Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Сегодня проводили нашего мальчика Эдду Гада.
Это были самые странные, абсурдные, длинные похороны, на которых я когда-либо присутствовала.
Вчера, я написала Оле в комментарий: одевайтесь теплее.
Кто-то прочитал и оделся теплее.
Мы что-то накануне с Вариным папой слегка повеселились, проснуться было тяжело. Кино смотрели долго. Я всегда панически боюсь опоздать.
Пришлось вызывать такси. Оно приехало так быстро, что я даже не успела надеть теплые носки или хотя бы подумать о теплых сапогах. И потом ехать через всю Москву, на самый дальний ее край. Интернет сообщал, в Москве - минус восемь.
У морга стояла большая толпа чернокожих ребят и наши волонтеры. Черные и белые. С двух сторон дороги. Мы накануне как раз смотрели "Зеленую книгу".
Ждали долго. Я вдруг осознала, что ноги замерзли. Наши волонтеры прибывали. Вдруг обнялись с теми, с кем, в силу обстоятельств, перестали общаться и расстались нехорошо.


Вот это ощущение, что в определенных ситуациях, как бы там ни было, мы все - команда. И весьма близки друг к другу.

Всех позвали в зал. Или даже не позвали, мы вошли, следуя за чернокожим комьюнити. Которое толкалось, рвалось вперед и не обращало на твою зону комфорта никакого внимания. В середине залы стоял гроб с Гатом. Его плотно обтекала толпа. Толпа завывала, кричала, рыдала, металась, топала ногами, размазывалась по стенкам. Горевала свое горе. Среди этой толпы стояли мы, белые граждане, волей случая оказавшиеся сопричастными.
Мы не умеем так горевать громко, может быть поэтому нам позже сложнее.
Или это только так кажется, мы-они.
Рядом грузная женщина упала в обморок. Героическая Оля доставала из рюкзака нашатырь, вату.
Никогда не умела нормально готовиться к подобным мероприятиям. Восхищают те, кто продумывают такие вещи.
Мужчины вынесли женщину на мороз подышать. Конголезское комьюнити продолжало кричать, плакать, двигаться. Привели Базю, младшего брата Гата семи лет. Он стоял, смотрел на всех вокруг и спрашивал, почему они так странно себя ведут. Маму Гата обнимала наша Галя, с которой я не разговаривала уже год точно. По разным там причинам. Я все думала, выстоит ли наша Галя, не упадут ли они вместе.

Вышел пастор. Положил руку на голову Гата и что-то начал говорить, неистово, так, что плач постепенно стих, все стали читать молитву и петь ее.

Все закончилось. Гроб погрузили в катафалк. В этом самом катафалке оказалось всего-то мест пятнадцать. И еще у пастора была машина. Нас же собралось человек сто.

Решили добираться до кладбища своим ходом. Это была стратегическая ошибка. Нет, конечно, мы - волонтеры, могли бы взять такси. Но как-то не хотелось оставлять африканских тетенек одних. Мы почему-то решили, что они сами не справятся.
Никогда, никогда не пытайтесь стать во главе отряда, когда вас об этом не просят.

Выдвинулись все в сторону метро. Это был район Щукинской, надо было добраться до Хованского кладбища. То есть через всю Москву.

Как-то долго-долго шли до метро. Долго-долго ехали до Теплого стана. Уже было понятно, что есть шанс опоздать. Долго-долго ждали автобус. Мы и тетеньки африканские. По пути наши ряды редели. Африканские тетеньки были одеты очень легко. Некоторые - в резиновых туфельках. У большинства, было понятно, что под джинсами нет ничего. Помним о минус восьми.
В конце концов пришел наш шестисотый автобус, мы загрузились в него и поехали. Выяснилось, что Хованское кладбище - это как отдельный город. Автобус тащился по нему и тащился, бесконечно долго, по краям дороги стояли огромные фуры. Не очень-то понятно, где было выходить. И остановки, одна краше другой: Некрополь, Крематорий, центральный вход, дорога к западному входу, ну и так далее.

На нас смотрел весь автобус. Мы, африканские женщины, жующие вафли, они где-то по дороге раздобыли вафли, и гастрабайтеры, с интересом нас рассматривающие.
Приехали, выгрузились, пошли к входу. И тут нам на встречу катафалк с заплаканными волонтерами. Тетеньки африканские тормознули следующую машину за катафалком, большой пазик, загрузились в него и поехали в обратную сторону. Мы так долго ехали, что как-то ну никак нельзя уже было повернуть назад. И еще минут тридцать через бесконечное кладбище, просто кладбище, мусульманское кладбище, снега да снега, сугробы, голубки и ангелы, торчащие из сугробов. И понимание, что как-то не найти нам тут эту могилу.
Но мы - молодцы, мы справились. Увидели парочку наших, кто уехал чуть раньше нас и пришел минут на пять раньше.
Большая фотография на могиле.
- Моя картинка, - говорю, - эту рубашку я Гату выбирала.
Он на ней смеется. Как-то так.
Постояли, побрели обратно. И было ощущение гигантского квеста под названием - проводи человека. Дойди до цели. Странное ощущение. Все эти похороны, сколько их у меня уже было, мероприятие под названием: "пройди квест и будет тебе хоть какое-то временное счастие". Сидела потом в метро, отогревала ноги и было вот это вот ощущение: я в тепле, моим ногам тепло.
Может быть весь это абсурд прилагается к похоронам, чтобы было не так грустно?
Subscribe

  • (no subject)

    Москва октябрьская чудесна. Если только заставить себя выйти из дома. В центре - суета сует. Тыквы украшают входы в кафе. В ГУМе интересные…

  • (no subject)

    Когда твой собственный уже почти взрослый ребенок, с которым часто бывает непросто, вечные проблемы - отцы и дети, рассказывает тебе про своих друзей…

  • (no subject)

    Почему-то посмотрели какую-то ну совсем, мне не нравится слово тупая, но как бы ну такое, комедию - Мы — Миллеры. В смысле, сойдет. Варин папа…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment