Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
Утром на два показа не пошла. Один был в девять, другой через час. Просыпаться в полвосьмого, ну уж нет. У меня все-таки еще и увеселительная прогулка.
Вчера же мне слили информацию про последний показ. Недалеко от Бонд-стрит. Узкий проход. Солнце либо в лицо, либо в спину тем, кто идет на показ. Толпа всех подряд, в том числе и прохожих, которые не очень-то этим довольны. И еще ветер сильный и как-то зябко. Камера по-прежнему глючит. Но как-то приспособилась снимать.
Куча разных знакомых.
Один из них каждый день быстро пробегает мимо, потом вечером пишет: ты меня успела снять? Что-нибудь пришлешь? Я, конечно, успела. Но what the point в таком поведении. Пишу ему: дорогой друг, если ты хочешь картинок, то остановись хотя бы на пару секунд. Или картинок не будет.
Идет сегодня мимо, замедлился. Делает вид, что он просто так мимо идет.
- Эй, - говорю, - хочешь картинок, иди вон в тот закуток. Руку из кармана вынь, пожалуйста. У тебя там и татуировки и кольца. И не улыбайся ты так смущенно.


Пришел еще один знакомый. Мы уже год с ним болтаем на всех этих вот ивентах.
- Слушай, - говорю, - нехороший ты человек, никак не добавишь меня в инстаграме, а у меня столько твоих хороших картинок. Мог бы их получить.
- А тебя вчера не было на показе в одиннадцать.
- Потому что никто не смог сказать мне, что он будет в одиннадцать, а также адрес.
- Хочешь, я в следующий раз тебе пришлю полностью и расписание и адреса?
- Конечно, хочу.
- Ладно, тогда я тебя добавлю сейчас в инстаграме, - обнимает меня на прощание.
- От тебя так вкусно пахнет, - говорю, тыкаясь носом ему в шею.
- Это Живанши, - и так кокектливо мне рукой машет.

Пока стояла ждала, когда Никки из Дублина перестанет болтать с дурацким фотографом, с которым она вечно болтает. А он ее вспышкой в лоб снимает, кто-то сзади обнял. Поднимаю глаза. Один из близнецов. Они оба по очереди жили в нашем доме. Матеуш и Брендон. Один из них любил только малчиков. Второй только девочек. Тот, который любил малчиков, хотел стать шеф-поваром, работал в ресторане и учился этому. Собственно, познакомились мы с ним шесть лет назад. Он приехал навестить Радека. А скорее потусить в Лондоне. Радек же с ним познакомился в Варшаве в каком-то клубе, когда бедный зайка был так оболбан, что потерял все на свете и Радек тащил его на себе домой.
В Лондоне этот гражданин пошел в клуб, много чего принял, потерял паспорт и все остальное. Утром сидел на нашей кухне совсем не протрезвевший, размышляя, не пойти ли ему спать.
Я тогда еще будила Радека и спрашивала - желает ли он его усыновить. Или все-таки он напряжется, они быстро сходят в полицию, получат справку и подросток сможет улететь домой.

Чуть позже к нам приехал его брательник. Они идентичные абсолютно близнецы. Брательник ходил вокруг меня кругами, уговаривал меня подстричь. Устроился на работу в салон. Собственно четыре года прошло. И вот он на неделе моды делает прически.
Проблема в том, что я не помню, Брендон - парикмахер. Или Матеуш.
Тот, который у нас шеф-повар, он забросил все. Купил на сэкономленные деньги холсты и пишет, как будто он Ротко. Потому что это очень просто, и если повезет, будет у нас еще один Ротко.
Проводила близнеца-парикмахера до метро. Пошла обратно. Никки как раз закончила разговаривать со своим фотографом. И любезно разрешила сделать несколько кадров.
Никки - такая смешная тетенька-блогер лет шестидесяти, которая постоянно что-то заказывает, какую-то косметику и разворачивает ее на камеру с серьезными комментариями. Еще у нее голос сильный очень. Она иногда в местном пабе поет. Смущается ужасно, но все равно поет.
Мне ее снимать сложно. Она любит мужиков фотографов и ей неважно кто ее как там снимает. При виде мужика-фотографа она меня тут же покидает.

Меня еще окликнул чернокожий парнишка-модель. В сентябре он был со своей мамой. Она к нему в гости приехала из Нигерии. И я их двоих снимала.
- Помнишь, - говорит, - ты меня снимала с мамой?
В этот раз он был еще с двумя моделями. Поставила их к стенке, быстро щелкнула.

Дальше наткнулась на литовского парнишку, который шьет забавную одежду. Он мне пару дней назад предлагал по его пригласительному сходить на показ. Но мне как-то очень лень было. Я все-таки больше на улице люблю снимать.
- Какое счастье, - сказал он, - что все закончилось. Я так устал за эти пять дней.

Все закончилось. Шторм Денис атаковал. И этот дождь. Но вот эта вечная история про тусовку. У каждого своя тусовка. Где ты себя чувствуешь своим. Это когда народ расходится, машет тебе рукой или обнимает на прощание, Никки сегодня два раза поцеловала в разные щеки, и говорит - ну что, до июня? Ты же приедешь в июне?
А я что-то даже не подозревала, что в июне она тоже проходит.
А некоторые еще интересуются, поеду ли я дальше в Милан, Париж и Нью Йорк.
И я такая - ну нет, Москва ждет.

Неделя моды закончилась. Я отправилась на Ковент гарден. Там внезапно обнаружила небольшой дворик с ресторанами, большими цветочными горшками, в которых гиацинты из под мха пробиваются, и камелии, и вереск с плющом. И разные другие цветы, и эти большие грелки с огнем. И когда дождь, все это в таких крупных каплях, очень красиво.

На углу, где фокусники обычно, сегодня играл китайский дяденька.
Остановилась около него в задумчивости, размышляя куда двинуть дальше.
- ПОка, пОка, - вдруг кричит Сержио. ПОка, пОка - это он меня так всегда называет. Мое-его-официальное имя. Он бежит мимо и каким-то образом умудряется разглядеть меня. Подбегает, обнимает, - почему ты не сказала, что ты в Лондоне? Ты сейчас еще будешь здесь? Мне надо сходить за моим оборудованием. Время выступать. Время зарабатывать деньги.

Пока шла по Оксфорд стрит, видела кучу прекрасного. Стоял румынский нищий со скрипкой и колонкой. Из колонки неслась классическая музыка. Нищий водил по скрипке смычком. Старательно водил. Но так, что смычок самой скрипки не касался. Несколько над ней проходил. Иногда нищему это надоело. И он опускал скрипку вниз.
Чуть дальше, другой нищий, тоже румынский, около которого я неосторожно остановилась, тут же рассказал банальную историю, которую профессиональные нищие могут рассказать тебе в любой стране.
Он очень, очень хочет поскорее вернуться на Родину. И билеты стоят очень дешево. Надо вот только на них набрать и он отвалит из этой ужасной Англии.
- Знаешь, есть разные чарити, которые могут купить тебе билет домой.
- А ты мне не можешь купить?
- Сорян, нет.

Зато третий нищий. Который, на самом деле, был бездомным, остановил на мне взор и присвистнул в восхищении:
- Ты такая красивая, ты знаешь это? - этот бездомный совсем ничего от меня не хотел. Он просто сказал мне приятное.

И тут же женщина с плохим английским, Оксфорд стрит - сплошные туристы - объясняла другим туристам, где вот тот самый магазин, где они купили вот эти кроссовки. И она говорила:
- Go away - идите прочь, - и я ужасно развеселилась, вспомнив, сколько раз я говорила всякие нелепости, и как удивленно поднимались брови на лице у тех, кому я пыталась, что-то рассказать.
Деточка Варвара завтра возвращается в Вену. Уже собрала чемодан. У нее дома Яна и Дуня. Веселятся как могут. Ей надо было погладить белую матерчатую сумку. Они с Вариным папой никак не могли найти утюг. Искали на троих, под моим руководством. Мне включили видео и я рассматривала разные комнаты своей квартиры. Кое-как смогли найти.

По поводу дня рождения получила поздравления от разных неожиданных людей. Магда вдруг написала. В далеком две тысячи девятом она владела кафешкой на Бродвей маркете, а я тогда снимала комнату у алкоголика Барри и учила язык, она по вечерам отдавала мне ту еду, которую так и не купили. Она тогда жила с малчиком то ли из Мексики, то ли из Бразилии. У нее на заднем дворе толпа все время курила траву. А через пару лет она продала кафе и уехала в Перу искать духовный путь. Там так и осела.
Джай написал. Который сначала был милым двадцатилетним мексиканским малчиком, который водил меня по самым дорогим местам Лондона. А нынче почему-то, всего-то четыре года прошло, превратился в какую-то престарелую мадаму. Ходит в старомодных платьях от Шанель и даже не знаю, где он сейчас - в Мехико, в Нью-Йорке или в Лондоне.
И Мортан написал, из серии - будешь завтра в наших краях, заходи. Осталось понять, где его края.
Только Конрад не поздравил. Крутит детку.
Subscribe

  • (no subject)

    У деточки в Вене похмелье и плохое настроение. У меня триста картинок на обработку. Красивых людей, которые себя не очень любят. Убираю двойные…

  • (no subject)

    Часть восемнадцатая. Все еще не последняя. В тот день, когда Алену с Аревик возили на апелляцию, полицейские обсуждали премию за их работу во время…

  • (no subject)

    Деточка Варя сдавала сегодня экзамен по химии. Видимо, как-то не очень. Видимо, кому-то не хватило времени. В чем-то хорошо быть мамой, которая такая…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments