Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Рука болит уже не так сильно. Но все еще болит. Все еще трудно есть ножом и вилкой. Только если сильно склонять голову к этой самой вилке. Невозможно резвиться с такой рукой. Дитя не покрутишь, ни одно, ни другое. Потому что рука - не рабочая.


В Амстердаме солнце нынче выходит сильно после обеда. Воздух пропитан влагой, того и гляди заплачет дождем. Цветет все в округе как сумасшедшее. И тут тебе магнолии всех оттенков, и сакура, и вишня, жимолость. Над каналами чайки с цаплями кружат.
Намедни встретили одну цаплю около детского садика. По улице прогуливалась. Не очень-то благосклонно отнеслась к моему желанию поснимать ее. Все спиной поворачивалась. Зато тут же налетели голуби, решившие что кормежку раздают.

Амстердам пропах травой насквозь. Запах отовсюду. Радек прислал два ролика, где мы вдвоем. Выгляжу я там гадко на этих роликах. Некоторым нравится других снимать с двойными, а то и тройными подбородками. В некоторых позах они появляются почти у всех.

Потом все-таки не выдержал, написал письмо. Что это, что это случилось с нашим героем? В письме были вариации на тему, что он ну очень, очень извиняется за свой несдержанный характер. Но это был бы не Радек, если бы он удержался и не написал, что просто ему очень трудно не относиться серьезно к тому, что он делает. И что он все время забывает, что для других людей это не настолько важно.
- Зато, - продолжил он, - зато, теперь я знаю, что нельзя на тебя рассчитывать в серьезных фотопроектах, также как на Анджея в помощи с ювелиркой.

И только потому, что это и вправду большой шаг, написать - im so so sorry, я все такои ответила - ну ок. Вместо того, чтобы написать - вторую часть, дорогой друг, ты столько раз мне уже озвучивал, что уже даже неинтересно.

Идем гулять с собачкой. Крохотной таксой Ниной. Заходим в лифт. В нем пять человек. Одна семейная пара. Женщина с ребенком на руках. И мужчина в возрасте.
Девушка из семейной пары приветствует по-русски. Спрашивает, когда будем пить вино. Женщина с ребенком на руках приветствует по-английски. Показывает своему ребенку на нашу собачку Нину. Нина машет хвостиком. Мужчины приветствуют по-голландски. Выходим из лифта. У лифта - длинный мужчина в кожаной куртке. На поводке у него небольшая собачка. Когда я говорю длинный, я имею в виду - выше двух метров. Наша собачка Нина бросается к нему навстречу, радостно визжит и делает лужу от счастья. Ну и еще она запутывается поводком с другой собачкой. Мужчина вручает Наде поводок своей собаки.
- Сейчас, - говорит он, - сгоняю в гараж за салфетками.
Возвращается с салфетками, вытирает лужу от нашей собачки.
- Ничего страшного, - говорит, - бывает.

- Нина так только на двух человек реагирует, - говорит Надя, - на него, и еще одну подругу. Он уже, когда ее видит, в стенку вжимается, вдруг не заметит. Но она всегда от радости описывается.
- Видел бы его Конрад, - говорю я, - оценил бы он его или нет.
- У него уже есть бойфренд. Они вместе живут.

Деточка моя написала, что соскучилась. Ну и дома еды нет совсем. Чем они там с Вариным папой питаются, даже не знаю. У меня ощущение, что я уже вечность путешествую. Как все-таки хорошо, что в этом мире есть города, в которых у меня всегда есть койка-место. И люди, которые обо мне заботятся. Эгоистично звучит. Но такое счастье.

- Тебе Радек нужен для вдохновения? - спрашивает меня Конрад.
- Нет, - говорю, - совсем нет. Скорее мешает иногда. Зачем он мне нужен? Я даже не знаю зачем, но это какие-то уже такие ощущения, что мы с ним в одной связки. Типа, семья. Каким-бы он засранцем не был. Вдохновение совсем в других местах мной ищется. Для вдохновения мне надо перемещать себя достаточно регулярно. Иначе все становится плохо, и дышать трудно, и как будто старость подступает. Ужасное ощущение.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments