Ну вот уж нет.



Я вчера в ночи шла к метро, ехала к Кате. Где-то посередине пути у нас общаги для приезжих. Они еще все время в тапочках курить выходят. Иногда, если окна плохо зашторены, видны четыре кровати в комнате, одна над другой.
Иду, мужичок присел на корточки около двери. Я уже прошла мимо. Пустынная улица. У нас по выходным район совсем малолюден. Но, видимо, Богу угодно было, чтобы я почему-то тормознула на минуту и всмотрелась. Мужичок в куртке нараспашку, но без шапки и варежек, спал, прислонившись к стене.
- Э, - говорю я и трясу его за плечо, - где вы живете?
Он приоткрывает глаза, отмахивается, бормочет, что я ему мешаю спать и он меня не понимает. На улице, между тем, градусов шестнадцать. Минус.
- Вы же замерзнете, вставайте, я вас не смогу поднять, - настаиваю я. Но он закрывает глаза и не реагирует.
Открываю дверь общаги, захожу внутрь. Хмурый охранник.
- Там ваш сидит? - спрашиваю, - замерзнет.
- Мне какое дело, - отвечает он грубо, - если он вам нужен, забирайте.
Тут мне почему-то становится гнусно от этого людского равнодушия и я зачем-то начинаю орать про звонок в полицию, про труп на крыльце и проблемы у этого охранника. Ору я громко и противно. По-крайней мере, я так слышу. Охранник втягивает голову в плечи и отворачивается.
Выхожу на крыльцо. Гражданин в куртке очнулся от моего крика. Слово - полиция, видимо, слегка взбодрило его сознание.
- Я не могу подняться, - говорит. Цепляется за скользкую стенку.
- Держитесь за меня, - подставляю руку, поднимаю его неуклюже, - у вас же жена, дети, наверняка, плакать будут, если вы вот так бесславно замерзнете, - выговариваю, открываю дверь ногой, затаскиваю внутрь холла. Охранник отвернулся, делает вид, что его нет. Мужичок плюхается на сиденье в холле и тут же отрубается. Надеюсь, руки и лицо не отморозил. Хотя, непонятно, сколько он там на этом крыльце просидел.
Мне еще пришлось минут пять простоять, чтобы удостовериться, что охранник его обратно не выставил.
И так меня это возмутило, вот это вот такое равнодушие, что я даже прошла мимо "Перекрестка", забыв купить Кате торт к чаю. Даже у животных есть эмпатия. Охранники - это, видимо, особая порода.

- Такие интриги, такие скандалы, - рассказывает деточка с восторгом, - вот эта история вам точно понравится. Один приятель четырнадцати лет ехал в машине с другим приятелем, восемнадцати лет, у которого папа - миллионер. Приятель сын миллионера закупился травой. Пять килограмм купил. Едут они по Рублевке и тут им скучно становится. Сворачивают они косячину, выкуривают. И понимают, что дальше ехать не могут. "Давай бросим здесь машину и поедем на такси", - говорит один другому. Но тут они понимают, что машину просто так они бросить не могут. Негде. Рублевка, движение. И тогда они съезжают в лес на какую-то еле заметную грунтовую дорогу. И чисто случайно за ними сворачивают менты. Выходят из машины. А эти двое начинают хохотать. "Что вы тут делаете?" - спрашивают менты. Эти два придурка хохочут. "Понятно, - говорят менты, - будем дуть в трубку". Они продолжают хохотать. Тогда менты решают обыскать их и находят пять килограмм травы. Ну и так - что будем делать? Пять миллионов и мы ок. Сын миллионера сторговался до четырех с половиной миллиона и перевел на карточку одному из ментов эти деньги. Папа до сих пор не знает.
- Ну, ээ, - говорим мы, - лимит перевода денег никто не отменял. И никто из ментов не будет так палиться и давать свою карточку. Только наличка.
- Ну ладно вам, зануды, хорошая же история, - говорит деточка, - и еще тут другая история. У одной знакомой Б. был роман с тем, у кого сегодня вечеринка. В какой-то момент она его бросила, решила, что лучше с ним дружить, чем спать.
- Это которая раньше девочек любила.
- Ага. Ну вот, теперь она любит малчиков. В общем, теперь у нее роман с другим. Но иногда она возвращается к своему прежнему. И тогда очень переживает, что опять изменила.
- Сколько ей? Тоже четырнадцать? Подающая надежды будущий ученый.
- Ага.
- Ну так вот, она вдруг опять переспала со своим бывшим. Очень расстроилась и решила покончить жизнь самоубийством. Наглоталась таблеток от сердца. А ее бывший тоже примчался и сказал: "Я хочу умереть с тобой". Ну понимаешь, у него проблемы с сердцем. Так что ему от этих таблеток ничего не было. А у нее начались глюки. И тогда она позвонила еще одному бывшему, который был до этого и сказала ему: "Жди меня на Невском".

- Какая интересная у некоторых жизнь, - говорю я, - пиши деточка. Это будет сериал о жизни тинейджеров, взращенных средним классом города Москвы. Тинейджеры, которые учатся в разных "элитных гимназиях". Это может быть занятно.

У деточки нет времени. У деточки - миллион непрочитанного, миллион непросмотренного, миллион недоученного и миллион ненарисованного. И еще же когда-то потусить надо. Не все же изображать из себя ботана. До которого как до неба.

Я сегодня выполнила свой гражданский долг. Сходила на митинг памяти Бориса Немцова. Было немноголюдно. Видимо, около семи тысяч сознательных граждан. Спокойно, без драйва. Холодно. Встретила пару-тройку знакомых. Многие разъехались по иноземным городам и весям.
Я слегка опоздала. Как раз в это время Навальный с женой подходили к рамкам. Сначала засуетился Фельдман. Он все время смотрел на телефон. Тот самый, который нынче личный фотограф Навального. Я даже притормозила. Если у тебя нет прикормленных информаторов, ориентируйся на тех, кто в тренде. И тут появился Навальный с Юлей и бригадой молодых, хорошо одетых людей. Как-то сразу понятно, за что его так не любят. Ну вот скажите, за что можно любить Навального? Идет с женой под ручку. Сразу видно, любят они друг друга. Жена красивая. Грустная немножко и усталая, но жизнь у них такая. Сам Навальный - молодой политик. Не этот - один из дряхлеющих граждан, которые вздумали вечно управлять нашей страной. Вокруг толпа молодых, хорошо одетых, с нормальными лицами, горящими глазами, которые влюблены, буквально влюблены, в Навального. И за что его любить? Это же ужасно обидно. За то, что он так неплохо воздействует на молодые умы своими расследованиями? Не, я понимаю, как пропаганда работает, как рассказывают гражданам про кремлевский проект "Навальный" и про то, что давно бы убили, если бы он, действительно, был бы оппозиционером. Вот убьют, тогда может быть поверим и пожалеем.

Я вот, кстати, когда Немцов еще был жив, тоже каждый раз удивлялась - Немцов, опасность - строю, да кому он сдался? Я так часто сталкивалась с ним на разных мероприятиях, он не выглядел для меня какой-либо серьезной фигурой, какой-такой оппозиционер? Тем сильнее был шок, когда его убили.
Очень надеюсь, что Леша будет жить долго-долго и переживет всех своих врагов.
Кстати, надо все-таки провести опрос, за что публика не любит Навального. Я вот, к примеру, тоже ужасно косноязычная и регулярно говорю какие-то глупости. Но это не значит, что со мной что-то не так. Я - прямо очень хорошая.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments