Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Плохо, что световой день такой короткий. Только к двенадцати, если повезет, оказываешься в центре. В три тридцать уже сумерки.
В час встречались с Гавино у Рояль Академии. Это обычно как-нибудь так происходит:
- Хей, как дела? Когда встречаемся? - и на пару дней исчезает.
В этот раз все было проще:
- Хей, давай в час у RA.
- Что такое RA? - спрашиваю. Ни ответа ни привета.
Приезжаю в часть к королевской академии, спасибо тебе гугл, ты всегда поможешь. Звоню своему малчику. Малчик не доступен. Все равно центр, все равно Лондон. Все равно камера в руках. По улице дорогих бутиков в сторону Оксфорд стрит. Сто лет не была. Точнее года четыре. И все эти витрины. И Черчиль с кем-то там на скамеечке, и люди, совсем другие люди. Из другого мира. И охранники в дорогих бутиках, и все эти маленькие арт-галереи.
Как раз в Дебенхеме на Оксфорд стрит изучала кое-что, на предмет подарков на Новый год, звонит.
- Да, дарлинг, чувствуешь себя виноватым?
- Сорри, сорри, очень сорри.
- Чувствуешь себя плохим малчиком? Забей. Давай уже говори, встречаемся или как, у меня планы на дальнейший вечер.
- Давай через тридцать минут на Грин парк, у меня через интервью на Лесте сквер, я как раз успею.
Пока я фотографировала Оксфорд стрит через стекло Дебенхема с четвертого этажа, раньше можно было с крыши нашего универа ее снимать, хороший вид был, но крыша закрыта и пропуска больше нет, звонит.
- Что, планы изменились?
- Прости, прости, пожалуйста, я не рассчитал время. Я не успеваю. Давай лучше на Лестер сквер? Через тридцать минут. Иначе я не успею на интервью.


Собственно, да, встретиться на двадцать минут на кофе, потому что интервью. Пронаблюдать, как белая женщина тащит за сумку чернокожего мужчину, с криками - нет, это не может так больше продолжаться, мужчина будет молча сопротивляться-упираться, чмокнуть меня в обе щеки и убежать.

Пошел дождь. На Ковент Гардене полюбовалась на оленя, на котором зажглись огни. Наткнулась на Джека. Джек жонглировал искусственными цветами.
- Привет, - говорю
- О, это - ты, куда пропала. Сколько лет я тебя не видел?
- Год? Отлично выглядишь.
- Спасибо. Ты тоже ничего. Тебе сколько - двадцать четыре?
- Джек, ну нельзя же так грубо лстить.
- Хорошо, тридцать.

Джек закончил представление, собирался домой. Неожиданно расцеловал меня. Не то, чтобы мы были друзьями, как с Сержио или с Эндрю, или даже с Шоном. Но малчик вырос, метр девяносто семь. Представления стали куда как интереснее. Харизмы прибавилось. Умений тоже.
И тут вдруг Гавино:
- Ты где? Я уже закончил.
- Приходи на Ковент Гарден, - говорю, - под крышу. Я - напротив оленя. Оленя. D E E R - ну Санта на них обычно летает. Ну хорошо, приходи на крытую площадку, где выступают разные артисты. Нет, под часами - это открытая площадка. Там дождь.
И это так странно, ты можешь быть живешь в этом городе, а совсем его не знаешь.

В общем, еле-еле встретились. Я уже переместилась под Диор напротив магазина, где фирма Аpple торгует. Все равно с трудом нашлись. И тут Радек звонит:
- Я освободился.
- Приезжай в Национальную галерею? Я давно с тобой хотела туда сходить. Мы только с Мартой и Люсьеном туда ходили.

Минут через тридцать пишет:
- Ты где?
- Около елки у входа.
- Я тоже.
- А ты в Портретной галерее или в просто галерее. Тут два музея. В Национальную вход с Трафалгарской площади.
- Хорошо.
И мы такие с Гавино ждем его. Приходит в своем Маквине. Кардиган длинный, под ним свитер и штаны-кюлоты кожаные.
Расцеловываются с Гавино.
- Вы разве встречали друг друга? - спрашиваю.
- Только на твоих картинках, - отвечают.
- Я просто немножко волновалась, - говорю я Гавино, - просто в прошлый раз Радек пришел со своими новыми соседями. И я
- Устроила скандал, - говорит Радек, - и ушла. Я не такой.
- Мне повезло.

Успели обойти одно, самое мое любимое крыло Национальной портретной галереи. Гавино нас покинул, ускакал на урок китайского. Я напоследок обидела его, удачно деликатно пошутила на тему его знания русского. Иногда мы бываем такие дураки.
- Дорогая, - сказал мне Радек, - вот на хрена ты так делаешь. Вчера ты про меня что-то такое сказала моим сожителям, но я ладно, мы с тобой так давно в таких отношениях, что даже обижаться глупо. Но зачем ты этого малыша так обидела?
Мне тут же стало стыдно. Я тут же еще раз прокрутила ситуацию, осознала всю глубину своей не деликатности. Написала миллион месседжей извинений.

Бродили с Радеком под дождем по Сохо. Пытались найти какое-нибудь место, чтобы было много интересных людей, чтобы было где сесть, чтобы было не мега шумно. И еще чтобы поесть перед этим и недорого поесть. В знакомом китайском ресторане была толпа. В забегаловке напротив Радеку не понравилось. В общем, два часа проходили и поехали в Боу. Потому что можно зайти в Теско, купить какой-нибудь готовой еды, разогреть в печке, съесть и пойти в паб на углу около Теско. Самый простой, знакомый вариант. И бабла еще проэкономить.

- Короче, эта девушка, которая живет у нас последние два месяца. Понимаешь, как-то с самого начала все было не очень. А теперь она нас терроризирует, говорит, что напишет на нас доклад в полицию. Кореянка. Тридцать девять. Выглядит на двадцать пять. Ходит в халате на голое тело. Красотка. Но у нее не было на лбу написано, что она - наркоманка, алкоголичка и нимфоманка.
- Да ладно, тебе же должен нравится такой набор.
- Ты что, это в какой-то момент вдруг стало опасно.
- Неужели даже для тебя это стало слишком? Вау. А я думала, что наш дом стал скучным и унылым. Видимо, ты, как магнит, всегда притягиваешь всяких странных.
- Началось с того, что Мэри, милая деточка двадцати двух лет, закончившая Кэмбридж, решила закатить у нас дома вечеринку и пригласить своих друзей из Кэмбриджа на нее. Я захожу на кухню и вижу Крис-кореянку, в прозрачном платье из кружев. И под ним ничего. Я еще думаю: "хм, как интересно, у Маквина было такое платье, под котором было белье телесное, ощущение полное, что ничего". Крис сидит на кухне, абсолютно пьяная, в руке - бутылка водки.
- Отлично начало. Неужели тебе не понравилось?
- И тут гости прибыли. Все заходят на кухню. У Мэри все друзья - такие настоящие англичане из приличных семей. Кэмбридж. Крис смотрит на них и начинает кричать: "ненавижу англичан, ненавижу, вы такие все расисты и снобы!" У всех вытягиваются лица. И тут она падает с нашей барной табуретки на спину, платье задирается и становится понятно, что под ним ничего нет. И если еще вначале некоторые пытались дружелюбно говорить - почему ты разговариваешь с нами в таком тоне. То после этого все дружно развернулись и начали уходить. Вечеринка закончилась не успев начаться.
- Ты же любишь такие истории?
- Нет, ты не понимаешь. Это было чересчур. Но за нее заступился Зак, малчик с первого этажа. Мэри, конечно, в слезы. "Я не буду жить с ней под одной крышей!". А Зак такой: "Ну давайте дадим ей шанс. В конце концов, иногда все мы прокалываемся. " И мы попытались дать ей шанс. Но дальше больше. Мэри возвращается домой, под нашей дверью стоит пять мужиков. Все - французы. Все курят. Никто не знает друг друга. Мэри им: "могу вам чем-нибудь помочь?" Они такие хором: "Здесь живет Джессика?" Мэри - у нас нет Джессики. В общем, у Крис в тиндере аккаунт. И она приглашает из него мужиков домой. Ну обычно, знаешь же как бывает.
- Не, не знаю.
- Ты приглашаешь кого-нибудь, а он не приходит. А тут неожиданно все пять пришли. Ну у нее каждый день - два-три мужика в очереди стоят. И вот буквально после этой вечеринки мы всем домом смотрим серию из "Секс и город". И там Саманта начинает курить косяк. Крис такая - ой, сейчас вернусь. И уходит. Мы на третьем этаже. И вдруг я слышу звук водопада. И усиливается. Я спускаюсь на первый этаж, в нашем маленьком туалете буквально потом, выключаю, иду к ней в комнату. Не хочу тебе говорить, что я там вижу.
- Очередная оргия?
- Типа того. Но понимаешь, прошло, практически, шесть минут. Это как жить на пороховой бочке. Я ей говорю: "Зачем ты так себя ведешь? Это опасно для всех нас". И она такая: "Почему ты все преувеличиваешь всегда?"
- Типа, зачем ты делаешь драму из ничего?
- Типа того. И вот такое можно рассказывать бесконечно. В общем, мы ей сказали, что ей придется съехать. Она устроила скандал, сказала, что мы выпихиваем ее на улицу. У нее кончились деньги. Она была журналисткой, но из-за ее зависимостей она теперь работает в баре и то через раз. Что она развелась. Что у нее были ужасные родители. В общем, жизнь не удалась. И мы туда же. Хотим ее уничтожить. И что она напишет рапорт в полицию, о том, как мы, фактически, пытаемся лишить ее крова над головой. А платить она больше не будет.
- Какая чудесная история, - говорю я.
- Ага, отличная просто. Я перед тем, как с тобой встречаться, целый час пытался привести голову в порядок. Ужасные мысли атаковали меня. Понимаешь, с тем, что мне никогда не сделать карьеру, я уже смирился.
- Хорошо, представь, что на тебя свалились деньги с неба, вот ты думаешь от этого ты бы стал счастливым? Что-то мне не кажется.
- Нет, я бы просто тогда занимался тем, чем я пытаюсь заниматься в промежутках зарабатывания денег. То что я делаю, моя ювелирка, это не коммерческие штуки. Их особо не продашь. На жизнь этим не заработаешь. Если бы у меня были деньги, я бы просто продолжил бы творить, не думая о том, что есть сегодня. Вот и все. И путешествовал бы иногда.
- Значит всего-то надо найти инвестора.
- Пойдем зайдем в этот паб. Такой паб для престарелых геев. Я тут когда-то работал. Но я тогда был молодым и глупым. Нашел бы себе тогда сахарного папочку. Но они меня совсем тогда не интересовали.
- Можно подумать, сейчас тебя это интересует.

Я еще миллион раз извинилась перед Гавино. По дороге в Теско купили котлет по-киевски. Мы их обычно с Конрадом покупали и рыбный пирог.
- О, смотри, - говорит мне Радек, показывая на мужские ботинки у лестницы в нашем доме, - у нее опять мужик.

Бартош собирался за халявными суши. Радек разогревал пирог. Дошли до бара, который на углу Теско. Выпили по паре стаканов.
- Тебе полегчало? - спрашиваю
- Ага. И тебе полегчало, - говорит он, - твое лекарство - это - алкоголь.
- Ага, пару бокалов и я вдрызг пьяна, да? Сам веришь в это? - проводила его обратно. Как раз счастливый обладатель ботинок вышел в маленький туалет. А там по-прежнему нет света. Ему не очень-то повезло. Все нынешние жильцы собрались на кухне суши халявные есть. Только этой самой Крис не было. И тут бедный чувак с тиндера. И я - веселая.
- О, - говорю, - ты в маленький туалет собрался? Зря ты это. Лучше бы большой опробовал. Вдруг там света нет. Бедный чувак с тиндера. Странные люди в странном доме. На кухне мне аплодировали.
- Вот, - говорю, - на что это было похоже, когда я жила здесь.
Радек пытался мне еду с собой сунуть, заботливый.
Пока обратно ехала, помирилась с Гавино. Он меня простил. Повезло очень. И потом на цыпочках поднималась на свой третий этаж. Зачем-то закрыла дверь на цепочку. Вдруг я была не последней. Эта мысль волнует меня в ночи.
Завтра с Джаем встречаться. И еще Домас опять исчез. Это вот как раз грустно.
Subscribe

  • (no subject)

    Почему-то посмотрели какую-то ну совсем, мне не нравится слово тупая, но как бы ну такое, комедию - Мы — Миллеры. В смысле, сойдет. Варин папа…

  • (no subject)

    - Я, когда в последний раз злоупотребила алкоголем, умудрилась добавить нескольких соседей по общаге в инстаграме. А также написать письмо в…

  • (no subject)

    Я ехала на дачу. В это время деточка Варя лежала или сидела на диванчике в кухне и рассказывала своим подписчикам в инстаграме на английском языке,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment