Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Около часа заглянула к деточке и сильно шумела. Сама я проснулась около двенадцати. У меня были сложные выходные. Сначала свадьба целых семь часов. На следующий день съемки. Физическая работа. Ощущение, что каждая мышца в теле задействована.

- Ну, мама, у меня все под контролем. Будильник на без десяти час, не волнуйся.
- Я и не волнуюсь, - сказала я. Деточка появилась через десять минут, чмокнула в нос.
- Скажи мне, - сказала мне деточка, - я и вправду такой ужасный человек?
- Почему это?
- Грубо разговариваю, с эмпатией у меня плоховато.
- Нет, ты - прекрасный человек. Разве может у меня быть ужасный человек?
- Ну серьезно. Мне семнадцать, я уже - старуха. У меня даже нет бойфренда.
- А он тебе нужен?

- Конечно, - неуверенно тянет она, - впрочем, вот у Б. тоже нет бойфренда, она даже не целовалась еще ни разу. И у В. тоже.
- Вот, видишь, все не так плохо. У тебя еще есть шанс.
Деточка пыталась готовиться к химии. Параллельно дочитывая книгу и досматривая фильм.
- Может быть зря я эту химию выбрала? - спросила у меня деточка.
- А что надо было бы выбрать?
- Рисунок. Может быть мне надо быстро набить руку и поступить куда-нибудь в художественный?
- И кем ты потом будешь работать?
- А после химического кем?
- У меня есть любимая визажистка, она закончила химфак МГУ. Сначала она работала репетитором, а теперь визажистом. И кто знает, может ты попадешь на практику в какую-нибудь крутую фармакомпанию и изобретешь таблетки от рака.
- Ну, мама.
- И кто тебе мешает рисовать, набивать руку и взять кучу онлайн курсов в этой сфере? Заодно и разберешься, твое или не твое. У тебя все равно куча времени.
- Я тут полистала учебник по химии. И там такая прорва математики и физики. Такая тоска.
- Справишься как-нибудь, - говорю.
- Это да.

У меня сегодня все три отделения пришли. И все такие хорошие. Из пятого только одна барышня. Очень серьезная. Я так боюсь серьезных. Совсем непонятно, что там в голове. Прыгали с ней от фотографа к фотографу. Пыталась понять, что ей нравится. Непроницаемо совсем. Зато очень расслабилась, когда после этого я выдала ей камеру. Минут пять она смотрела на камеру. Под моим чутким руководством поснимала воспитателя. Сегодня была чудесная юная дева. Которая с удовольствием позировала. Что не помешало ей всплеснуть руками позже, когда мы просматривали отснятое, со словами - какой ужас.
И меня поснимали. А потом деточку поснимали. И тут у деточки ушла вся серьезность. Деточка оказалось очень смешливой.

Третье отделение сегодня тоже было ничего. Вполне интересующееся. Некоторые уже опять вернулись. Фактически, на второй срок. У одной деточки руки были зелеными. Присмотрелась, у нее обе руки до локтя в мелких-мелких порезах, сверху зеленкой закрашены.
- Божечки мои, - говорю ей, - какая же фактура. Нет, вы только посмотрите, какая красота. Это же надо снимать. Деточка потупилась, остальные оживились, - только зачем же резать там, где рукав потом прикрывать не будет, ну серьезно. Ты же вырастешь, на работу пойдешь поступать. И что с этим делать?
- Вот да, - подключились другие деточки, - мы так никогда не делаем. Только там, где не видно.
- А вдруг, - говорю, - у вас малчики появятся, и им такое совсем не понравится. Вдруг они будут не любители шрамов.

- Да, мама, - говорит мне позже деточка, когда я ей про это рассказываю, - куда смотрит ваш главврач, за таки разговоры, мне кажется, тебя уже надо отстранять от общения с детьми.
- Ну уж нет, эта деточка с зелеными руками потом очень весело скакала. Спрашивала, можно ли крутить обруч и кричала: "снимайте меня!"
С третьим отделением мы посмотрели разных рекламных фотографов. Рассматривали разные детали. Полезная штука - вот такой формат. Для меня, в первую очередь. Когда начинаешь обращать внимание на то, мимо чего прошел бы мимо в другой ситуации. На все вот эти - вы только посмотрите на эту затесавшуюся руку в кадре, это же какой простор для воображения. Кто там остался за кадром, что он там делает?
Под конец сообщила им простую истину:
- Так вот, дети, - сказала я им, - если вы вдруг соберетесь стать фотографом, очень важно, чтобы вам было кого снимать. Для этого существует несколько путей. К примеру, обзавестись кучей детей.
- Или взять напрокат детей у друзей, - сказала одна из деточек.
- Точно, а для этого обзавестись кучей друзей.

Четырнадцатое отделение. Это песня. Творческий клуб суицидников. С разговорами - ну я поговорю с друзьями. Они тебе подскажут, как во ВГИК лучше поступить. И в таком духе. Ждали меня в коридоре. Пока я с третьим прощалась.
Швырялись друг в друга весело большими пуфами. Воспитатель пыталась их пугать дисциплинарными воздействиями. Из пяти, двое уже приходили. Одна - мелкая плюшка, которая - вау, какая я красивая. Впрочем, как всегда. Была рада их видеть. Сначала шумели.
- Слушай, если тебе неинтересно, - говорю одному длинному малчику, - давай ты просто посидишь вон в том кресле, подождешь всех. Просто очень мешает и раздражает тоже очень, - так и сказала - раздражает. Потом думаю - это педагогично так говорить или нет. Он сразу смутился, извинился и замолчал. И минут через пять они все включились в дискуссию. С ними мы сначала посмотрели непричесанные картинки уличной фотографии. И перешли к фотографии коммерческой Лейбовиц. Так бывает приятно, когда видишь сосредоточенные лица. Когда всем интересно и ты попал в ту самую точку.
Так что, в итоге, на поснимать осталось минут двадцать.
- Кто придет в среду, - говорю, - какие картинки хотелось бы посмотреть? Архитектура, портрет, мода, животные, натюрморты?
- Эх, - говорит один малчик, - в среду меня уже не будет. Выпишут скорее всего.
- Поздравляю, это же здорово.
- Нет, - говорит, - не хочу. Что там делать. Там столько проблем. И решать все это. Здесь хорошо.
- А ты на комиссии скажи, что еще не готов, - советует воспитательница.
- Нет, это так не работает, - отвечает, - если только опять вены порезать. Тогда можно будет вернуться.
Я домой шла через снега и темноту, мимо работающей электростанции и думала, что мне вот уже полтос и тоже страшно в этом большом и страшном мире. И так хотелось бы куда-нибудь, где за тебя бы все решали. Чтобы пионерлагерь и никаких страшилок, чтобы все страшилки остались бы где-нибудь в другом мире. И вот как бы так изловчиться и научить этих чудесных заек жить в большом и страшном мире, который не таким уж страшным может оказаться при правильном подходе.

Мы немножко ругаемся с Вариным папой. Точнее так, я топаю ногами и что-то произношу на повышенных тонах. А Варин папа смеется.
- Сейчас тебя стукну, - угрожаю я ему.
- Мама, не обижай папу, - говорит Варя, - ты чего это сегодня такая грозная.
- Вот да, вечно она меня обижает, - поддакивает папа.

- Ну если тебя взяли замуж, - говорит мне деточка, - значит и меня возьмут.

- Представляешь, папа, вот она так и сказала: "если тебя взяли замуж, то и меня возьмут". То есть меня взяли замуж? Представляешь, да?
- Как ты смогла это стерпеть? - спрашивает Варин папа, - это же прямо оскорбление. Тебя замуж!

- Я приехала, я соскучилась. Давай встречаться?
- Давай. Давай, ты оденешься красиво. И будешь принцесса. Ты умеешь, я знаю. А я буду тебя снимать.
- Как какая принцесса? Она должна быть больше горячая или холодная, больше элегантная или больше дерзкая, и т.д.?
- А можно сразу во всех принцесс нарядиться?
- Можно.

Это был Лондон какой-то там давности. Она была китайская принцесса. Курила самокрутку на Бриклейне, а я ее снимала через витрину.
Subscribe

  • (no subject)

    Гугл решил меня порадовать. - Посмотрите, - сказал мне гугл, - где вы были в феврале, какие места посетили. В феврале первого числа я была в…

  • (no subject)

    Сегодня, кстати, не только снег, но и солнце давали. Проснулась в девять. Потупила в интернеты. Съела два блинчика с мясом. Варин папа в постель…

  • (no subject)

    Звонит деточка Варя: - Я сдала, сдала, - кричит деточка Варя в трубку. - На сколько? - На четыре. - Долдон, - сообщаю я, - а баллов сколько? Вот…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments