Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Categories:
- Он сказал: какая жалость, что ты не с нами. Мы теперь от безделья каждый вечер устраиваем вечеринки на троих. Мы сделали себе огромные накладные ресницы, разные парики, наряжаемся в стиле drag queens. А тебя здесь нет. Я знаю, что мы бы с тобой поубивали бы друг друга на третий день, но как жалко, что тебя здесь нет, - рассказываю я Вариному папе.
- Карантин порождает бесстрашие, - сообщает мне Варин папа, намекая на то, что я все-таки очень страшна в гневе.

У Вари в Вене все было спокойно. Варя училась, объясняла мне, что она учится, но рассказала пару историй.
- Я вчера случайно отключила свой ноутбук, а когда включила его обратно, вырубилось электричество. Мы с Элей, в полной уверенности, что в одиннадцать вечера в общаге уже пусто, вышли в коридор, чтобы включить все обратно. Подошли к щитку. Эля в длинной футболке, я в не очень длинном пуловере, который слегка прикрывает трусы. Включили. В этот момент мимо нас прошел один красивый малчик, который всегда со мной здоровается, но мы никак не познакомимся. Мы так побежали в Элину комнату. Он мимо шел, смотрел на нашу дверь и ухмылялся.


- О, знаю такую историю. Мы когда жили в общаге на физтехе, малчики приводили разных девочек. Ну там бурная личная жизнь и все-такое. Помнится, как одна такая девочка вышла из комнаты и отправилась в туалет. А это длинный длинный коридор, много комнат, посередине стоит скамейка, на которой все сидят и курят. И туалет где-то там в самом конце, еще и завернуть надо. И вот один малчик привел девочку. Все, кто жил в этой комнате, сидели на лавочке и ждали окончания любовных утех и курили, девочка в длинной мужской рубашке, слегка распахнутой, вышла из комнаты и направилась в туалет. Кроме мужской рубашки на ней ничего больше не было. Курящая скамейка еще пару часов потом обсуждала это событие.

- Вот это да, мама, какие истории ты мне рассказываешь! Ты ничего не сказала о том, что я покрасила челку в розовый цвет!
- Я не заметила. При таком свете это не видно.
- Конечно, не видно. Я вчера красила волосы в розовой цвет. В лифчике и штанах. Услышала, что к общаге на скейте приехал Ярик-белорус, я стала махать ему руками и кричать из окна. Думаю, это было очень нелепо. Но он все равно не услышал. Потом пришел Даня и Иисус, и они обсуждали, где достать наркоту. Если я не ошибаюсь. Но им я не стала кричать. Они ушли. И тут пришла банда красивых скейтеров. Давно мечтала с ними познакомиться. Такое кино в окне. Потом мы с Элей и вином пошли прогуляться.
- Выгулять винишко?
- Встретили еще двух девочек знакомых с вином и виски.
- Они лучше подготовились.
- Стоим, разговариваем. Тут полиция мимо проехала. Мы вспомнили о дистанции. И тут же разошлись на несколько метров друг от друга. Еще Варя Б. мне написала из Москвы. Она вернулась из Калининграда обратно в Москву. Передумала становиться учительницей младших классов и отчислилась из универа. Спрашивала, на какой цикл я собираюсь на Летнюю школу.

- Уверяют, что границы будут закрыты до сентября. Вряд ли будет Летняя школа.
- Кто знает.

Поговорив с деточкой, я пошла варить суп. Позвонила Радеку. Радек поздравил с Пасхой. Рассказала ему, что наша еще через неделю. Помахала рукой Конраду. Конрад что-то там варил. Радек отнес телефон на третий этаж. Поздоровалась с Люсьеном. Люсьен еще что-то веселое станцевал. Но зачем, зачем он так дурацки в последнее время подстрижен. И эта борода.

- Радек, - говорю, - давай, попозируй мне, сейчас все снимают через интернет.
- Я знаю, - говорит. Снимает майку. Я даже несколько картинок сделала, - у нас двадцать пять градусов. Жара. Очень хорошо. Мы завтракаем в саду, занимаемся нашим огородом. Иногда приходят гости. Намедни Бренден с Матеушем приходили. Играем в карты. Устраиваем вечеринки на троих. Я хожу в парк, который в этом старом кладбище около Майл енда. Гуляю вдоль канала.
- Как твой папа? Он же тоже заболел короной?
- Уже получше. Мы с ним переписывались, я ему описывал свои симптомы. И знаешь, что он написал мне - будь аккуратнее, надеюсь, тебе уже тоже получше. Люблю тебя. Люблю тебя? - какого хрена.
Не так давно Радековский папа вдруг заделался гомофобом, наезжал на Радека. Радек очень возмущался: "Представляешь, - говорил он мне, - он был в Солидарности, боролся за свободу. С маленьким мной на руках ходил на манифестации за свободу. А сейчас вдруг заделался таким религиозным, стыдится меня."

- В сложные времена с людей слетает вся шелуха. И они становятся настоящими. Видишь, он тебя любит.
- Ну да, конечно, - кривится Радек.

И тут же Марта написала. Тоже с Пасхой поздравила. А я ей тоже сообщила, что наша через неделю. Что характерно, раньше они меня с Пасхой никогда не поздравляли. Чего только не происходит в эпоху короны.
Марта прислала смешной ролик. Трясущееся окно иллюминатора, и ее английский с сильным испанским акцентом - я буду у вас через час, готовьтесь.
- Смешно, - пишу
- Да, я своему папе отправила этот ролик, написала, что лечу в Марокко. У него паническая атака случилась, - пишет мне Марта
- Бедный папа. Любите вы, каталанцы, друг друга разыгрывать.
- Это да.
Subscribe

  • (no subject)

  • (no subject)

  • (no subject)

    Я по-прежнему, пока у меня еще есть желание и время, снимаю проект пока в никуда "трусы и лифчики". Мне по-прежнему попадаются девушки, которые себе…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments