Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Ты говорила мне что-то по-русски во сне.
- Наверняка что-нибудь типа - ты храпишь. Ты опять храпишь. Перевернись. А ты меня игнорировал.
- А ты мешала мне спать.
- А ты мне.
- А если я не приготовлю тебе завтрак, ты со мной разведешься же, да?
- Вряд ли, только если только у тебя появится другая женщина.
- Ну в этом ты точно можешь быть абсолютно спокойна. Как может у меня появиться женщина, - говорит он и уходит готовить завтрак. Бутерброды, кучу бутербродов и яичницу, - прости, я забыл, ты с сахаром или без? Но чай ты любишь не крепкий, да?

- Да.
Он потом уходит к своему ювелиру, с которым он проводит все рабочее время, делают эти самые штуки, которые в соседней комнате на полу лежат. Когда-нибудь будут стоить целое состояние. После смерти, я так думаю.

Липы пахнут. Как в детстве. Жара спала. Девятнадцать градусов сегодня в тени было. Впрочем, завтра опять обещают жару.
- Давай, раз, два, три, - говорит мне Конрад, - кричим вместе, - и мы кричим вместе так громко, что эхо наверняка заполняет весь туннель. Конрад смеется. Почти складывается пополам на руль.
- Конрад, детка, мы сейчас в кого-нибудь врежемся.
- Можешь еще раз так закричать? Я запишу тебя позже. И буду кому-нибудь потом подсовывать. Это такой ужасающий крик. Так смешно, не ожидал от тебя. Мы на пару еще потом раза три вместе орем. Окна открыты. Глупо и весело.
Сначала мы едим в какой-то "мега дешевой столовке с мега-качественной едой". Потом пьем кофе в кафе в парке недалеко от дома Конрада. И едем к Радеку на машине через весь город. И кричим, и смеемся.

Приходит Войтек. Приносит мне рецепт на лекарство. Рассказывает, что ему государство оплачивает девяносто процентов стоимости.
- О, - говорит Войтек, - вчера такое приключилось. У меня есть коллега. Он тут напросился ко мне в гости кино смотреть. А я еще такой усталый вчера был. Работал. Учился. Сижу дома в пижаме, смотрю "Friends". Звонок в дверь. Открываю. Стоит на пороге с охапкой цветов. С такой огромной охапкой цветов. Такие еще обычно стоят в лобби в отелях. Он скорее всего где-нибудь там же и стащил. И он еще тут же достает две бутылки - белое вино и красное.
- Какое будешь? - спрашивает.
А я никакой. Я устал. Смотрю кино.
Он открыл белое. Сел рядом. И говорит:
- Ну у тебя и жара, - и тут же разделся полностью. И я такой рядом в пижаме.
В этот момент моя соседка входит без стука. И такая:
- Ой, соррян, я не знала, что у тебя гости, - вышла. И тут он на меня как набросился. Смотри, - и он показывает нам засос на шее, - пришлось его выставить.
- Ну вот, Войтек, - говорим мы хором, - он к тебе со всей душой, с цветами и вином. А ты. Вино-то забрал, когда уходил?
- Только красное. Так что белое еще есть. Поедем ко мне его распивать?

- Нет, нет, - подождите, - говорю я и беру камеру, - так, быстренько идем в соседнюю комнату. Там такой закатный свет сейчас. Вот сюда, становимся к стенке. Радек, возьми эту розовую собачку более нежно. Войтек, не двигайся, это не видео.
В этот момент заходит мама и отнимает у Войтека икону с Богородицей.
- Подождите, - вдруг говорит Конрад,- как это так получилось, что она опять нас снимает? Мы же вроде другими делами собирались заниматься.
- Ничего, малчики соберитесь. Сейчас вылетит птичка, - командую я.
Ну и мы потом через весь город к Войтеку . Конрад за рулем. Вино пить. Сидим на полу. Вино.
- Когда ты со мной познакомилась, - говорит Конрад, - это восемь лет назад было, мне двадцать один был.
- А помните, когда я к вам только въехала, - говорю. И у нас такой маленький филиал Боу-дома. Вечер воспоминаний. Войтек со своими двадцати тремя годами вдруг говорит:
- Слушайте, вы такие уже старые оказывается.

Потом ему же захотелось праздника. Конрад домой уехал. Мы сначала зашли в заведение, которое недалеко от Войтековского места. Достаточно популярное место. Я там как-то случайно облила красным вином одного радековского очередного поклонника. У него еще такая отличная была зеленая джинсовая куртка и белая рубашка. Взяли бутылку домашнего белого на троих. Как-то быстро выпили и в Рамону пошли. В Рамоне Радек тут же познакомился с белорусскими ребятами. Которые случайно зашли в это заведение. Потом еще был нъю йоркский певец. Как-то варшавский танцор. Престарелый бухгалтер.
- Елена, - кричит Радек, - иди сюда.
Он стоит в дверях и беседует с какими-то гражданами.
- Здесь не наливают коктейлей, - говорят мне граждане по-русски, - поэтому мы дальше поедем. Уже такси вызвали.
Три малчика и пара девочек. И мы такие все веселые и интернациональные.
- Зря, - говорим мы, - тут весело. И это клуб для геев.
- Так мы и есть геи, - говорит один из них.
- Обменяемся инстаграмами, если что, можно будет завтра и послезавтра потусить. В субботу - гей-парад. Будет весело.
- Мы в Краков уезжаем, - говорят они.

Потом мы, конечно, домой пошли. Всей толпой. Только по дороге Войтек, у которого душа требовала праздника, сообщил, что мы идем в Торо. Основная толпа потерялась по дороге. А мы так и дошли до этого Торо. Там длинная транни вела программу. Войтек еще к ней приставать пытался. Я с какими-то айтишниками беседовала. Один из них, как это часто бывает, все объяснял мне, что он любит девушек.
- Понимаешь, - говорю, - фигня в том, что в таких странах как Польша и Россия вряд ли обычный такой нормальной ориентации чувак пойдет в подобные заведения. Ну согласись, это нонсенс. Если только за компанию с друзьями. А ты - один.
- Просто я знаю, что здесь всегда можно встретить каких-нибудь чудесных странных девушек, - говорил он.

Мы с Радеком в итоге сплясали под пение транни все, известные нам, танцы народов мира. Это было весело.

Когда мы уходили, один из молодых людей провожал нас.
- Я тебя уже однажды фотографировал, - сказал он Радеку и показал фотографию.
- Как тебя зовут?
- Глеб, - говорит.
- О, - значит ты говоришь по-русски.
- Значит, говорю.
Оказался антропологом. Танцевал отлично.

И потом в автобусе я монотонно объясняла Радеку какие-то там психологические аспекты. Как будто я - занудный психолог. Я что-то бубнила на тему - ты абсолютно потерял себя. Абсолютно. Посмотри на себя. Ты больше не знаешь, в какую сторону тебе идти.
Радек спал у меня на плече. Я бубнила. Полавтобуса косило в нашу сторону, как это всегда. На Радеке была кружевная черная гипюровая блузка. Я так подозреваю, от нас неплохо так несло алкоголем.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments