Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Иду сегодня по Оксфорд-стрит. Это, конечно, очень туристическая улица. Но так хороша бывает для фотографических наблюдений. Ну и одно из основных зданий универа у нас было здесь же. И еще куча разных языковых школ, в которые я регулярно ходила. Каждый день в новую. Наверняка жж хранит об этом воспоминания. Каждый день бесплатный тестовый урок. Я как-то так целый месяц продержалась. В общем, родные места.
Где-то сбоку идет стайка подростков и очень громко обсуждают волосы, которые растут в разных местах. Ну интересно же. Иду рядом с ними. Внимательно слушаю.
- У меня волосы на груди не растут, - говорит один. Рыжие кудри, бледная кожа. Красавчик, - зато видели бы вы мои ноги. Кстати, вы бреете под подмышками? - спрашивает он своих друзей.
- Ну да, у всех по-разному. А некоторые так сильно волосаты. Как медведи, - говорит другой, - зависит от количества тестерона. И еще в паху у всех по-разному. У некоторых, трындец, какая там растительность, - тут один из них замечает меня. Мой внимательный взгляд. Деточка Варя в таких ситуациях говорит: "Ну мама, ну почему, почему ты всегда разговариваешь со всеми?" Они страшно, страшно смущаются. Один из них улыбается мне и говорит:

- Ну мы обсуждаем проблемы с бритьем.
- Понимаю, да. Один мой друг как-то полностью побрился.
- Да ладно! Фу, какая гадость, - говорят они хором.
- Почему? - удивляюсь я, - малчики это тоже иногда делают. Бреются полностью. Только на следующий день такое тело не очень-то приятно трогать, щетина отрастает.
- Мне, как украинцу, - говорит один, - чисто говорит, без акцента, видимо, родился в Англии или приехал в мелком возрасте, - это как-то странно.
- А я из Москвы, - говорю, - мы нынче вроде как враги. Хотя непонятно почему.
- Ну, у вас Путин.
- А я как-то вроде бы и не причем, если что. Люди - всего лишь люди. Вот у меня папа был с западной Украины, мама с восточной. У меня треть еврейской крови, треть украинской, ну и русская там примешалась. Знаешь, как меня на Украине обижали в детстве.
- Я не знаю, кто такие евреи, - говорит деточка, - но это плохо, что тебя обижали.
- Тебе сколько лет?
- Семнадцать.
- О, круто, моей деточке тоже семнадцать. Могу сказать, что это очень тяжело быть мамой подростка.
- Особенно мамой девочки, - добавляет он.
- У меня еще и малчик есть. Только он уже взрослый. И он был скрытным в этом возрасте, поэтому я про его молодые годы ничего не знала. А деточка моя иногда возвращается в четыре утра, в не очень трезвом виде и желает общаться.
- Ну да, у подростков вечные проблемы - водка, а у девочек еще и вот эти малчики, - говорит он мне, - я вот в этом году стал хорошим малчиком, перестал пить алкоголь. Мне стало немножко страшно за свое пьяное поведение.

- Везет твоей маме, - говорю, - но так мне нынче жалко малчиков и их мам. С моей-то девочкой, когда вот это вот: "ааааа, люблю не могу, такой красавчик!" и через пять минут - "мама, почему он такой идиот?", - И все эти подростки смотрят на меня с интересом и пониманием. Парочка из них, явно англичане, один откуда-нибудь Индия-Бангладеш, мой украинский друг и еще к ним девочки присоединились, тоже какой-нибудь условный Бангладеш - третье поколение, их родители были рождены здесь.
- А еще, - говорит мой украинский друг, - этим летом моя мама возила меня в свою деревню под Ивано-Франковск, - а я думаю о нашей австралийской Катрин, у которой родственники тоже из деревни где-то оттуда же. И мой папа тоже где-то оттуда же.
- Ты там не умер? Тебя же, наверняка, закормили там ужасно.
- Они мне еще и наливали, я после этого бросил пить, - говорит.
В этом месте мы с ними расстались, как говорится, друзьями. Я в Примарк пошла. Жалко, что не спросила, как его зовут. И выглядел, кстати, как украинский парубок. Сказал мне по-украински - до побачинья. А я ему по-русски сказала: до свидания. А остальные просто радостно улыбались.

Ночью давали дождь. Он так сумасшедше лупил по крыше, что несколько даже страшно было. Утром немножко солнца и мокрый асфальт. Мокрый асфальт - это всегда хорошо для фотографии. Это всегда объема добавляет.
Сегодня надо было встретиться только с Джаем.
Д. исчез. Интересно, кто кого победит - он наркоту или наркота его. Пока побеждает наркота. И это, если честно, очень грустно.

Радек работал в своем Вильяме Блейке, Тим снимался в рекламе в Мюнхене, Весли шил что-то там для актрисы из Фантастического зверя, у Риса был дедлайн в универе, а он еще так и не придумал тему для финального эссе. Джай хотел встречаться в шесть, но в шесть написал, что сейчас в душ сходит и прискочит. Мне лениво было ждать Джая до восьми. Поэтому с Джаем мы не встретились. Хотя интересно посмотреть, на кого он нынче похож. И почему, если после смерти папы ему досталось неплохое наследство, он нынче живет в Лейтоне?

Я бродила сегодня по Лондону в таком умиротворенном состоянии. Когда улыбка на губах. И просто хорошо. Когда нравится смотреть это кино. Румынская девушка фальшивит, играя на гармони. В ногах у нее грустный чау чау - собака лев. Девушка фальшивит. На чау-чау надет санта-клаусовский колпак, люди улыбаются, треплют его по голове, охотно отсыпают деньги. Я думаю о том, что, наверняка, он был украден. И теперь ему приходится целый день слушать дурную музыку и прижиматься к новой хозяйке, потому что на улице не то, чтобы жара. Я думаю, о статье, которую читала в этой желтой газете под названием "Метро". Там рассказывали о банде, которая уже год как ворует цветы и статуи в одном из районов Лондона. Как расстроены и опечалены местные жители. Я думаю, что это, может оказаться, более выгодным бизнесом, нежели просто неумело играть на гармони. Воруешь собачку, и все, все симпатии - твои. И тут же Кустурица с его "Время цыган" вспомнился. Мафия нищих.

Бродишь по городу, смотришь свое кино. Где-то на Стренде впереди меня идет семья. Папа крепко держит девочку за руку. За ними плетется мама, которая держит куртку сына в руках. Радостный сын в одной легкой футболке с длинными рукавами, на улице плюс семь, не жара, если честно, радостный сын лет четырех, обгоняет папу с дочкой, прислоняется к столбу и радостно улыбается им. Дочке - лет шесть. Она пытается пнуть брательника, но вовремя замедляет ногу. Поворачивается к маме и говорит громко, явно рассчитывая на брата: "Мами, дай мне руку, мне нужна твоя рука тоже, мы так давно не шли все вместе за руку: я, ты и папа". Это так знакомо. Вот эти отношения между братьями-сестрами: а почему, собственно, мы должны любить друг друга? Зачем вы нарожали мне конкурентов? Я ненавижу своих сестер и братьев! И так этих всех сюсенек жалко. Пока там до них дойдет, как клево, что они не одни в этом огромном мире. Нет, никто не обязан никого любить. Но вдруг однажды кто-нибудь из них придет тебе на помощь. Я улыбаюсь. Папа видит мою улыбку и улыбается в ответ. Та самая улыбка - про понимание.

Сегодня же, я думала про Д, наркоту, и эту женщину корейскую, которую Радек и сотоварищи никак не могут выгнать из дома. Вот есть человек, зависимый - наркотики или алкоголь. Опасный в силу зависимости. Не чужой, в случае с Д. Твои действия? Забить? Выгнать на улицу? Умер так умер. Если он сам на себе крест поставил и выкарабкаться не может, кто ему поможет. И хорошо, если придет за помощью. А если нет? Ройзмана, знаю, многие ненавидят. Но вот тебе реальная история - забыть, они сами свой путь выбрали или приковать к батарее? А если это твой близкий человек? Прямо беда какая-то с этими мыслями. Заходишь в такой тупик и все - чистая теория.

И потом если идти по набережной, там, где бредет толпа туристов, около Тейт Модерн будет кто-нибудь пронзительно петь, и кто-нибудь выдувать пузыри, чтобы, именно, ты сделал кадр - Сантс Пол через мыльный пузырь. И будет сидеть молодой человек лет десяти с печатной машинкой. Будет табличка - поэма для вас. Поодаль будет стоять его мама. Чтобы деточке было комфортно. И еще метров через сто еще парочка взрослых мужиков с печатными машинками, и на печатных машинках на табличках - напишу поэму для вас.

А около Тейт Модерн уже почти растаяли глыбы льда. Где-то в этом же месте меня дернула за руку дарлинг. Больше года не виделись. Она шла на работу по делам, а я на Боро маркет.
На Боро маркет перепробовать всего, размышлять о разных видах сыров. Ничего не купить. Выдвинуться обратно, чтобы оказаться на Оксфорд стрит и писать Джаю, что уже дома в постели, поэтому ни в какой Лейтон точно не поеду.
Subscribe

  • (no subject)

    Мы с Вариным папой продолжаем пить вино и смотреть кино для "детей". Ну это как если бы я Круэллу лет в тринадцать посмотрела. Я бы так хлопала. Хотя…

  • (no subject)

    мы с Вариным папой - молодцы, не стали звонить деточке в ночи и танцевать танец восторженных сусликов, притворяющихся гордыми лебедями. Впрочем,…

  • (no subject)

    На этой неделе узнала о Дане Милохине, тик-токере с одиннадцатью миллионов подписчиков. Толпа народу на фейсбуке бросилась обсуждать "лишенного…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments