Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
- Мне сегодня надо в наркологический диспансер на Павелецкой, потом в психиатрический диспансер на Китай-городе, потом на девятьсот пятого года получить паспорт здоровья и медкнижку, - пишу я Вариному папе.
- Совсем взрослая стала, - отвечает Варин папа. Прямо представляю, как он там сидит в своей академии наук и хихикает.


Под конец этого всего прекрасного действия мы идем в опеку. Потому что в среду я уезжаю на двенадцать дней в Лондон. А в опеку очень надо срочно. Нет, усыновлять никого не собираемся пока. Просто звонят и говорят, немедленно всей семьей. Варя где-то шарится по набережной, Варин папа на работе и у него нет с собой паспорта. А я стою в медцентре и собираюсь проходить медкомиссию. Знаете, такие медцентры, где все очень быстро, где кровь берут не натощак, потому что фиолетово, напишут просто от балды, что здоров, брюшного тифа нет. И психиатр задаст традиционный вопрос - голова не кружится, настроение не меняется. Ну и отличненько. До свидос. Мы все как-то умудряемся собраться до закрытия опеки и получить нужную бумажку. Варя не очень-то вежливо, тянет холодный чай липтон из своей кружки и хмуро глядит на сотрудника опеки. Так что та, в итоге, очень вежливо с нами разговаривает.

- Так вот, по ходу я нравлюсь преподам по физике. Они оба молоды. Ну лет им по двадцать пять, тридцать. Это не очень педагогично такое говорить родителям, да? - и смотрит вопросительно в глаза.
- В смысле, не педагогично? Родители себя начнут плохо вести? - спрашиваю.
- Так вот, а еще я сегодня встретила одного лицейского, которого выгнали за пьянство. Там его как-то неловко подставили. Все дружно. Кстати, та девочка, которая теперь на нашем курсе. Которая потом как и я экстернат прошла. В лицее же все пьют, но основное правило - главное не попадись. Ну так вот, и он мне такой: "А ты куда едешь? В школу, да?". Его выгнали до того, как я ушла. Я ему: "Я теперь в универе, знаешь, кстати, кто со мной на одном курсе? Та барышня, которая тебя подставила" И он потом такой через паузу: "Я теперь тоже в универе".
- То есть получается, что все, кого выгнали, закончили экстернатом и поступили в универы. Неплохо получилось.
- Ну да.

Мне снилось, что я пыталась купить дом бабНаты. У нее такая огромная белая черешня росла в саду. Народ ее по ночам обдирал. Как-то бабНата попросила меня сказать детишкам, что они могут просто так приходить в дневное время и не вытаптывать газоны. Но детишки не вняли. БабНата прошла принудительные работы в Германии подростком. И у нее на руке был номер. Не помню уже какой. Я привозила ей сигареты из Москвы. Домик у нее был маленьким, аккуратным с традиционными вышитыми скатертями. Я шла из комнаты в комнату и расстраивалась, что большинство этих чудесных вещиц куда-то делась. Потом я вспомнила, как бабНата жаловалась, что по ночам иногда кто-то ходит по чердаку. А когда она пытается спать, иной раз, кто-то прыгает ей на грудь и начинает душить. Мне подумалось, вот куплю я этот дом и буду потом бояться и не спать до утра. И это я когда-то по ночам просыпалась и видела свет в окошке бабНаты, мне становилось спокойно и засыпала. Если я куплю этот дом, кто, кто будет по ночам иногда смотреть на свет в моем окошке.

Вчера я так была зла на весь мир, что не спалось. Мир был не справедлив. С одной стороны, эти дети, чудесные, чистыми московские дети у памятника Пушкина, идущие по Москве с горящими глазами. С другой стороны, странные, не очень развитые взрослые или взрослые со страхами, которые объясняли друг другу все про этих детей, и про их замороченные головы, и что думать они сами не умеют, бла-бла-бла. Старо как мир.

Я была так зла, что открыла глаза, достала комп и подумала, с кем бы поругаться. Радек еще не спал.
- Дорогой, завтра я куплю билеты в Лондон, - сказала я ему
- Чего, - удивился он, - сегодня уже десятое. Я тебе говорил, что семнадцатого я уезжаю в Варшаву, как это ты собираешься в Лондон при таких раскладах.
- Дорогой, я еду в Лондон не потому что ты. Потому что Лондон, потому что мне надо на неделю моды.
- Я уеду, в моей комнате будет жить мой друг Богдан.
- Я так счастлива за него и за тебя.
- Ну хорошо, удачи тебе на твоей неделе моды.
- Тебе просто не нравится, когда что-то идет не так, как тебе хочется. Когда мир не крутится вокруг тебя.
- Мне не нравится твое дерьмовое мнение.
- Это не мое дерьмовое мнение, это просто правда.

В этом месте я написала еще пару-тройку постов на фейсбуке. Ожидая боев. И уснула с чистой совестью. С утра стало ясно, что как-то жалко Радека. Сиротинушку, которая, как последний лузер, опять работает барменом. Злится до безобразия. И тут еще я, уже лет как пять ставшая такой независимой.
- Дорогой, я тебя по-прежнему люблю, и хочу видеть, - пишу с утра. Но ты такой злобный.
- Это я то такой злобный? Впрочем, я тебя тоже люблю. Ты можешь все-таки со мной жить.
- Не, спасибо, я уже нашла где
- И где же
- У одной подруги, свадьбу которой я снимала в прошлом сентябре в Лондоне, - и тут я прямо физически ощутила вздох облегчения. Почему-то ему было бы страшно, если бы я остановилась бы у Тима или у Весли.
Весли, впрочем, тоже расстроился, что я не у него останавливаюсь. Вот Тиму будет точно фиолетово. Пару раз сходим вместе на какой-нибудь чинный вечер. Надо же хоть с кем-то в Лондоне ходить на чинные вечера. Не с Радеком же и Весли.

И еще надо к Марте. Конрад приезжает в Лондон. Видимо, зависнет у Данни. Надо будет их навестить тоже. Как-то так
Subscribe

  • (no subject)

    и еще в форте были. Там на одной из картинок одинокий смотритель сидит у своего дома. Форт на острове. Мрачные казематы, конечно. И такой ветер…

  • (no subject)

    А потом меня еще в замок возили…

  • (no subject)

    Много-много цветов для любителей цветов

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments