Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
- Давай, быстрее, где твои носки? - спрашиваю я, - мы уже десять минут как должны были выйти.
- Ну, не знаю, - говорит, - вот один носок, - и он достает один белый носок, - но он грязный.
- А где другие носки? У тебя есть еще носки?
- Не знаю.
- То есть тебе еще и носки надо выдать, да?
- У тебя есть какие-нибудь носки, которые мы можем выдать Гавино? - спрашиваю я Вариного папу.
- Тебе какого цвета нужны носки?
- Серого сойдут? - Варин папа протягивает серые.
- О, отличные носки, - радуется наш герой, - отличные, шикарные просто.
- Праймарк, два фунта за шесть пар, очень рекомендую, - отзываюсь я.


Потом еще мы возвращаемся за его вторым пальто, которое остается висеть на вешалке.
Потом еще за книжкой.

- Ой, - говорит, - книжку забыл.
- Ты ее уже в чемодан засунул.
- Нет, забыл, - вернулись, осмотрели все. Книжку не нашли.
- Гавино, опаздываем, я не хочу, чтобы мы мчали.
Доехали быстро. Выгрузились. У Гавино - огромный чемодан. Хорошо, хоть не тот старомодный, который был в прошлый раз, который надо за ручку тащить, а колесиков нет. Такое ощущение, что там килограмм сто. У этого огромного чемодана, одно колесо отвалилось, когда он еще в Лондоне в аэропорт ехал. Просто не было денег, чтобы купить себе чемодан. Подруга дала. Который не жалко. Хорошо, что только колесо отвалилось.

Вокзал. Гавино с этим чемоданом на ступеньках перед Ленинградским.
- Сфотографируй меня здесь, - говорит, - наверняка Анна Каренина с этого вокзала отправлялась куда-нибудь.
- Еще и сфотографируй? - умиляюсь я.
- У меня есть еще время, мы не опаздываем, - кричит он с надрывом в голосе, - я его, конечно, понимаю. Они все всегда нервничают, когда я им объясняю, что двадцать минут до отправления это не повод стоять на ступеньках и фотографироваться.
- Вот, а я так с ней всю жизнь живу, - жалуется Варин папа.

И потом мы с этим чемоданом к поезду. Нам в начало поезда.
Гавино тащит за собой чемодан. Чемодан издает жуткий грохот. Все на перроне поворачиваются на этот грохот, дальше они видят Гавино, в красном пальто, в красном цветастом платке на голове, из под которого выбиваются непокорные кудряшки, с двумя дамскими сумками. У Гавино в руках телефон, он умудряется делать селфи и отправлять каким-то друзьям в Испанию. Мы с Вариным папой с удовольствием наблюдаем, как отваливается у них челюсть.

Подходим к поезду. Проводник с проводницей реагируют по-разному. Она начинает радостно улыбаться. Он хмурится.
Проверяют паспорт. Я говорю:
- Вы уж, пожалуйста, не потеряйте его по дороге. Ему до Лондона надо в целости и сохранности доехать.
- Как до Лондона? - хором говорят они и прямо видно, как они усиленно думают, - до какого Лондона.
- Ну ему в Лондон надо завтра, - поясняю я.
- Так мы же до Мурманска, - говорит проводник, - мы в Мурманск едем.
- А ему надо в Питер, а потом в самолет до Лондона, - И они выдыхают с облегчением, - ой, - понимаю я, - то есть вы думали, вдруг какие-нибудь изменения, и ваш поезд теперь идет в Лондон?
- Ну да, - Варин папа идет провожать Гавино в вагон. Я остаюсь на улице.
- А он это, - мямлит проводник и смотрит в пол, и как-то так нервно поводит плечами, - а он - это...
- Он - актер.
- А, понятно, - тянет проводник, - а то у него, это....
- Красные ногти? - спрашиваю я.
- Ну да.
- Ну вы поглядите на него, он уже и ногти рассмотрел, твое-то какое дело? - смеется проводница.
- В Европе это нормально, если мужчине хочется покрасить ногти в красный или зеленый цвет. Он же не ваши ногти покрасил. Никакого ущерба. Тут главный принцип - хороший человек или плохой. Все. А цвет ногтей точно никого не должен волновать, - говорю я.
- Вот да, - поддерживает меня проводница.
- А он, это, работает, да? - спрашивает хмуро проводник.
- Он только универ закончил. У него пять языков. Собирается теперь в Россию ехать на актерский учиться.
- Зачем еще?
- Ну как. Во всем мире актеры учатся по системе Станиславского. Было бы логично изучать актерское мастерство из первых рук, на родине. Логично? - спрашиваю я.
- Логично, - соглашается проводница очень дружелюбно.
- Ну не знаю, - проводник хмурится, очень хмурится. Радовался бы, что у него в вагоне веселый Гавино будет ехать, а не какой-нибудь пьяный агрессивный, недовольный жизнью, человек.
- Понимаете, вот он собирается здесь учиться, а я буду тревожиться. На него так все нехорошо косятся. Вот, грабанули, телефон отобрали в такси, - говорю я, я все еще пытаюсь расположить этого мрачного проводника. Но он не сдается.
- Да, наши русские люди не такие уж и добрые, как иногда кажется, - замечает проводница.

Тут выходят Варин папа и Гавино.
- У него там в купе только один русский, - говорит Варин папа.
- А остальные? - хором спрашиваем мы с проводниками.
- Остальные - китайцы. Этот русский очень грустно смотрел на них всех.
- Вот теперь, Гавино, я тебя могу сфотографировать, вставай у вагона.
- А можно мне с вами сфотографироваться? - спрашивает он проводников.
- Нет, - кричит испуганно проводник и резко отходит.
- Ну и ладно, Гавино, вставай у дверей, я буду тебя снимать.
Гавино достает паспорт с новой русской обложкой, выставляет его перед собой и радостно улыбается.
- Убери свой русский паспорт в сумку, - занудничаю я и тут же понимаю, что сейчас наши проводники еще больше встревожатся, - свой английский паспорт с русской обложкой, пока ты его не уронил на рельсы.
Тут выходит один из китайцев и становится между мной и Гавино.
- Отойдите, - кричат на него проводники, - у нас тут - фотосессия.

Потом еще Гавино требует сделать селфи: я и Варин папа. В центре - Гавино. Он нас расцеловывает под неодобрительным взглядом проводника.
- Вот, были приятели, а теперь друзья, - говорит он, - приезжайте к нам в Лондон.
- Будем у тебя на полу на кухне спать? - спрашиваю.
- Нет, у нас есть отдельная кровать, - говорит.

- Я, - говорит, - в прошлый мой приезд жил в Метрополе. Нет, ну правда. Друзья сняли мне номер. В этот раз ночевал на кухне на полу. И что интересно, это было очень, очень комфортно.
Subscribe

  • (no subject)

    И чтобы не забыть. Вчера мои барышни-сокамерницы в гости приходили. Все пытаюсь собрать сразу всех, с кем сидела. Но в этот раз опять несколько не…

  • (no subject)

    На сегодняшнем зум-английском, да, я все продолжаю это безобразие, аргентинский Пабло из Барселоны отвечает на вопрос - прошлая неделя, чем вы…

  • (no subject)

    - Левочка, - говорим по телефону, - ну что, ты там грустишь без нас? - мы выпили бутылку красного на двоих, и допиваем полбутылки белого, крайне…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • (no subject)

    И чтобы не забыть. Вчера мои барышни-сокамерницы в гости приходили. Все пытаюсь собрать сразу всех, с кем сидела. Но в этот раз опять несколько не…

  • (no subject)

    На сегодняшнем зум-английском, да, я все продолжаю это безобразие, аргентинский Пабло из Барселоны отвечает на вопрос - прошлая неделя, чем вы…

  • (no subject)

    - Левочка, - говорим по телефону, - ну что, ты там грустишь без нас? - мы выпили бутылку красного на двоих, и допиваем полбутылки белого, крайне…