Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
С утра почти умирала. Дурацкие сны. Все болит. Голова болит уже неделю, таблетки приглушают боль. И все по-новой.
Вернулась на ЛШ. Дышать стало легче.
Все вокруг такие родные.
Все кидаются обниматься и радуются, что вернулась. Дождь сплошной, местами солнце. И опять дождь.
- Все нормально, - из палатки с черепами, там где стоят медики, кто-то разговаривает с родителями, - я здесь очень занят. Это не развлекательный лагерь. Мы здесь все время учимся. У нас лекции и практические занятия. Очень интересные лекции. Прямо удивительно. Нет, нет, у меня все хорошо и мне здесь нравится.
Вечером в лагере сразу три события. Дискотека на берегу. Пятнадцать человек на берегу под Монеточку двигаются в темноте. Рейв от "Геотрека". Граждане постарше прыгают в столовой под группу "Звери". Тут же мимо проплывает Варвара, так бочком, бочком.

- На берегу тоже дискотека, - говорю.
- Какая дискотека, - возмущается она, - мы сегодня посуду после ужина моем, еще не домыли. Я просто посмотреть.
При этом почему-то на Варваре блестки. Успела уже себя ими посыпать.
В ДК Вера, руководитель "Био" привезла свою группу. Вера поет. Дети с Медо и Био радостно скачут. Школьная дискотека.
По Волге неторопливо идут баржи. В другую сторону корабли. То "Ленин" пройдет, то "Лебединое озеро".
В курилке обсуждают вчерашний приезд модного сексблогера. Все разочарованы. Сексблогер, конечно, милая. Но что она понимает в сексе? Пригласила всех на свою кинки-вечеринку. Но забыла рассказать о том, почему важно помнить, что ВИЧ не дремлет.
- О, - говорю я, - хотите я вам расскажу как у меня проходил секс-просвет? Мне было лет одиннадцать-двенадцать. У родителей комната была небольшая, хотя тогда она мне казалась огромной. И кроватка сестры стояла почти под шкафом. Как-то я что-то искала на этом шкафу и наткнулась на запрятанную книженцию. Тоненькую такую. Из серии, что-то вроде - медицина и здоровье. Про секс. Мама почти все время была дома. И в ее редкое отсутствие я залезала на бортик кроватки, так чтобы можно было достать до шкафа, и читала эту книжку. Там как раз было и про то, как устроена женщина и про разные сексуальные позиции, и про оргазм. За пару недель удалось ее прочитать. Все время приходилось прерываться на самом интересном месте. И я, судя по всему, после этой книжки вполне могла бы быть сексблогером, который приезжает на Летнюю школу рассказывать про секспросвет.
- Да, тебя хотя бы было интересно послушать.
- Я бы еще все время отвлекалась на разные другие темы.
На сексуального блогера, такое ощущение, вся Летняя школа собралась. Даже забавно. И у всех такие скучающие лица. Все-таки слово магическое - секс, а, в итоге, ничего интересного.
- Между прочим, можно было бы поставить "Восемь с половиной недель" с Микки Рурком и секспросвет бы состоялся, - я говорю это в нашей пресс-избе, где средний возраст двадцать плюс. Все смотрят на меня и молчат, - вы что, никогда не смотрели Восемь с половиной недель? Да ладно, правда, правда? Может вечером посмотрим? Та самая история, когда понимаешь, что вы совсем из разных поколений.
Вечером все ходят на Волгу смотреть на закаты. И снимать закаты. По тегу ЛШ19 будет миллион закатов и силуэты.
Вечером натыкаюсь на чудесного новенького малчика Иосифа. Он стоит со штативом и камерой у ворот. Иосифу - пятнадцать. По правилам ЛШ, ему нельзя одному выходить за ворота.
- Ну вот, - расстраиваюсь я, - я не могу тебя без спроса куратора вывести за ворота. А ваши все кураторы сидят там на берегу, я, конечно, могу сходить и попросить кого-нибудь с тобой сходить, но пока я до них дойду, солнце уже сядет. Давай завтра ты подойдешь к куратору и попросишь, чтобы он тебе разрешил выйти на берег. Если он откажется, я могу с тобой подойти к нему и попросить, чтобы он тебя со мной отпустил.
- А так можно?
- Ну да.
Я к концу второго цикла стала несколько узнаваемой фигурой. Все время кто-нибудь подходит и спрашивает, не могу ли я сфотографировать. И у меня какое-то пресыщение. Я что-то больше не очень могу-хочу фотографировать. Но по привычке всматриваюсь в лицо, нажимаю на кнопку. И немножко грущу. Взваливши на себя, тащи.
Ко мне подходит руководитель Вариной мастерской. Рассказывает, что Варя отлично пишет. И у нее очень интересная пьеса выходит. Они всей мастерской веселились, когда Варя ее читала. Прекрасный, прекрасный сюжет.
- Так вот, я его увидела, - говорит деточка, - такой длинный, красивый и все время окружен такими длинноволосыми девочками. Он вдруг увидел меня. И теперь все время на меня смотрит. За ужином Фуфаечка рассказывала про блевотину, так что меня чуть не стошнило. Я даже отошла от своей мастерской. И в этот момент увидела его, и зачем-то, вот зачем? Начала пересказывать В. все это. А он стоял рядом смотрел на меня и слушал. И я чувствовала себя такой идиоткой, но не могла остановиться. Вечером меня позвали играть в волейбол. Сначала в баскетбол, но я сказала, что прогуливала уроки физры, поэтому мы играли в волейбол. Оказалось, он все время играет в баскетбол. Когда увидел меня, подошел и встал с моей стороны, чтобы играть с нами тоже. В этот момент мяч летел на меня. А я даже руки не подняла и мяч упал передо мной. Потом была моя подача и я почему-то подала назад. Такая нелепость. Даже представить боюсь, что он обо мне думает. Сижу на Мастерской, пишу пьесу и размышляю вслух: "пойти что-ли поискать его". И тут вся Мастерская хором: "Варя, пиши пьесу!". Прямо хоть на третий цикл оставаться.
- Так надо же срочно с ним познакомиться, - говорю, - а то так останешься на третий цикл, и разочаруешься в нем.
- Вот, вот, я уже об этом думала
Subscribe

  • (no subject)

    В феврале мы ходили в музей.

  • (no subject)

    Я вернулась в Москву. Кто хотел сниматься, пишите. Буду рада.

  • (no subject)

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments