Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
C утра сегодня моих беженцев не было, они ходили на мастер-класс. Так что обрабатывала в поте лица картинки новогодние. И еще полдня готовилась к своему фотокружку.
Хорошо готовилась. Сначала должна была показывать фотографии от Ильи https://www.instagram.com/gomyranov/ Мои подростки любят рассматривать фотографии животного мира. А тут вот тебе - знакомый фотограф-биолог, с отличными картинками.
А потом собственные с недели моды в Лондоне. И там, и там надо было бы говорить про композицию, цвет, свет и непредсказуемость ситуации. И ты все равно охотник. Неделю мод почему решила показывать - во-первых, это необычно для обычного такого московского подростка, который никогда не был в Лондоне. Во-вторых, понимаете, как на всех моих лондонских снимках, на самом деле, обычные люди, которые при этом выглядят так, что каждый вывернет шею.
Мои подростки, которым я нынче в больнице читаю коротенькие лекции, мне кажется, полезно смотреть на такие картинки.

Я им все время говорю:
- Посмотрите, с точки зрения обычной публики, эта деточка будет считаться не красивой, но она же офигенная, правда ведь, да?
Мои подростки из третьего отделения, суицидальники в основном, резанные-перерезанные, все как один ненавидят себя. У них в вконтактике об этом написано. Почти у всех в профиле. И все с высоты моего полтоса - прехорошенькие. И все абсолютно нестандартные. И да - ненавидеть себя легко - говорят они мне.

И вот иду я сегодня в больницу. Мне нравится туда приходить. Находится она вроде бы и недалеко от центра, но вот вечером по каким-то вроде как пустырям и стройкам. Выныриваю к главному входу. Темнота. Освещения нет. И какой-то человек в темном, с капюшоном на голове, возникает около меня и зловещим шепотом говорит, протягивая листовку:
- Если вы заметите какие-нибудь правонарушения в психометрической помощи, если кого-то насильно поместили в психиатрическую больницу, если кто-то из ваших близких страдает от психиатрической помощи, незамедлительно звоните нам.
А я уже в полной панике. Полна темнота, пустота и человек в черном, глаз не видно, что-то мне такое ужасное шепчет. Еле отбилась, что называется.
Потом еще думала, сколько деточек могло бы пострадать от моей психиатрической помощи.
И тут же вспомнила, как сдавала в психушку соседку свою Нину. Не с первой попытки. У нее белая горячка случилась. Как прискакали бравые санитары с психиатром во главе и шли на меня так уверенно:
- Кого госпитализируем? - как потом Нина, вернувшаяся через сорок дней, как после санатория, посвежевшая, рассказывала мне, если бы я ее не отправила в больницу, она бы умерла на следующий день бы. "Еле довезли", - говорила соседка Нина, которая кляла меня на чем свет стоит, когда ее принудительно забирала. Оба раза кляла. И я вдруг осознала, что все эти два раза по сорок дней ее дочка, которой тогда лет десять было, находилась со мной. У нас же коммуналка была. Спала в своей комнате, но я готовила еду, следила, чтобы она ходила в школу. Лечила ее от чесотки. И, что характерно, тогда никакая опека этим всем не интересовалась по тем временам. Подумаешь, мамашу забрали на сорок дней. Впрочем, и хорошо, наверное, что в данном случае не интересовалась.

В общем, дохожу я до своего отделения. И на пороге коллеги, с которыми я все еще плохо знакома, задают вопрос:
- А у вас тройка ведь, да?
Вот если вам такой вопрос задают, вы что думаете? Тройка - это ведь карта на метро.
- Ну да, - говорю.
- Нет, ну третье отделение ведь, да? Оно на карантине, так что не придет сегодня.
И мне так жалко деточек своих. То есть это они дней десять будут заперты. Потому что грипп.
- А можно мне кого-нибудь еще тогда? - спрашиваю, - подростков. Все равно каких. Давайте малчиков, если хотите.
В общем, пятое отделение помылось, все были с мокрыми головами и ждали родителей. Острое отделение - там только врач мог бы решить, кого можно ко мне отправить и кто без агрессии. Но это надо делать заранее. Во втором отделении можно было отправить ко мне только шестерых. Но из них два уже были на кружках, двое плохо себя чувствовали и прилегли, еще двое могли бы прийти, но можно только с воспитателем. А воспитатели все уже были заняты.

Короче, и мне не повезло. И каким-то неизвестным подросткам не повезло. И этот дурацкий карантин.
А еще по дороге в психушку я обычно встречаю собственную деточку, которая идет домой. Сегодня без шапки шла. Деточка, обычно, страшно радуется, когда меня видит. И ведет себя как обычный такой подросток, который встречает такого же обычного подростка. Мне даже неловко. Отбиваюсь как могу. Сегодня деточка пыталась хватать меня за нос, била меня шапкой, радостно размахивая и громко кричала:
- Ты мой чудесный таракан, - усталые клерки тащились с работы. И тут мы такие странненькие. Отбивалась как могла.
Деточка быстро рассказала очередную историю про лицей. Как опять обижают, унижают и все такое
- Знаешь, - сказала я, - судя по родителям этой деточки, для них это же нормально. Главное, чтобы деточка закончила лицей. Осталось-то полгода. Пусть потерпит. Ничего же страшного. И главный аргумент - а разве в других школах лучше? Вот где лучше? А тут все-таки и дети хорошие, и учителя частично тоже ничего. Так что пусть они себе там. А мы возрадуемся, что у тебя эпопея со школой закончилась так удачно. И еще посмотришь, они же, те, кого обижали-унижали, зачастую потом говорят - спасибо, школа, тут было хорошо. Плохие воспоминания стираются. Таких же много. Это, видимо, мы слишком злопамятные - память хорошая.

Вчера ночью у меня была паническая атака. Я боялась, вдруг у меня все-таки системная склеродермия. И до врача никак не дойду. Вроде бы уже почти все анализы сдала. Короче, мне надо, чтобы пусть у меня было бы как прежде, очаговая и поверхностная. Пусть будет так, так проще жить. Но с утра все вроде бы и ничего.
Вчера в ночи сын Лева с Варварой сгоняли в ресторан поужинать. И на обратном пути купили мне три эклера. Вот ими я сегодня отлично питалась.

- А помнишь, - говорит Варин папа Варваре, - как ты маме говорила: "Наругай Леву!"
- Нет.
- Ну так вот, приходит Лева домой, а ты какие-то мультики смотришь. У него футбол.
- Я даже чем-то мотивировал, пытался ей что-то посулить, чтобы она мне разрешила футбол смотреть, - встревает Лева, - я ней на компе пытался поставить мультики.
- Ну так вот, он переключает ящик на футбол и тогда ты начинаешь вредничать, бегать перед телевизором взад и вперед, туда-обратно. И он тогда начинаю сердиться и ругаться. Ты со всей силы прыгаешь ему на живот. А он выставляет тебя из комнаты. И вот ты приходишь к маме и говоришь: "Иди и наругай Леву!". "За что?" - спрашивает мама. "А вот этого я тебе сказать не могу, иначе ты меня наругаешь!",
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments