Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
Встретила сегодня Ромала. Мимо прошел с толпой азиатский ребятишек. Было кинулась к нему, но затормозила, вдруг стало неловко, у меня шапка на глаза съехала, а он такой красавчик. Наш афганский ученик. Ему повезло, в школу взяли. Хотя статуса у его семьи до сих пор нет.
- Вот, - говорю Вариному папе, - малчик из Кабула. Выбирались в большой фуре через Казахстан, мерзли, голодали, добрались до Мурманска. Родителей в тюрьму их с брательниками и другой семьей, там где Бахрам, Захал - в детский дом. Вот он как раз может сказать - думал ли я когда-нибудь, что однажды буду гулять по этому красивому городу? - иногда чувствую легкую гордость, что была в жизни этих ребятишек. Недавно поздравила Нахаба. Ему девятнадцать исполнилось. Он давно уже в Норвегии.
- Спасибо, учитель, - написал он. Это очень приятно. Зульфикар наш где-то в Техасе осел. Так за него радостно.


Деточка моя живет в сериале "Гилморс герлс". Мне так кажется. Сегодня звонит, пересказывает последние новости. В их деревне такие события, такие страсти и горе, и радости.
- А еще, - говорит деточка, - я вчера сидела в Мутце. Болтала с каким-то итальянским мужчиной тридцати пяти лет. Он мне рассказывал, какая я умница и молодец."Вот, - говорил он, - я тут уже год и никак немецкий выучить не могу. А ты и по-английски говоришь, и по-немецки". Я на улицу выходила. Там какие-то пришельцы с пивом стояли. Я, на всякий случай, сказала об этом Клеменсу, не хотелось бы, чтобы у него из-за этого были проблемы. С пивом на улице нельзя. Этот итальянский мужчина мне - ничего себе, ты всего три месяца здесь, а уже в курсе, что можно, а что нельзя. Через какое-то время приходит официантка, ставит передо мной один шприц и говорит - от Клеменса за счет заведения. И этот итальянец - как это ты всех знаешь тут?

Я, в тот момент как звонит мне деточка, снимаю цветочек, тот самый, который в пятницу купила. Ставлю телефон на громкую связь, деточка включает видео, демонстрирует мне свою шубу, и куртку и штанишки.
- Люблю, люблю, - говорит мне деточка.

В девять Варин папа возвращается домой. Мы с ним идем меня выгуливать. Проверить, поставили ли уже елки в центре. Может быть пора уже красивые съемки в центре устраивать. Где-то в Гуме мне звонит деточка и трагичным голосом рассказывает, что она читала книжку и тут у нее вдруг резко заболела голова. Не есть ли это полный и тотальный трындец?
Я, конечно, утешаю деточку как могу. Я сообщаю ей, что если бы я пила два дня подряд и ложилась спать бы под утра, у меня бы точно болела голова. Так что все не так плохо. И это не есть что-то смертельное. Также я рекомендую деточке выпить болеутоляющее и подождать. Деточка возмущается, говорит, что вместо сочувствия я читаю ей мораль.
- Ну это же не мораль, - говорю, - я как могу, так и утешаю.

Через час я не могу дозвониться деточке. Мозг начинает рисовать страшные картины. Но она все-таки берет трубку.
- Все хорошо,- говорит деточка, - голова прошла, я у Ярика, у меня все хорошо. Не волнуйся.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments