Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
Это была длинная дорога. От Москвы до Костромы, а дальше Сусанино и Кадый.
Сначала мы заехали в один ПНИ, но про него я уже не помню. Это было позавчера. События наслаиваются друг на друга, время растекается, и в памяти дыра. И только позже, по фотографиям, можно что-то немножко вспомнить. Мы традиционно дарили подарки персоналу, снимали их, чтобы распечатать им потом фотографии, и еще концерт и бесплатный магазин.

Далее был другой ПНИ, куда мы доехали в ночи. Одну нашу машину остановили дпсники и у водителя оказались просроченные права. Хорошо, что у Вариного папы были права с собой. Иначе машину отправили бы на штрафстоянку и мы бы еще полночи ее выручали. Это был вечер накануне Рождества. Дпсники ловили выпивших.

Как раз часам к девяти приехали в этот самый другой ПНИ. Снег. Чистый снег. Запах печного дыма. И еще куча ленивых котов.


- А мы сегодня двух старушек схоронили,- сказал мне один из жителей ПНИ. Он нес нам недостающую кровать, - мы тут все сами делаем, - добавил он с гордостью. Нас покормили. В первом ПНИ тоже покормили. Так принято: гостей кормить.
И устроили небольшую экскурсию. ПНИ находится в зданиях бывшего женского монастыря. В кельях, где раньше жили монахини, теперь живут жители ПНИ. Кошки, везде много-много кошек. И они такие спокойные, не пуганные, ленивые. Видно, что их любят и кормят, и гладят. Коридоры, выкрашенные в зеленое. Розовые лестницы. Большой пушистый белый кот, вальяжно идущий навстречу.
Также вышли старушки и немножко совсем молодых обитательниц. У них только-только ужин закончился. Кто-то улыбался, кто-то хмурился. Кто-то пытался прикоснуться. Тактильный голод.

Мы еще потом вечером обсуждали табуированность темы, запрет съемок в ПНИ, защита личных данных. В первом ПНИ молодые ребята с удовольствием фотографировались со мной и все как один спрашивали:
- Вы же нас выложите в Одноклассниках или в Вконтакте?
Это были такие взрослые - дети. Которые брались за рукав, заглядывали в глаза и спрашивали:
- А когда ты к нам еще приедешь?

С моей точки зрения, запрет на съемки, запрет на выкладывание фотографий, нормальных портретных фотографий, репортажей из жизни подобных заведений очень вреден. Нет, конечно, отлично спросить у этих людей, не против ли они подобных вещей. И если не против, почему бы и нет? Почему бы не рассказывать обществу, что и такие люди тоже существуют.

Боязнь психических болезней присуща нашему обществу. Люди разные, мы все разные. Кто-то рождается, или по жизни в силу обстоятельств, ментально болен. Это совсем не значит, что надо такого человека убрать из общества совсем.
Та самая тема, которая и сейчас еще популярна: зачем нам портить настроение людьми, которые внешне и внутренне не здоровы, людьми инвалидами?

Хорошо, что все меняется. Не так быстро, как хотелось. Но меняется. И фотография могла бы в этом помочь.
Вот если бы было много таких разных проектов. Что-нибудь на тему - вот Вера, она живет в Пни последние тридцать лет. Вера любит выращивать цветы, гладить белого кота Принца и ходить кругами по улице. Вот Вася. Он любит помогать своим соседям по палате, склеивать модели самолетиков и есть бананы.

Это происходит и без фотографии, конечно -снятие барьеров. Вот так один раз съездишь в ПНИ, в психиатрической больнице поработаешь, в дом престарелых заедешь. И всё, барьер снят. Ты больше не видишь разницы между собой и другими. Нет, не будем лукавить, она есть. Но это же опять-таки про разнообразие видов. Зачем-то мы тут все в том или ином виде случились. И было бы здорово, если научились бы принимать друг друга, помогать друг другу или хотя бы не мешать жить друг другу.

Также очень хочется, чтобы в будущем наши психоневрологические интернаты получили бы возможность предоставлять отдельные комнаты тем, кто не может жить вне ПНИ. А также получили бы возможность организовать для жителей ПНИ разные достойные занятия. Что-нибудь такое, что люди могли бы делать руками. Чтобы при ПНИ были бы эдакие Артели блаженных. И работающие бы в них получали свои деньги за работу в них.

В ПНИ, куда мы доехали к ночи, была такая чудесная женщина директор. Как только она говорила о своих подопечных, она хмурилась, расстраивалась и, видно было, как сильно она за них переживает.

Денег нет, но вы держитесь. Обычное дело зарплаты у медперсонала - восемь-двенадцать тысяч. Народ умучен. Вы попробуйте поработать в учреждении, где часть больных - лежачие, где нет лифта, а все палаты на крутом втором этаже. Где очень хочется вывозить своих пациентов летом в лес, к примеру, но нет физических сил на это все, где рацион ограничен, потому что денег мало. И спонсоры не доезжают, потому что очень далеко.

- У нас весь поселок летом зарабатывается сбором ягод и грибов, и продажей их на трассе. То, что не продается, все идет в ход. Из этого варится варенье. Делаются разные заготовки. Наши жители все время думают о том, что они будут выращивать, как они будут это хранить, и на как долго им хватит зимой этих заготовок. Прожить на зарплату - невозможно. Иногда к нам приезжают туристы. Смотрят по сторонам и говорят: "Как у вас тут красиво!". И так вот с ними оглянешься, посмотришь по сторонам - а ведь красиво же, правда. Только не до красоты. Одна сплошная работа.

Директор рассказала нам, что по преданию, под монастырем три потайных хода.

С нами был чудесные Андрей и Ника из Костромы. Они пели для пациентов, а мы устраивали праздник для персонала. Наш праздник закончился быстрее. И я пошла поснимать Андрея с Никой.
Заодно пришлось сплясать с пациентами. Знаете, как озарялись их лица. Часть из них не говорила. Но при этом отлично плясала. Бабушки в больших цветастых халатах били чечетку. Я еще потом стояла у выхода и обнимала всех желающих. Некоторые, конечно, шарахались от меня. Не все любят прикосновения. Но основная масса с удовольствием обнялась.

Почему некоторые делят людей - цвет кожи, ориентация, ментальные расстройства? Разве это имеет какое-то значение? Одни делят, другие нет.
Люди просто люди, кровь у всех одного цвета. И чувствуют все одинаково. И больно одинаково всем. И радость у нас одинакового калибра.
Кстати, удивительно. Нас было одиннадцать волонтеров. Ребята из ПНИ, мы один раз представились, запомнили имена всех.

Летом мы решили делать лагерь волонтерский в этом ПНИ. Всегда можно будет присоединиться. Особенно, если вы человек с машиной.

Мне очень нравятся эти поездки. Едешь, даришь, снимаешь, обнимаешь, помогаешь, общаешься с разными приятными людьми, болтаешь с волонтерами. Такая бурная социальная жизнь. И проблемы отступают, и одиночество отступает. И еще как будто бы ты опять в пионерлагере и вместе занимаешься очень-очень интересным делом.

Вечером мы гуляли по Костроме. Наткнулись на молодого человека из Йорка, который зажигал свечи вокруг беседки. Собирался делать предложение руки и сердца своей костромской девушке. Такой миленький. Все были так усталы, что не отреагировали на мое предложение, поучаствовать в сим действии. Поэтому мы не сняли видео, где она говорит да. Надеюсь, она сказала ему - да, он был так взволнован
В Костроме и окрестностях снег. Такой белый снег.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    - Эй, родители, я что-то сегодня непродуктивна. У меня все плохо. - Что опять не так? - Я вдруг обнаружила, что задание, которое я делала сегодня,…

  • (no subject)

    Ничего такого не происходит. Вот небо красивое. Облака, тучи, несутся в разные стороны. Голубизна наконец. А какие закаты! Макушки соседних домов…

  • (no subject)

    Странный вечер. Настроение на нуле. За окном как будто дождь. Выползать в город не хочется. Дома сидеть не хочется. Доделала большую съемку. В кои-то…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments