Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
- Физик нашу бригаду сегодня выгнал. К. матернулась и он нас выгнал.
- А ты что, не материшься? - Варин папа улыбается.
- Ну как я могу при взрослых материться? - удивляется деточка.
- Он красивый? - спрашивает Варин папа
- Ага, - говорим мы хором с деточкой. На деточкином факультете есть отдельная группа, которая обсуждает физика с утра до ночи, выкладывает разные его фотографии и всячески ему аплодирует.
- Так сказала бы ему: "не хотите ли вы к моей маме на бесплатную фотосессию?" - предлагает Варин папа.
- Ну, папа, очень смешно.


Из новостей, полкурса очень удивилось, что деточка, не прошло и двух недель, опять потеряла студенческий.
- Нет, ну правда, как это могло произойти, - докапывались они.
- И, конечно, ты не стала выдавать им подробности, - сказали мы с Вариным папой.

- А еще сегодня физик впервые за два месяца увидела В. Он почему-то при этом выглядел так, как будто увидел привидение. Даже руку к груди приложил. Мы когда с В. прошли мимо, она так выдохнула. Такая - фух, я так испугалась, - сказала она.

У меня с утра были дети в школе на Коленке. Всячески выводили меня из состояния равновесия. Я так грозно вопила и вращала глазами, что даже моя напарница Ксения была впечатлена:
- Да, тетя Лена, - говорила Ксения, - мы сейчас прекратим болтать.
Они болтали, не хотели отвечать на вопросы, Махмуд, как всегда цыкал, когда не понимал заданного вопроса. И вращал глазами. У Захал болел живот, поэтому она не хотела отвечать на вопросы, Мардок лежал на парте и гомерически хохотал. И на все мои:
- Мардок, можно уже не смеяться, - отвечал:
- Я чуть, чуть, Лен.
Бахрам просто спал на парте, изредка удостаивая меня взглядом. И в довершение Мадлена на мою пламенную речь, что у нас очередь и тех, кто не делает домашки, мы выгоняем с позором, смотрела на меня нежно-внимательно.
Махмуд успел мне объяснить, ответив на вопрос, кто такие юноши, что это такие дети. В общем, все шло по плану. Бахрам у нас во дворе играет в футбол. Футбол объединяет. За этот год, играя в футбол, он очень сильно улучшил свой русский и теперь у него куча друзей и девушек поклонниц. В выходные они ездили дворовой командой играть на турнир в Балашиху и выиграли. Страшно им горжусь.

Вечером у меня было пятое отделение. Но чувствую скоро и третье подкатит.
Я опять забыла их отметить. Прямо напасть какая-то.
Пришла деточка, которой не было пару недель.
- О, - говорю, называю по имени, - ты вернулась.
- Вы меня помните? - удивляется.
- Ну как же такую чудесную деточку не помнить, - говорю. Но, на самом деле, это профессиональное, конечно, запоминать имена. Люди любят, когда ты помнишь, как их зовут. Я вот это очень люблю. Не уверена, кстати, что мои дети помнят как меня зовут.
Сегодня был отличный состав. Только одна деточка была из серии, знаете, бывают такие люди - мистер Всезнайка. Когда все дружно:
- А давайте вы нам покажете, как в фотошопе работать? - мистер Всезнайка:
- Не, ну что, сами не можете на ютубе посмотреть, что там сложного? Нет, ну правда, - и с таким презрительным видом на них всех.

Впрочем, до этого мы успели посмотреть разные картинки. Рассказала им про девушку-фотографа, которая известна тем, что ездила с Битлами, когда они еще не были особо известны, и просто снимала их и своего бойфренда, который тогда тоже был в группе, потом умер. Картинки как картинки. Только что Биттлы. Вызвали почему-то большой ажиотаж.

Посмотрели историю про пожилую американскую блаженную старушку. Которая живет в полуразрушенном доме на берегу океана. Превратила этот трехэтажный в полную помойку. Но при этом не лишена изящества, и эти модные вещи. И эта история про одиночество, блаженство, больницы, беспомощность тела перед болезнью. Была поражена реакции. Все сошлись на том, что старушка потрясающе красива, что кадры из больницы очень мощны.

Потом еще немножко города и отражений. И тут все вдруг захотели фотографий молодых малчиков.
- О, - говорю, - у меня есть для вас Брюс Вебер, - дальше было много воплей и визгов: "аааа, ты только посмотри, это же молодой де Каприо, аааа, какой хорошенький".
- А моя мама не разрешает мне покупать такую одежду, - сказала одна прехорошенькая деточка, - она считает, что это ужасно и некрасиво.
- А ты ей скажи, - глупо советую я, - позволь мне быть нелепой в свои тринадцать, иначе мне потом придется проходить все эти этапы в мои сорок или пятьдесят. Пусть это лучше случится сегодня.
Смотрят на меня и хихикают.
- Ну и вы запоминайте, запоминайте косяки своих родителей. Все мы превращаемся в своих родителей. Вот не стоит повторять эти самые косяки. Не стоит забывать те вещи, которые печалили нас.

Потом разделились, две хотели смотреть, как работать в фотошопе. Две снимать.
Показывала, как убирать прыщики с кожи, как зажигать глаза дьявольским светом. В общем, всякие глупости. Очень воодушевились. Две другие же успели поссориться. Сказала, что в следующий раз никаких отдельных историй, все будут или снимать или смотреть, как я убираю прыщики в фотошопе.

Уходили вместе в мороз. Они в свой пятый корпус, а я домой.
- А ты здесь почему? - спрашиваю одну деточку.
- Депрессия, невроз и еще парочка всяких серьезных вещей.
- Помогает?
- Да, но тут, чтобы помогало, надо чтобы ты сам этого хотела. Чтобы ты хотел, чтобы тебе помогали.
Subscribe

  • (no subject)

    Посмотреть эту публикацию в Instagram Публикация от Elena Rostunova (@erostunova) 1 Дек 2018 в…

  • (no subject)

    фотосессии новогодние полным ходом. Сбоку картинки есть стрелочка, можно полистать. Посмотреть эту публикацию в Instagram…

  • (no subject)

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments