Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Занятно менять города и страны. Там пожил, на коврике поспал, тут пожил на матрасике. И наконец, наконец у меня целая двухспальная кровать в распоряжении. В Вене - матрас из Икеи - десять дней в комнате десять квадратных метров. Отличная комната, кстати. В Барселоне своя комната с матрасом на полу и окнами в пол, но Марта не любила, когда они были открыты. Ей в комнату дуло.
В Лондоне целая отдельная комната с большой кроватью. Дверь надо закрывать, потому что куча котов.

В Барселоне с утра была жара в двадцать пять градусов. В аэропорту - столпотворение. Реально с этой самой забастовкой проходила все контроли часа полтора.
В последней очереди на паспортный контроль вдоль очереди шли пожилые мужчина с женщиной с коляской. И юная девушка с годовалым малчиком на руках.
- Emergency, - говорил мужчина и двигался вперед. Как раз до меня дошел.
- Куда это вы идете? - спросила его молодая англичанка и поджала губы.
- У нас гейт вот-вот закроют, - сказала девушка с годовасом на руках.
- Ну и что, - возмутилась молодая англичанка, - тут все такие. Никуда я вас не пущу.
- А вы просто идите и все, - посоветовала я, - если ваш отец стесняется, идите вперед, а родители за вами подтянутся.


Англичанка все-таки пропустила их. Но далеко они не ушли.
- Ну вы только посмотрите на этих наглых, - говорила англичанка, - ну ладно бы еще вежливо бы просили, что-нибудь - я так сильно извиняюсь, но не могли бы вы...
Мне сразу захотелось ей сказать, что если кто-то что-то просит, наверное ему просто очень надо. И не так уж сложно ему в этом помочь. Но у нее такие были поджатые губы. К тому же где-то перед этим она так ловко меня подрезала и влезла вперед. Может быть ей тоже надо было.
Только вот эти ребята с младенцем потом бежали на рейс бегом и успели буквально за минуту до закрытия рейса. Девушка еще оглянулась, провела мне по руки легко так нежно и сказала - спасибо, и они убежали на свой рейс в Стамбул.
А англичанка еще долго по залу слонялась.

Хотя, конечно, да сами виноваты, надо было раньше приходить.

В Гатвике тоже была толпа. Неожиданно. Все-таки не Хитроу. Вдруг оказалось, что отменили лист прибытия, который надо было по прибытию заполнять.
И впервые за пять лет меня вдруг долго и нудно спрашивали. И также поинтересовались обратным билетом. А у меня нет обратного билета. И я считаю, что это нормально, когда люди не покупают обратный билет. И это не значит, что люди останутся нелегально в стране, потому что у них обратного билета нет.

Но я этого, конечно, не сказала. Зачем? Одну мою подругу депортировали, когда она сказала, что еще не решила, когда обратно.

Конечно же меня попросили предъявить обратный билет. Никогда Штирлиц не был так близко к провалу. Я и так что-то сильно нервничала, путала слова и говорила на каком-то странном английском. А тут еще билет.

Делала вид, что ищу в телефоне. Промямлила, что связь плохая, не могу найти. И тут просто повезло, что офицер не стала настаивать. Скажешь неправду, неправда откроется - прямой путь на депортацию.

Зато она меня еще подробно расспросила, где я буду ночевать, как долго я знаю этого человека, ночевала ли я у него раньше, где я с ним познакомилась, почему это я так часто езжу в Лондон, кстати, не то, чтобы очень часто, могла бы и чаще. Ну и всякое такое - где я работаю, что я делаю на работе, чем я собираюсь заниматься в Лондоне.

Вышла, написала Радеку, с которым мы, периодически, в непонятных отношениях. Про все это. Радек, который тоже как-то на меня не помню за что опять сердился, тут же прискакал утешать. Потому что в каких бы ты там отношениях не был, но в критические моменты надо приходить и утешать.
- Забей, - сказал Радек, - там же ничего личного. Чисто работа у них такая.

Любовь с первого взгляда - она такая. Потом все города с этой самой своей первой любовью будешь сравнивать.
И Вена - чудесна, чопорна, спокойна. И Барселона - прекрасна, большой шумный цыганский табор.
Лондон - бешеная энергия, разнообразие наций, рас. Каждый второй уникален. Каждый второй одет так, что шея устает выворачиваться.
И это ужасное ощущение: дома. Город, где ты дома. Город, где ты знаешь каждый закоулочек. Ужасное, потому что потом опять уезжать. Из дома. И скучать. И делать вид, что в других местах ты тоже дома.

Весли курит косяк за косяком.
- Перестань снимать, как я траву забиваю. Таня тебе там комнату подготовила. На втором этаже. У меня сегодня съемка в семь. Придет такой огромный накачанный чувак, белый и весь в татуировках.

Я бросаю чемодан и еду в центр. Пройтись по набережной. Солнце садится. Темза шумит. Уставшие клерки весело пьют свое пиво. Толпа бредет, сидит, целуется, танцует и ты один из этой толпы.

- Мама, я тебя люблю, - звонит мне деточка. Деточка пыталась сегодня опять решать проблему с банком. Но пришла поздно, банк закрылся в двенадцать, как обычно. Потом еще надо было разобраться с телефоном. Пришла смска, что деньги кончились.
Завтра надо в магистрат. И тоже непонятно, как там деточка с этим справится.
Деточка стала большой деточкой. Периодически вдруг цепляется к словам. Я на нее вчера обиделась. Поэтому деточка звонит сегодня, сообщает, что любит. Рассказывает, как дела. Что с утра настроение было не очень. А сейчас уже вроде бы и ничего. Что она едет в Праймак, а я забываю спросить, зачем.
Что в субботу она встречается с Николой. Два года назад Варвара вместе с ним ходила на курсы немецкого в Вене. Никола из Сербии. Постарше. Сейчас уже учится на химфаке.
- Понимаешь, - говорит Варвара, - я сидела в тиндере, - голос становится ироничным, - следовала твоим и любимого братца Левы советам. И вдруг обнаружила, что Никола всего-то в трех километрах от меня. Так что мы с ним встречаемся в субботу. Он обещал мне рассказать все про курсы, как там это устроено. И можно ли все закончить за год или все-таки два года придется учиться.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments