Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Одно сплошное кино - этот самый Лондон.
Просто мой город.
- Да ладно тебе, ты же туда тусить ездишь, - говорит обычно Варин папа.

Еще бы научиться рано просыпаться. Проснулась в десять. Тупила в компьютер, ела хлопья на завтрак. В почти двенадцать удалось выдвинуться из дома.
Толпа фотографов у Strand 181. Человек сто. И все активно работают локтями. Обошла их, зашла с другой стороны, встретила знакомого фотографа, который снимал какую-то красотку.
- Hey, love! - говорю
- Ух ты, ты в Лондоне. Это прямо вот очень крутой фотограф, - говорит он красотке, - я бы на твоем месте немедленно подписался на ее инастаграм. Ты знаешь, что ты прямо вау, - говорит он уже мне. Как-то даже неловко сразу становится.
Красотка, впрочем, не впечатлена. Она же не видела мой инстаграм. Обычная такая тема. Стоит увидеть и сразу так6 "Эй, сними меня, крошка!". Даже если я не крошка, все равно это будет звучать как-то так.


Кафе закрыли на углу, где усталые фотографы, сочувствующие и модели тусили. Жалко. Особенно, когда не то, чтобы отлично позавтракал и думаешь о продолжении этого самого завтрака.
Сегодня была жара. Пятнадцать градусов. И солнце. Такая весна. Пришлось даже снять пальто.
Сегодня я была в дурацком розовом свитшоте, который очень мне уютен и темно-синих широких коротких вельветовых штанах. Мне так нравится. Но, думаю, со стороны это вечный маленький Мук. Пальто болталось на лямке рюкзака. В общем, тетенька и тетенька. До тех пор пока рот не открою.

Мир моды - он небольшой. Куча знакомых лиц. Все здороваются.
- Эй, можно я тебя сниму? Можно ты не будешь задирать так высоко голову вверх. Я меньше тебя ростом. А можно я увижу твои глаза? И опусти подбородок, я ниже тебя, помнишь это? - и непрерывно улыбаться, и через каждое слово говорить - love, honey and darling.
- Ладно, но только для тебя я сниму очки ровно на минуту.
И еще через пару минут наблюдаю, как кто-то снимает юную красотку в коротких шортах:
- Хорошо быть молодой красивой деточкой, - говорю я ему, тому, кто только что перестал задирать подбородок, изображать из себя репера и, наконец-то, снял очки.
- Ага, прямо вот тобой, - говорит он, обнимая и целуя в щеку. Эти малчики-подростки такие смешные. И так легко начинают болтать с тобой.

Показ, толпа идет, фотографы снимают, показ заканчивается, народ идет с показа, фотографы снимают. Сегодня что-то защитников животных не было. Тихо было. Наверное, завтра придут мир спасать от моды.
В какой-то момент пришли граждане-трансегндеры, геи и им сочувствующие. Ярко одетые и раздетые. С плакатами. На некоторых было написано: "Поместите нас на обложки". Где-то: про равноправие и права. Устроили небольшой модный показ для толпы на улице.
Я еще подкатила позже к некоторым. Поснимать. Там столько красавчиков было.
Расстались друзьями в инстаграме. Жила бы я в Лондоне, только их бы и снимала, судя по всему.
И тут меня настиг голод. Выдвинулась в поисках кафе. Смотрю, идет эдакий Иисус под два метра в длинном одеянии с черными глазами, потому что линзы такие. И лицо все в красной краске. И еще волосы длинные, кучерявые.
Вскинула камеру. А он руки в стороны и меня в охапку.
- Эй, прекрасная леди, сто лет не виделись.
Отстранилась, вгляделась. Лет пять назад нас представила Элишка друг другу на какой-то закрытой чешской вечеринке. Вечеринка была скучна. С Майклом мы успели минут пять поболтать. Он был другом Элишки и она его много-много снимала. Так что мне бы не обломилось. Тем более, Элишка, по непонятной мне причине, ревновала своих друзей и знакомых ко мне бешено. Может быть я все-таки очень неплоха, если она так ревновала меня. Учитывая, что она говорила мне о моем творчестве. Вечное это такое - ну, эээ, ну не знаюююю.
Все эти лет пять я регулярно встречала картинки Майкла то тут, то там. Малчик вырос в большую модель.

Ну вот это вот все - как дела, что делаешь. И все такое.
- Майкл, - говорю, - а почему ты все время говоришь: мы?
- Меня зовут луна moon, - говорит Майкл, - и я - это мы. Если перевернуть we, что получится? Me. Видишь?

Майкл рассказал мне, что он нынче шаман. Что у меня особая аура, это он прямо чувствует, отлично, что он меня встретил. Мы обсудили с ним, как отлично жить одному в комнате. Хотя ближе к ночи хочется об кого-нибудь погреть ноги, к примеру. Что спать лучше всего голым. Иначе не выспишься. Это то, в чем мы сошлись. Майкл нежно обнимал меня. Было немножко странно. Все-таки с прикосновениями у нас, у русских, как-то не то, чтобы очень. Особенно, если это вот незнакомец юный, который только что на тебя свалился с неба, буквально.

Так и проходили с ним сегодня полдня приклеенные друг к другу. И на нас все смотрели. Правда, не так смотрели, как на нас с Радеком. Тут с таким интересом и пониманием. Желания дать по лицу в глазах толпы я не видела. Но равнодушных не осталось, в любом случае.

Еще пришел Флорин. Малчик-цветок. Радостно всем позировал. На Флорине сегодня был комбинезон зеленый в желтых долларах, сам сшил. Желтые носки и желтые туфли на каблуках. Корона из цветов и красная помада. Флорин звал с собой пить чай на Спитафильдс вместе с Сью. Но потом испарился в никуда. Флорин радостно кричал:
- Это - Елена, мой друг!
Флорин с Майклом знали друг друга. Все-таки мир очень крошечный.
Напротив через дорогу какие-то граждане протестовали против убийства кенгуру около австралийского дома.
- Их так мало, - сказал мне Майкл, - пойдем к ним присоединимся. Может быть им нужна помощь?

Мы сходили еще к ним. Нам все дружно рассказали, как плохо обстоят дела с австралийскими кенгуру. Майкл попрощался с каждым лично. Всем сказал:
- Спасибо за то что вы делаете. Любовь всем вам!
- Майкл, ты что, и в правду превратился в Иисуса? - спросила я. Только у тебя глаза с этими линзами как у Сатаны.

Мы шли в сторону Оксфорд стрит. Через толпу. На Ковент гардене Сержио давал представление.
- Это - Сержио, - сказала я Майклу, - я знаю его уже лет семь, наверное. Пойду его сфотографирую, - мы с Майклом раздвинули толпу, собравшуюся вокруг Сержио, подошли к столику, за которым он показывает свои фокусы. Он в темноте сразу не разглядел меня и уже было хотел возмутиться. Но тут узнал, рассмотрел Майкла. Не успел ничего сказать и я со своей камерой. Три раза нажать на кнопку. В темноте все равно ничего не видно. И еще послать ему воздушный поцелуй. И тут же уйти. Сержио успел подыграть. Он обычно в таких ситуациях начинает активно позировать. Очень смешно позировать.
В декабре я шла мимо с Домасом. Который был как-будто монах-Пьеро. Рассказала ему, что это мой сын.
В этот раз с Майклом, который как-будто Иисус. Вот так создается имидж.

- Так вот, - говорю Майклу, - когда мне пишут гадости, я им отвечаю: Иисус вас бы не одобрил. Вот недавно кто-мне в инстаграме написал - ненавижу ваших пидоров. И я ему в ответ: Иисус вас бы не одобрил. Иисус любит всех. А он мне такой: Бог не создавал пидоров! И я ему: Бог создал нас всех, Бог создал человека. И Бог любит нас всех. Бог это про любовь. Сатана про ненависть.
- Троллишь? - спрашивает Майкл.
- Типа того, - Пикадилли. Толпа, автобусы во все стороны. Шум. Где-то в середине стоит человек с мегафоном и я вдруг слышу на чисто русском:
- Бог создал нас! Бог любит нас! Опомнитесь! Покайтесь! Любовь! Бог есть любовь!
- Ну вот, - говорю Майклу, - знаешь, о чем он говорит? Ровно тоже, что я тебе только что говорила. Только почему он по-русски здесь говорит? Сколько русских сейчас идет мимо?
- Майкл, а ты наркоту потребляешь?
- Мы не потребляем наркоту.
- То есть совсем?
- Ну только психоделику.
- Это что это?
- Ну там грибочки разные, марихуану.
- Понятно, это не так критично.
- Ну еще лсд бывает.
- Это хуже, конечно.
- Да ладно, я же не каждый день.
- А ты когда-нибудь думал про детей?
- Нет, нет и нет.
- Почему?
- Столько на свете брошенных детей. Кто бы ими занялся. К тому же все равно скоро будет апокалипсис, это я тебе как шаман говорю.
- Через сколько лет?
- Через шесть.
- Почему?
- Человечество захлебнется от пластика, человек уничтожит планету.
- Да ладно тебе, это же такой модный бред. По моим сведениям, это еще не так скоро произойдет. Даже не надейся соскочить раньше.

Мы еще зашли в одну парфюмерную лавку, поздороваться с друзьями Майкла.
- Эта лавка поставляет духи королевской семье, - сказал мне Майкл. Еще дошли до Либерти. Посетили совместный туалет. В Либерти теперь все туалеты совместный. Очень забавно. Майкл такой высокий, что эти перила в либерти ему чуть выше колен.
- Страшно смотреть вниз, - сказал мне Майкл. Когда мы выходили из лифта, две русские девушки посмотрели на него и сказали друг другу: "Нет, ну это нормально так ходить?"

Ходили по Либерти и восхищались, что в каждом углу можно было бы такую фотосессию забабахать.

Нам еще оказалось по пути. Только я на пару остановок раньше вышла. Надо было в магазин зайти, еды купить. Поэтому пропустила свой автобус, прошла пару остановок пешком.
Как раз выходила из магазина, какой-то юноша на меня так пристально смотрел. Прищурилась.
- Эй, - говорю, - это мы сегодня с тобой друзьями в инсте заделались?
- Ага, мы посмотрели твои картинки. Отличные картинки. Пришлешь мне наши фотографии?

Это как будто в Лондоне не миллионы живут, а как будто какая-то не большая кучка нас. И мы поэтому друг у друга под ногами путаемся.
Subscribe

  • (no subject)

    Мы с Вариным папой продолжаем пить вино и смотреть кино для "детей". Ну это как если бы я Круэллу лет в тринадцать посмотрела. Я бы так хлопала. Хотя…

  • (no subject)

    мы с Вариным папой - молодцы, не стали звонить деточке в ночи и танцевать танец восторженных сусликов, притворяющихся гордыми лебедями. Впрочем,…

  • (no subject)

    На этой неделе узнала о Дане Милохине, тик-токере с одиннадцатью миллионов подписчиков. Толпа народу на фейсбуке бросилась обсуждать "лишенного…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment