Iogannsb (iogannsb) wrote,
Iogannsb
iogannsb

Category:
Вздумала позвонить Вариному папе. У которого, судя по голосу, все хорошо.
- Мы, - говорю, - в такой отель заселились. В нигде и вникуда. На краю большой деревни.
- Ну вот, - смеется он, - какой Лондон? Где ты еще такое увидишь?

На ужин сегодня у нас был ролтон - лапша со вкусом курицы. И чай из пакетиков в бумажном стакане, и кекс творожный. И бутылка Соаве на четверых. Так себе Соаве был. Купленный ранее в Пятерочке. Больше ничего по пути не попалось. Но и так спасибо. Когда едешь последних восемнадцать километров по разбитой лесовозами грунтовой дороге, целый час едешь, а солнце уже почти село, и ты не знаешь, где будешь ночевать, и будет ли у тебя что-нибудь поесть в ночи, ступили сегодня, а тут вдруг - счастье, отель "Рубеж" и даже номера есть. И заправка, где есть ролтон и готовы долить в него кипятка. А ты только что в девять утра позавтракал. И съел один пирожок днем в каком-то монастыре. С картошкой. Это ли не счастье?
Ночуем в деревне Ожда. Около тысячи жителей. До Онеги или на лодках или на машине час. По деревне в ночи бродила толпа скучающих подростков. Пока ехали по грунтовой дороге, встретили пять машин. За час. И бесконечные заросли ромашек, пижмы и Иван-чая. И небольшой памятник - здесь были остановлены немцы. Отель "Рубеж". Именно поэтому.
Пустой отель. Мы в двух номерах. В конце коридора трое мужчин в двух номерах. У них шесть полторалитровых бутылей пива на троих. Звали присоединяться. Мы вежливо отказались.
Хотела выйти к машине за водой. Оказалось, нас закрыли в отеле. Видимо, до утра. Пустой отель и закрыли как детей.
Если вчерашний день был полностью вокруг затонувшей Атлантиды - Мологи и окрестных деревень, везде, где мы были, говорили об этом. Сегодняшний он был весь про рубеж. Доты, окопы, музеи боевой славы, памятники неизвестным солдатам. И мхом поросло. И еще несколько монастырей и церквей при погостах.


Проснулись в Тихвине. Зашли в монастырь. Понедельник утро. Пустота абсолютная. Правильный свет. Правильные облака. Удивительная готическая звонница. Колокольчики у церкви какие-то странно-огромные. Маки. Очень уютный монастырь. При выходе парочка нетрезвых мужчин настоятельно требовала денег. Взывали к нашей с Олей совести, уверяла, что вот Иисус всем помогал. Мы были жесткосердными. Позже вышли Злата с Соней и выдали им пирожок с картошкой.

Доехали до Лодейного поля. Прогулялись по парку, дошли до реки Свирь. Сосны, обрывы, песок, Иван-чай. Вода ледяная и прозрачная. Где-то вдалеке баржа плывет. Папа с двумя крошками поднимается по лестнице. Крошка лет пяти с удовольствием стукает своего трехлетнего брата. Он с отчаянием рыдает. Что-то меняется в обществе. Папа берет трехлетку на руки, целует, говорит что-то утешающее.
- А я тебя стукнула, стукнула, - вытанцовывает сестра.
Крошка на руках у папы смотрит на нее грустно.
На краю Лодейного поля - церковь-новодел кораблик. Недостроенная. Смешная. Белоснежная. Купола окаймлены парусами. За ней река. В реке отражения облаков и баржи. На пирсе группка подростков, деловито переругивающихся. Идти приходится через высокую траву. Медовый запах разнотравья. Пастельные оттенки диких трав.

Еще через пару часов - Александро-свирский монастырь. Толпы паломников. Во главе поджарый священник, похожий на итальянца. Молод и хорош собой. За ним штук тридцать женщин в платочках. Вылизанный монастырь. И какой-то бездушный что-ли. Вроде бы ничего такого. Ощущение, что ты тут чужой. В Тихвинском этого не было. Но картинка красивая.
Пройдет время и монастыри будут выполнять, и уже выполняют, туристические функции. Люди будут ездить не столько в поисках Бога, скорее в познавательных целях - история родного края. Пока мы рассматриваем и фотографируем, Соня быстро пишет этюд где-то между монастырем и мусоркой. Я же еще покупаю себе пирожок с картошкой. Вторая еда за день. Хорошо. Ах, если бы от такого образа жизни можно было бы похудеть.

Далее Подпорожье. Мы останавливаемся сфотографировать ГЭС. Мост закрывают и минут тридцать мы в толпе местных граждан и их детей смотрим как разводят мост, как огромный сухогруз медленно заходит в шлюз. Дети резвятся рядом с открытым пространством - навернешься, так уж точно наверняка. Все мы стоим за шлагбаумом с надписью - строго запрещено. Смотрителям все равно.

Мост сводят. Переезжаем мост и оказываемся в Подпорожском кольце. Сначала церковь в Важеге, хотя вот здесь могу ошибаться. Очень симпатичная. И кладбище при церкви. Очень мило, когда вокруг могил нет этих ужасающих железных оградок. На берегу реки. Потом же Свижский погост. Церковь вся в лесах за закрытым забором. Пришлось перелезать. Ужасно, знаю. Но очень хотелось посмотреть изнутри как это выглядит. Руки-ноги пожалены крапивой. Я все еще бодро умею перелезать через заборы. Варин папа считает, что я - симулянт. Когда рассказываю ему, что здесь болит, а там отваливается.

Интернета почти нет. Но иногда приходят вдруг сообщения. То Тим пишет - что, чувствуешь, что застряла в Москве?
- Да, дарлинг, - пишу, - трындец, как чувствую.
И Варя пишет на мое как ты сегодня:
- Супер кайф. Познакомилась с замечательным барменом сербом, который беженец и не любит правительство, и у которого сегодня был день рождения. Ему исполнялось 30.

При въезде в Ожду, когда по ощущениям, что ты уже из этого леса по этой самой пустынной грунтовке никогда не выедешь, висит плакат - в Вологодской области карантин. Кто-то не поленился, залез на верх и приписал от руки *уй вам. И еще разные плохие слова про Путина.
На краю Ожды стоит отель Рубеж, неделю как открылся. Очень приличный отель. А вокруг деревни покосившиеся, где у людей до сих пор туалеты на улицах и нет водопровода.

Ну а потом Соня немножко рисовала закат и здание на заправке - очень картинка американской пустоты - одинокий мотель в странном пространстве в окружении сосен.
Мы ужинали ролтоном и запивали чаем из бумажных пакетиков.
За окном - сосны, ромашки, валуны, слепни и комары. Как-то так. Третий день путешествия.
Subscribe

  • (no subject)

    Разбирали балкон. Мы когда переехали, все книги в сумках-коробках на балкон сложили. Я тут немножко надавила на Вариного папу, что три года таки…

  • (no subject)

    Москва октябрьская чудесна. Если только заставить себя выйти из дома. В центре - суета сует. Тыквы украшают входы в кафе. В ГУМе интересные…

  • (no subject)

    Когда твой собственный уже почти взрослый ребенок, с которым часто бывает непросто, вечные проблемы - отцы и дети, рассказывает тебе про своих друзей…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments