Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
Ходила сегодня в центр снимать Москву и фанатов. Толпа на выходных - огромная. Веселье рекой. Пластиковые стаканчики в руках. Разные флаги. Все со всеми снимаются. Тут тебе и граждане из Эмиратов в длинных белых одеяниях, мексиканцы в сомбреро, бразильцы в париках, перуанцы с перьями на голове, русские, орущие - Россия, вперед. То там, то тут возникают стихийные группки. Кто-то играет на гармошке, кто-то на чем-то более серьезном. Веселые перуанцы около гостиницы "Four seasons" играют "Калинку". Один на гармони. Второй в барабан бьет. Еще один в костюме клоуна-птицы весело скачет. Какая-то старушка с собачкой. Стоит смотрит. Собачка заливается. Публика вокруг. Клоун с открытой сумкой обходит толпу. Посмотрела, больше тысячи накидали. Чуть дальше веселые аргентинцы, быстро сообразили, требуют денег за фотографию с ними. Эти не настолько успешны. Рублей пятьдесят мелочи собрали. И такая густая толпа, плотная. Немножко страшно. Кто-нибудь взорвет петарду, и все, трындец, будут жертвы. Ну и да, никаких рамок, как это обычно бывает на российских гуляниях. Полицейские все такие вежливые. С "человеческими лицами". Другие совсем.


- Вот знаете, - говорю я парочке таких, стоящих на площади, - как-то почему-то сегодня вдруг очень грустно стало. Почему-то никто сегодня не кричит в рупор: "Граждане, разойдитесь, вы мешаете проходу других граждан." Никто никому не мешает.
- Да, сегодня никто никому не мешает, - кивают они головой.
- На митингах почему-то все мешают, даже если они просто ходят по своему собственному городу. Что собственно на митингах и бывает. Почему-то при этом на митингах полагается своих же граждан бить и разгонять.
- Ну мы никогда на митингах не были, - говорит, - это все ОМОН.
- Понятно, то есть вас только на те мероприятия посылают, где надо показать какие мы цивилизованные. Понятно, конечно. На митингах - другая полиция. Знаете, так странно на это все смотреть. Мне нравятся, конечно, эти сегодняшние гуляния. Но непонятно, почему когда мы, граждане собственной страны выходим на площадь, нас начинают бить и арестовывать.

- Так вы же за правду выходите, не так ведь? - спрашивает. И в лице ни малейшего намека на издевку. То есть просто понятно, что если за правду, так за это собственно и бьют.
- За то, чтобы мои дети жили бы в этой стране, а не собирались покидать ее, к примеру, - говорю, - чтобы больные получали своевременную помощь, чтобы старушки не голодали, чтобы в полиции не было коррупции. Впрочем, она нынче на всех уровнях и не только в полиции. Ну вы же сами все знаете, судя по вашим лицам.
- Ну когда-нибудь же это все поменяется, - говорит один из них.
- Лет через пятьдесят? - спрашиваю, - этот и через пятьдесят не умрет и клан его живее всех живых.
- Кто знает, - говорит.
- Спасибо, так редко можно встретить по нынешним временам полицию с человеческим лицом. Прямо даже не верится.

Вчера в ночи, когда продирались сквозь толпу, слушали разные разговоры. Двое парнишек восторженно:
- Ну прямо как в Европе. Так здорово.
И столько просто обычных граждан, все дружно:
- Прямо как в Европе. Такое веселье. Как это приятно.

Сегодня же эти, граждане операторы со своими камерами, сующие камеры в лица гражданам, один такой, не очень-то улыбчивый, снимает аргентинцев. Аргентинцы пьяны и веселы. Один из них поет песню, после засовывает свое лицо в объектив к оператору первого канала и с таким звуком громким целует этот объектив. Весело целует.
- Бл@@дь! - выдыхает оператор. Я, конечно, его понимаю. Но вот это вот - гражданин с первого канала, пусть даже это спортивный канал. Государственный. Как-то не жалко. И очень понятно, отправляясь в веселую нетрезвую счастливую толпу надо быть готовым ко всему. И это точно не самое страшное, что могло произойти с камерой. Надеюсь, на объективе был защитный фильтр.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments