Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
- Сегодня вспоминала, - говорит мне деточка, - какие вы у меня смешные.
- А мы что, уже умерли? - спрашиваю.
- Ну нет, просто иногда ты - бываешь такой ругательной, а папа - таким занудой.
- Одна моя клиентка, - говорю я, - рассказывала, что она устраивала девичник. Был визажист, стилист и много еще кого еще.
- Эх, вот мы бы с Янкой такие могли бы классные девичники устраивать.
- Ага, позвали всех на девичник, а сами в ванну, пообщаться. Главное, чтобы в квартире было несколько ванн и туалетов.
- Это правда. Ох, какой мы однажды отличный девичник устроили в ванной. Все девочки в эту ванну набились. Столько всего обсудили.
- Ага, как в этом вот фильме "Бум", точно, точно.


Я тут уже раздумывала завязать с преподаванием русского. Последний директор выгнал нескольких отличных старых волонтеров. Повезло бездомным. Теперь они бездомным еще больше помогают. Атмосфера в центре местами бывает не очень. Но дети.
- Мне такой страшный сон приснился, - говорит Захал, - что меня выгнали из центра. Насовсем. За опоздания.
- Ага, - подхватывает Бахрам, - она проснулась Меня разбудила. И мы сегодня на полчаса раньше пришли чем надо.

Вот как после такого больше не приходить к ним? Нет, ну правда.

Первый урок после каникул. Вместо серьезных вещей, болтали на разные темы. М совсем расслабился. Рассказал новые подробности, как он оказался. в России.
- Вот скажи мне, - говорит Ксения, - как тебя мама-то отпустила?
- Там война. Если есть шанс вырваться, надо пользоваться.
- А сколько дней ты добирался до России.
- Восемь.
- А как в туалет ходил?
- Бутылку взяли. И еще бутылку с водой. Было холодно, снег шел. Вода замерзла, пытались в руках греть. Но плохо получалось.
- Подожди, в фуре было холодно? Очень.
- И ты выжил?
- Я потом два месяца лежал в больнице. У меня ноги и руки были обморожены.
- А что там в этой фуре было?
- Какая-то компьютерная техника. Водитель не знал, что мы с другом в фуре. Нас спрятали за этой техникой. Мы должны были в Германии оказаться. Нас обманули. И мы оказались в Брянске. А после больницы в тюрьму депортационную отправили.

- А нам мама сказала, - говорит Бахрам, - что мы в гости едем. Тоже в фуре ехали. Нас три семьи, пятнадцать человек. Очень холодно. Друг к другу прижимались.
- Страшно было?
- Нет, я маленьким был, всего девять лет. Ехали через Таджикистан, по-моему, Узбекистан, а потом в Казахстане оказались. С первого раза не получилось границу перейти. Мы неделю около границы жили. Потом опять долго ехали в фуре и выгрузили нас где-то около Астрахани. Там одни пески были. И мы ночью сидели, прижавшись друг к другу. Так холодно было. Потом нам привезли билеты, посадили на поезд. В Кандалакше их полицейские приняли.
- Ненавижу их, - говорит Захал, - такие грубые были. Мне нравятся русские. Но полицейские - нет.
Дальше был детский дом.
- Вот, мама в тюрьме, а мы танцуем, - говорит Захал.
- Это ты танцевала, а я нет.
- Бахрам, ты тоже танцевал.
- С кем это?
- Со Светой. А потом нас привели к родителям на свидание. Одно свидание было за тот год. Мы через стекло разговаривали. И маме разрешили Асю обнять, как самую младшую. Завели ее и мама ее обняла.

Еще там же были наши Ромал с Аджмалом. Один сейчас боксом занимается, за московскую сборную выступает. Второй учится, взяли бесплатно в сильную школу, куда только за деньги. И все они, и одна семья, и вторая под угрозой депортации.
- Вот не знаю, что будет, если нам придется в Афганистан возвращаться, - говорят они, - страшно очень.

По вечерам после моих беженцев у меня подростки. В моей психиатрической больнице. Я им пытаюсь рассказывать про детей беженцев. Но лет в четырнадцать-пятнадцать существуешь только ты и вселенная вокруг тебя. И не очень-то я уверена, что мои вот эти вот, если вам не дорога собственная жизнь и нечего терять, может быть заняться помощью тем, кому она нужна? Хоть какая-то польза будет. А там и радость придет.

Впрочем, слушают внимательно. В этом месте маленькая вставка. Мне отдали две зеркальных камеры, но они старенькие, у них небольшие экраны и они-то работают, то нет. Поэтому, в основном, снимают на мою личную камеру. Которую мне жалко, потому что это мой рабочий инструмент. Я ей деньги зарабатываю. В общем, если у вас есть какая-нибудь ненужная камера с большим экраном, которая точно рабочая, приму в дар. Мыльницы у нас не пошли совсем.

Ко мне вдруг приходит сразу много народа. Не по одному-два. А сразу пять-шесть с каждого отделения. Третье отделение в этот раз так внимательно слушало.
- И что это мы раньше сюда не ходили, - удивилась одна из барышень, - а как зовут этого малчика из четырнадцатого отделения с зелеными волосами?
- Точно с зелеными, не с желтыми?
- С зелеными, - говорят.
- Симпатичный?
- Очень.

Тут как раз и четырнадцатое отделение подоспело. Дружной компанией. Почти тот же самый состав, что и в предыдущий раз. Показала им свою фотоисторию про одну барышню, у которой все было. А потом наркотики все съели. И она, непонятно совсем, жива еще или нет.
- О, это про меня, - хихикнул один из молодых людей. Остальные промолчали.
Сижу я со своими деточками, вещаю им про фотографию громко, мимо коллеги ходят. Иногда я замечаю, что мимо коллеги ходят и мне почему-то ужасно неловко становится. Идет мимо завотделения. Один из малчиков сразу:
- Ой, а вы не могли бы меня завтра выписать, ну, пожалуйста, я столько пропустил контрольных. И с мамой уже помирился. Ну пожалуйста.
Subscribe

  • (no subject)

    Неожиданно всплыло несколько постов от людей, которые вроде даже не друзья. От некоторых людей пахнет нафталином. Вроде бы они даже моложе меня.…

  • (no subject)

    C утра отвезла упаковки, которые снимала. Хотела доехать до Мосгорсуда, где была апелляция на лето по делу Доксы, но что-то не хватило сил, стыдно.…

  • (no subject)

    Когда тебе пятьдесят три, ты набрала лишний вес - ужасно раздражает, больше чем морщины, ты с некоторым недоверием относишься к собственной…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments