Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
- Да, - говорит деточка, рассматривая мои фотографии болельщиков, - они все сидят на тротуарах и на Красной площади как в Европе. У нас такое совсем не принято. Они уедут и опять никто не будет сидеть на тротуарах.

Разговоры вокруг такие однобокие.
- Я поняла почему они так радуются, - мрачно говорит девушка лет семнадцати своей маме. На девушке - короткое черное платье, ярко красные губы и угрюмость во взоре, - они просто уедут вместе со своим праздником, а мы останемся в своем этом звездеце.
- Ну да, они тут устроили нам этот срач, а потом отвалят, - соглашается мама.
- Нет, мам, срач - это не они устроили. От них только праздник. Срач мы сами себе устроили, весь этот мусор. И вообще. И они уедут.
- Слушай, это русский или нет? - говорит один полицейский другому, тыкая пальцем в огромного мексиканца, который ну очень не трезв.
- Да хрена его разберешь, - отзывается коллега.

- Я вот не расистка, - говорит девушка своему приятелю. Девушка милая, - просто я не толерантна к некоторым народом. Ну не нравятся они мне и все тут. Вот китайцы еще ничего. Мы с ними работали, у меня к ним нет особых претензий.
Так и хочется влезть и сказать, что расизм - это вот оно и есть, когда ты не толерантен. Но я мужественно молчу. Я и так все время везде влезаю.

- Тут Яна познакомилась с одним юношей, - говорит деточка, - говорит, что я бы с ним сошлась. Говорит, что он ей втюхивал о том, что все вокруг эгоисты. Даже если они доброе дело делают, делают они это из эгоистичных побуждений - почувствовать себя добреньким, к примеру.

- Знаешь, вот я все время кого-то от чего-то или кого-то спасаю, а потом такая сажусь и думаю - ну вот зачем это я, зачем я это опять сделала? Так часто после чувствую себя идиоткой. Первый порыв - спасти, потом подумать - а оно этим, спасаемым, точно нужно было? Вот точно не чувствую себя добренькой после этого.

Сегодня, пока ехала к зубному, помогла бразильцу, живущему в Португалии доехать до Театральной и перейти на красную ветку. Потом была еще семья аргентинцев, которым надо было на Новокузнецкую. Довела до указателя, рассказала, сколько остановок и где выходить. Чуть позже бы корейский юноша, который потерялся у нас на Павелецкой. Ему нужен был хостел "Заходи на Павелецкой". Юноша страшно смущался, но был очень даже благодарен. Короче, я вот к зубному опоздала. В бассейн пришла тоже не вовремя.

Катя работала, Варин папа работал, деточка усердно трудилась, готовилась к экзамену по физику, смотря последний сезон Shameless. Все были страшно заняты. Катя не смогла со мной говорить по телефону, очень много работы. Варин папа туда же. Сын Лева смотрел футбол.
- Как ты думаешь, - оторвала я деточку от просмотра сериала, - если я по-быстрому сгоняю на Театральную, поснимаю болельщиков, это ничего будет? Ужин приготовила. В бассейн сходила. Кучу болельщиков спасла.
- Конечно, - сказала деточка, даже не повернувшись ко мне лицом.
- Ну просто надо бы уже работать начинать опять. Несколько съемок на обработку лежат и для стоков снимать в полный рост давно пора.
- Да ладно тебе, мамочка, - говорит добрая деточка, - расслабься и едь уже на Театральную. Учиться тебе не надо. Дети выросли. Можешь себе позволить и поехать потусить.

На Красной площади болельщики играли в футбол. То есть каждый желающий мог ударить по мячу и один гражданин, изображающий вратаря, отбивал удар. Полицейских не было совсем. Разбили какому-то иностранному гостю нос мячом. Я просто физически ощутила, как оно - удар в лицо со всем дури мячом. Иностранный гость стоял и у него шла кровь из носа. Одни иностранные гости против других иностранных гостей. На Никольской мексиканских и перуанских болельщиков почти полностью сменили аргентинские, марокканские и египетские. Аргентинские собрались в огромную толпу и что-то такое бодрое пели и танцевали. С другой стороны марокканские с песнями, плясками и бубнами. Прямо вот разрываешься и не знаешь к кому примкнуть. А посередине простые такие русские ребятишки с дудками и громкими воплями - Россия, вперед. И такая досада, что они этими криками такое чудесное аргентинское пение прерывают. Видимо, я ни разу не патриот.

Видела как семья египтян водила с собой дедушку. Дедушке было лет под девяносто. Он шел за ручку, видимо, со своим сыном. Вид имел отрешенный. Слегка улыбался. Дедушку подводили ко всем русским девушкам, которые попадались на пути,просили положить дедушке руку на плечи, обнять его и фотографировали. Выглядело занятно.

А еще вокруг многие русские судорожно пытаются вспомнить английский, которому их учили в школе. И говорят, говорят с этими, понаехавшими.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments